Налогоплательщики, использующие в собственной работе «однодневки», все почаще используют для сокрытия нелегальных схем организации-«прокладки».
Связывающее звено
О фирмах-«однодневках» знает каждый, кто имеет отношение к уплате налогов. Они есть только на бумаге, а по сути не ведут реальной деятельности. На сегодня в Москве официально записанно более Один млн. коммерческих организаций, из которых более 600 девяносто тыщ или не отчитываются перед ФНС, или предоставляют нулевые балансы. Многие из их и являются теми фиктивными фирмами, которые позволяют компаниям получать безосновательную налоговую выгоду либо совершать нелегальные сделки.
Фискалы знакомы с этой статистикой. Потому повсевременно улучшают способы пресечения нелегальных сделок. Как объясняет юрист «Инвесткафе» Олег Малкин, в ближайшее время компания по борьбе с «однодневками» набирает обороты. ФНС сформированы признаки фиктивных компаний, по которым любая организация должна проверить контрагента перед заключением договора, существует судебная практика, и складывается она не в пользу юридических лиц: налоговая выгода может быть признана безосновательной, если инспекторами будет подтверждено, что компания действовала без подабающей осмотрительности при выборе напарника.
Сейчас уже нереально работать "отмывать средства" впрямую. Желающие избежать уплаты налогов выдумали новый и, кстати сказать, очень действующий метод обойти закон – пользоваться услугами так именуемых «прокладок» – организаций, выступающих связывающим звеном меж компанией и фиктивной компанией. Таким макаром выстраивается ряд посредников, в каком честный налогоплательщик, находящийся на одном его конце, не заключает впрямую договоров с «однодневкой», расположенной на другом конце цепочки.
Интригующе, но нелегально
В отличие от «однодневок», буферная компания, обычно, платит налоги, хотя и в наименьшем размере, имеет кабинет, который совпадает с юридическим адресом, а ее учредитель – реальное физическое лицо. Деятельность таковой организации состоит в том, чтоб пропускать через себя денежные потоки. Биться с «прокладками» очень трудно, потому что формально они не нарушают закон.
«Принцип работы и прост, и сложен, – ведает старший юрист компании «ЮриКо» Лена Павлова. – Существует снаружи рядовая компания, реально занимающаяся делом. Она в состоянии пройти проверку налоговых органов. На 1-ый взор, все дела, которые будет иметь эта организация с хоть какой другой, носят полностью легитимный нрав. Но на определенном шаге в процессе работы возникает «однодневка», на которую и приходится большая часть налоговой нагрузки. Чтоб «очистить» все средства, которые проходят от фиктивной конторы, они должны быть проведены в среднем через три фильтрующих компании. Налоговые органы инспектируют на добросовестность не только лишь контрагентов компаний, да и тех, кто снабжает их поставщиков, но поглубже 3-х уровней заходят не так часто».

Использовать «прокладки» можно разными методами, но хоть какой из их связан с нарушением закона. Самой всераспространенной целью сотворения фирм-посредников является получение наличности. Свободные средства необходимы – это теорема. Но все расходы нужно учесть, а ведь так интригующе обойтись без этого! И компания покупает у «однодневки» продукт. По сути продукта нет, фиктивная компания принадлежит этим же людям, что и основная, а сделка существует лишь на бумаге. Средства переводятся на счет «однодневки», а назад они ворачиваются в виде наличности. После получения средств компания бесконтрольно может использовать их на любые цели: выплаты заработной платы в конвертах, откаты, подкуп, и даже невинные сувениры партнерам.
Еще одним всераспространенным методом внедрения буферной конторы является вывод средств из страны в оффшоры. Организация покупает продукт либо услугу у «однодневки», счета которой находятся в подходящей денежной зоне. По сути фиктивное предприятие принадлежит главным собственникам компании, и чтоб «замести следы», в ход идут «прокладки».
Есть и другие примеры. «Представьте, что у компании есть актив, не совершенно честно обретенный, – ведает директор Центра поддержки предпринимательства Столичной торгово-промышленной палаты Светлана Андрианова. – «Прокладка» его выкупает, проводит по цепочке посреднических компаний и реализует основной компании, которая таким макаром становится «добросовестным приобретателем», и забрать у нее данное имущество нереально даже по суду».
Бывают случаи, когда предприятие вначале заключает много непонятных операций, к которым по определению возникнут претензии налоговых органов либо они вначале нелегальны. Для чего вешать все это на основную фирму? Можно налоговые обязательства переложить на «однодневку», вести сделки от ее имени, а позже кинуть, не заплатив налоги. Но связь с однодневкой рискованна, и здесь снова необходимы посредники.
Рискованная сделка
«Такие организации – ходовой продукт. Собственники нередко совершают сделки с рисками, – гласит Светлана Андрианова. Чтоб избежать наказания со стороны инспекторов, требуются посреднические компании. Обычно компания употребляется единожды, а позже просто «висит» у собственника для надежности. Дело в том, что сотрудники ФНС имеют право инспектировать деятельность организации за последние три года. Потому хозяева основной конторы и сохраняют «прокладки» на этот срок, чтоб обеспечить видимость законности ведения бизнеса. По оценкам профессионалов, средний «срок жизни» таких компаний составляет 8–12 лет.
Без помощи других создавать фирму-посредника – непроизводительно: много картонной волокиты. Потому ее легче приобрести. «Чистоту» такового приобретения не может гарантировать никто, но для работы особенные «подробности» из прошедшего компании не существенны. В большинстве случаев основной недостаток заключается в наличии долгов. Эта деталь не является предпосылкой санкций в отношении контрагента, который работает с фильтрующей организацией. Потому буферные конторы после их использования просто продаются и пользуются огромным спросом.
В согласовании с законом
«Проблемой для предприятия, работающего с «буфером», может стать срок жизни последнего, – гласит Лена Павлова. – По закону такая компания должна существовать еще как минимум Четыре года после того, как вы перестанете с ней работать». Потому главные организации выкупают «прокладки» в собственность, чтоб обеспечивать их жизнедеятельность: впору сдавать отчетность и отчислять налоги. Если посредник не попадает в зону внимания налоговых органов, ее можно перепродать либо использовать поновой.
Схемы с внедрением «прокладок» скрывают следы злодеяний, и все таки они достаточно рискованны. Для выявления таких компаний потребуются значительные издержки на аналитическую работу, исследование и раскручивание схем сделок, операций с активами, с толиками и акциями. Завлекать к таковой работе нужно профессионалов в корпоративном праве, которых на рынке не так и много. Но всегда есть возможность, что налоговые инспекторы докопаются до сущности, сумеют проследить весь путь движения продуктов и в конце концов выйдут на связь основной организации с однодневкой.

Нужно верно осознавать: связываясь с компаниями-«прокладками», неважно какая, даже самая добросовестная компания нарушает закон. И блюстителям порядка понятно о дилемме буферных компаний. Потому ее решение – только вопрос времени.