Статья предназначена, сначала, для бизнесменов, которые, в главном — прагматики, т.е. рассматривают любые идеи исходя из убеждений практического внедрения, рассуждая в духе кота Матроскина: не плохая мысль должна пользу приносить. Потому зададимся определенными вопросами: Почему полезно исследование текстов художественных произведений? Какие характеристики этих текстов и какие характеристики бизнеса позволяют относиться к обоим явлениям аналогично? Почему полезно принимать бизнес так же, как мы воспринимаем тексты художественных произведений?
Определение понятий
«Художественным текстом» станем именовать не только лишь текст письменный либо устный, да и всю совокупа явлений, способную оказывать художественное воздействие на того, кто способен ее воспринять как совокупа явлений. Вправду, что только не оказывает на нас этого самого воздействия: и книжка и музыка и спектакль и вид из окна и эти глаза напротив, не говоря уже о ПБУ Восемнадцать и налоговый кодекс. Вобщем, как обычно, выбор за нами: говоря языком гештальтпсихологии, что считать фигурой, а что фоном — личное дело каждого. К гештальту мы еще вернемся, а пока будем исходить из того, что слова «художественное воздействие» не нуждаются в пояснениях.
Фактически, отказ от последующих пояснений и есть одно из бессчетных параметров текста. А каждое свойство, в свою очередь, можно представить как некоторый инструмент, настраивая который и играя на котором, можно достигнуть подходящего звучания всего оркестра. К примеру, мы даем задание собственному сотруднику либо рассказываем клиенту о предлагаемом продукте. В обоих случаях уровень детализации текста определяется нашими представлениями об ожидаемых разъяснениях. Т.е. мы исходим из того, что сотрудник и клиент знают довольно, чтоб без помощи других восполнить неминуемые пробелы нашего текста. Ошибившись в собственных представлениях, мы можем вызвать или недоумение, когда наш собеседник просто не осознает о чем речь идет, или раздражение и даже обиду, если он считает, что мы принимаем его за остолопа. Потому в схожих ситуациях, стоит задать для себя несколько вопросов: из каких собственных представлений о заниях собеседника я исхожу в данной ситуации? Что он может помыслить на основании этого текста о моих представлениях касательно его интеллектуальных возможностей? Имеет ли для меня значение, что он задумывается по этому поводу, т.е. по поводу моих представлений о нем?
Свобода выбора и игра
Таковой подход предполагает, что обе стороны имеют возможность выбирать. Можно даже сказать, что они обречены на выбор. Читатель выбирает и гадает, что все-таки будет далее, а выбор повествователя — бросить за читателем право домыслить продолжение либо лишить его этого права либо даже ввести читателя в заблуждение либо незнание. Т.е наш выбор состоит в том, даем ли мы возможность читателю без помощи других прийти к некоторым выводам, формулируем ли мы выводы сами либо, в конце концов, оставляем читателя наедине с полной свободой выбора. Тем, кто занимается обучением персонала, либо конкретной работой с клиентом, отлично понятно, что идеальнее всего усваиваются познания, приобретенные в итоге самостоятельных раздумий, а более убедительными клиенту представляются те выводы, к которым клиент приходит сам. Хотя бывают и такие ситуации, когда нужно сказать готовое решение либо напротив, бросить вопрос нерешенным до наилучших времен. Это, снова, же, характеристики текста, которые лучше уметь держать под контролем либо, пользуясь метафорой оркестра, на которых нужно уметь играть.
Игра состоит в том, что при должном навыке, мы можем разными методами изменять разные характеристики текста, т.е использовать художественные приемы, стиль, тем формируя образ нашего примерного читателя, того, на кого, в эталоне, и рассчитан наш текст. Другими словами, стиль — это подробная аннотация для примерного читателя, это набор требований к его умственной конфигурации. А сейчас спросим себя: является ли бизнес творческой деятельностью? Зависят ли наши денежные результаты от того воспоминания, которое мы производим на тех, кто оплачивает либо должен, по нашему предположению, оплачивать предлагаемые нами продукты и услуги, т.е. клиентов? Принципиально ли для нас выстроить собственный бизнес так, чтоб он создавал определенное воспоминание на определенных людей? Если на все эти вопросы мы отвечаем Да, то размышляя над тем, каковой нрав взаимодействия текста и читателя, какими средствами пользуется создатель, создавая текст с данными качествами и каковы, фактически, эти характеристики, мы, тем, тренируем, настолько нужный для ведения бизнеса, навык генерации и восприятия целесообразных т.е сообразных целям, структур. И художественный шедевр представляется симпатичным примером творческого внедрения таких структур, полезным, в том числе, конкретно за счет собственной привлекательности.
Структуру художественного шедевра — в бизнес!

Само понятие структуры предполагает независимость ее от контекста, в каком эта структура проявляется. Это позволяет транспонировать идеи, смысл и характеристики текста художественных произведений в контекст бизнеса подобно тому, как мелодия транспонируется из одной тональности в другую. Заменим слова «автор», «текст», «читатель», соответственно, на «предприниматель», «бизнес», «клиент». А поточнее — добавим одни к другим. Получится примерно последующее.
То, как мы ведем собственный бизнес, представляет собой набор требований к нашему клиенту, т.е. моделирует его образ. Куцее слово «ведём» содержит в себе нескончаемое количество параметров, качеств, атрибутов, мелочей, которые и образуют наш уникальный стиль. Он поневоле неподражаем, как неподражаемы тексты на одну и ту же тему. В этом смысле все компании клиенториентированы, т.е. нацелены на собственный тип клиента. Вопрос исключительно в том, есть ли такие типы, а если есть, то как им сообщить о для себя. Естественно, метод, которым мы будем давать им это знать, представляет собой просто декларацию наших представлениях о их. Создание стиля — дело творческое, т.е. совмещающее внутри себя технологическую, профессиональную, контролируемую, измеримую составляющую и то, что неизмеримо, не поддается формулировке, а определяется только талантом и человечьими свойствами создателя, а, поточнее, творческого коллектива. В этом и заключена потаенна творчества: вроде и правила все известны, и в то же время еще кое-что требуется, не считая правил, для сотворения реального текста. А где потаенна — там и шанс!
Стоит только держать в голове, что текст обладает двухсторонним творческим действием: клиент, по мере усвоения аннотации, заложенной в стиле ведения бизнеса, принимая правила нашей игры, сам делает образ того, кто эти правила вымыслил, т.е. создателя. Другими словами, бизнесмен и клиент в итоге совместной творческой деятельности, один — задавая правила игры, другой — принимая эти правила, взаимно обуславливают друг дружку. Текст существует только в той мере, в какой существует примерный читатель, который его читает. Так же и бизнес существует в той мере, в какой его в состоянии воспринять клиент. Бизнес существует на фоне клиента, создавая его профиль, подобно тому как неважно какая фигура существует только относительно окружающего ее фона. И здесь самое время вспомнить о гештальтпсихологии. Обратимся к ней, как к тексту, посвященному творческому взаимодействию частей, образующих единое целое.
Наш друг — гештальт
Согласимся, навряд ли найдется тот, кто в состоянии управлять всеми своими качествами и проявлениями. Просто так как внимание останавливается только на том, что на этот момент человеку любопытно. Это и есть фигура, которая существует на некоем фоне. Если вы желаете пить, то стакан воды посреди возлюбленных блюд, покажется фигурой на фоне еды, а голодному кинется в глаза пища. Потому так принципиально ясно представлять для себя, что для клиента на этот момент представляет больший энтузиазм. Лучше, что бы это было конкретно то, что нам необходимо. А это, непременно, художественная задачка: представить картину и сделать ее, пользуясь набором красок. Для собственного решения она просит творческого состояния, когда полный контроль над ситуацией смешивается с неосознаваемой спонтанностью. Личный случай сотворения таковой картины — так называемое, выявление потребностей во время реализации, когда в итоге совместного творчества торговца и покупателя, процесс выявления потребностей становится неотличим от процесса их формирования.
Для того, чтоб держать под контролем ситуацию и получать наслаждение от этого контроля, гештальт-подход предлагает сосредоточить свое внимание не на том, "что", а на том, "как" происходит событие «здесь и сейчас». Отказ от рефлексии, от вопросов, связанных с вероятными причинами и последствиями происходящего, открывает наши творческие возможности к наблюдению и описанию самой ситуации, т.е. тех частностей и мелочей, которые и делают общую картину. В гештальтпсихологии это именуется пониманием происходящего. Как произносится то, что говорится, с каким выражением лица, тоном голоса, с какой жестикуляцией, с каким чувственными реакциями, и с какими обмолвками, с почтением, либо неуважением к другому человеку — все эти «мелочи» и определяют стиль коммуникации. Конкретно стиль делает текст художественным, устанавливая двухстороннюю связь меж создателем и читателем, бизнесменом и его собеседником. Процесс описания происходящего делает нас хладнокровными свободными творцами. Ситуация становится декорацией для нашей игры, а не наружными обстоятельствами, которые определяют наше поведение. Пример продуктивности такового подхода — работа с рассерженным клиентом, когда основная задачка — сохранить хладнокровную благожелательность, преодолеть искушение ввязаться в спор, дать отпор, сказать чего-нибудть «в лицо».
Колесо удовольствия
Одним из критерий удачного ведения бизнеса есть отношение участников к процессу. Его можно обрисовать словами «приверженность» либо даже «страсть». Это относится как к руководителям, принимающим управленческие решения, так и к персоналу, выполняющему свои обязанности. Ведь если мне нравится то, что я делаю, я смогу делать это отлично, а удовлетворенность от того, что я сделал это отлично еще более наращивает наслаждение от того, что я делаю. Так замыкается колесо удовольствия работой, которое позволяет очень сберечь на борьбе за дисциплину и увеличение компетентности персонала. Понимание необходимости непрерывного самообразования становится в данном случае потребностью, ублажение которой — нужное условие продуктивной работы.
Людские свойства управляющих и персонала, отношение их к работе и к окружающим — это сейчас практический инструмент заслуги бизнес-целей, массивное орудие в конкурентноспособной борьбе. Потому такое значение имеет то, что можно именовать стилем работы, другими словами текста, который создается и читается в каждую минутку хозяйственной деятельности. Определение этого стиля становится решающим и при подборе персонала. При всем этом предполагается, что первой должна обусловиться сама с собой принимающая сторона.
От Сократа к Коллинзу

И здесь появляется вопрос о самоопределении как таковом. По этому поводу советы профессионалов гештальтпсихологии фактически совпадают с воззрением профессионалов по анализу художественных текстов и философа Сократа. Не откажем для себя в наслаждении привести их прямо тут и на данный момент.
«Имеются два пт, являющихся для гештальта только необходимыми. Какой-то из них заключается в том, что вы уже понимаете все, что необходимо для того, чтоб вести удовлетворяющую вас, счастливую, инициативную жизнь». (Фриц Перлз, психолог)
«Получается, что в человеке, который не знает чего-то, живут верные представления о том, чего он не знает? … А сейчас эти представления зашевелились в нем, как будто сны. … А так как и в то время, когда он уже человек, тогда и, когда он им еще не был, в нем должны жить настоящие представления, которые, если их разбудить вопросами, становятся познаниями, не все ли время будет сведущей его душа?» (Сократ, философ)
«…чтобы стать неплохим читателем, нужно стать неплохим писателем. Это последнее выражение потрясающе передает нерасторжимую диалектическую связь меду создателем и примерным читателем. В этой диалектике нам надлежит следовать наставлению дельфийского оракула: узнай себя самого. А так как, как припоминает нам Гераклит, «Бог, чей оракул в Дельфах, не гласит и не прячет, но показывает знаками», то зание себя беспредельно ибо воспринимает форму нескончаемых вопросов» (Умберто Эко, семиотик).
Добавим, что слова «Познай самого себя» взяты эпиграфом к центральной главе книжки Джима Коллинза «От неплохого к великому». В ней говорится о том, что для заслуги величавых результатов принципиально относится со страстью к тому, что ты делаешь. Для этого требуется совершенно точно ответить «Да» на вопрос: мое ли это дело, которым я занимаюсь? Что, в свою очередь, подразумевает ответ на другой вопрос «Какое оно — мое?». Фактически, советов профессионалов по этому поводу две:

  1. Спрашивай себя о для себя. Этот процесс настолько же нужен, сколь и нескончаем.
  2. В для тебя все есть, что для тебя вправду нужно.

Бизнес — это мир, в каком есть смысл
В заключение — еще два суждения в пользу того, что читать художественные произведения и относиться к бизнесу как к художественному тексту — полезно для бизнесмена. 1-ое связано с тем, что мир художественного произведения как и мир бизнеса, невзирая на бесконечность собственных параметров, все таки имеет определенные очертания. Это означает, что изучая эти миры, постигая их стиль, а вкупе с этим и самих себя, мы можем ограничить количество обращенных к для себя вопросов и выяснить о для себя нечто определенное, хотя бы как читатели. Реальный мир еще наименее подходит для этой задачки, ввиду нашего незнания о его бесконечности и ограниченности. И очередное. Отношение к бизнесу как к художественному тексту, удовлетворяет нашу потребность в обретении смысла происходящего. Ведь смысл может быть найден только при допущении, что кто-то его в этот текст вложил. По отношению к нашему бизнесу мы можем знать это наверное. Чего нельзя никак сказать про остальной мир.