Штатских штафирок это наверное покоробит, но роль в войне окупается совсем не чувством исполненного долга, а возможностью удовлетворять две принципиальных потребности — ресурсной и репродуктивной. Оставшиеся в тылу семьи с нетерпением ожидают пополнения имущества за счет трофеев — сущность награбленного, и с осознанием относятся к утолению сексапильного голода кормильцем, который при случае не упустит способности изнасиловать подвернувшуюся бабенку на захваченной местности. Для реализации этих затей, воякам дано право убивать людей, что фактически и необходимо устроителям войны. Религии глядят через пальцы на полное нарушение заповедей. Войны необходимы. Это неотъемлемая часть цивилизационного развития.
В один прекрасный момент в самом начале военной карьеры, еще в военном училище меня потрясло откровение 1-го мудрейшего полковника: в мирное время войны необходимы для испытаний новых образцов вооружения, отработки новых тактических схем, также обкатки войск и военных. В те времена Русский Альянс вел войну в Афганистане, а армия США закисала без войны, с вожделением ждя будущих «Бурь в пустыне». Соблюдающая приличия Франция решила вести войну чужими руками, рекрутируя наемников в Зарубежный французский легион. Но иноземцами были только бойцы. Командирами оставались кадровые офицеры армии Франции.
Во всех без исключения войнах без усилий находится общий мотивационный знаменатель: война — это источник доходов для рядового состава. После взятия городка он отдавался на пару дней на разграбление. Нет смысла осуждать то, что сложилось за тысячелетия, и может быть, имеет еще больше древнейшую антропологическую историю жизни высших приматов и первых гоминидов. Любопытно совсем не это. Заслуживают рассмотрения мотивы рядового состава, и совсем не для осуждения, а для проведения параллелей с мотивацией рядового работника среднего предприятия.
Выходящий, как на поле боя, в ресторанный зал официант со страстной надеждой озирает перспективы ограбления гостей, прикидывая, кто даст больше чаевых, кому можно реализовать залежалое и как он прирастит свою заработную плату, предлагая испытать новинки, так как обладатель делится с официантом процентом от выручки. Разогреть мотив до кипения там, где он основан на ресурсной потребности — деньгах — нетрудно. Трудовой интерес зашкаливает. Обе стороны довольны делами и друг другом — официант больше зарабатывает, обладатель собирает больше выручки. Но есть неувязка.
Официант начинает выбирать для грабежа гостей пожирнее, блюда подоходнее, оптимизируя реализации под себя и свои потребности, но совсем не во имя интересов обладателя, который глядит еще обширнее и хлопочет о маркетингово нужной репутации заведения. С некого момента балом начинают править официанты. Палка оказалась о 2-ух концах. Боец не должен выбирать деревню для разграбления, так как не лицезреет картины боевых действий, но право грабить и насиловать у него отбирать нельзя — он будет вяло вести войну и скрываться от пуль. Нет мотива.
И здесь вдруг обнаруживает себя мудрость командующего. Он ставит перед войсками непосильные задачки — взять отлично укрепленный город, выйти на предел, форсировать водную преграду и все это в кратчайшие сроки, к какой-либо памятной дате. И все это премируется призом — излишним деньком грабежей либо концертом агитбригады, в которую преднамеренно включены красивые артисточки.
Эти необыкновенные аналогии приходили мне в голову в процессе обсуждения на совете директоров новых мотивационных схем. Обладатель настаивал на том, чтоб к проценту от выручки, причисляемому к окладу работника, была добавлена возможность получения приза за выполнение плана по выручке, поставленного обладателем. Мудро! Боец не должен выбирать деревню для разграбления, да и не должен лишаться права на это. И вкупе с тем, боец должен наступать в том направлении, которое выбирает командующий.
Особое почтение вызвала ремарка обладателя о том, что план он будет ставить таковой, что выполнение его не будет обыденным делом. Морковка перед осликом будет почаще висеть на веревочке, чем съедаться. План и приз за его выполнение сохраняют управление войсками. Планами можно направлять войска в подходящую, хотя и не прибыльную рядовому составу сторону — план продаж новинок либо плохо покупаемых продуктов принудит торговца продавать.

А ремарка владелицы просто вызвала восхищение. Не считая рядового состава еще есть младшие командиры — управляющие ресторанов в сети. Их доходы от результатов работы подведомственных ресторанов — процент от выручки и приз — должны быть выше, чем у рядового состава. Они должны быть кровно (в смысле экономически) заинтересованы подгонять и пинать персонал ко все большей выручке, но в особенности в тех областях, где выручка не прямо связана с действиями персонала, к примеру, в вопросах чистоты и порядка в ресторане.
Чтоб сохранить ниточку связи управляющих ресторанами с обладателями можно было бы ввести необыкновенную мотивационную меру — премию хозяев, которую они дают управляющим, если те повеселили их, старались, выказали преданность и лояльность. Меркантильный комментарий открывает секрет — суммы таких премий могут быть маленькими. Это, быстрее, символ признания и свидетельства роста статуса по сопоставлению с другими управляющими. Это работает, хотя и относится к другому уровню потребностей — соц.
Мотивация… Мотивация и бойца, и официанта — это то, что у их в голове. Мотивация — это ожидание ублажения потребности в обмен на действие и поведение: на труд, результаты труда и лояльность. А еще мотивация — это то, в каком состоянии находится человек, как он себя ощущает. Что ощущает боец, поднимаясь в атаку, чтоб вышибить из деревни врага? Вожделение и ужас. «Хочется и колется!». Вожделение либо потребность должны быть в фазе неизменной неудовлетворенности. Ужас должен повсевременно висеть домокловым клинком.
В том-то и хитрость премии, что закон разрешает ее не давать совсем. Это оклад вытащи да положь. Вот и рисуется прекрасная мотивационная схема: маленькой оклад + премия как процент от выручки + приз за выполнение плана + штраф как понижение либо лишение премии. К набору пряников добавился кнут. Все это, естественно, добавляет морок менежменту, но игра стоит свеч.
И в итоге кое-что из высшего пилотажа. Если мотивационная схема, основанная на ресурсных, другими словами базисных физиологических потребностях потребностях построена и работает, то что далее? С течением времени жизнь отфильрует персонал, и останутся те, кто должен остаться. Стаж их работы на одном предприятии будет расти. Самое время включать другую мотивацию. В базе новейшей мотивации лежат социальные потребности: принадлежать к предприятию как к группе людей и расти на предприятии — строить карьеру. При всем этом ресурсная потребность как база для мотивации равномерно сходит на нет, другими словами платить за усердие больше не надо. Подробнее об этом в моей книге «Мотивация персонала» (хотя нужно бы именовать «Дармовая мотивация»). Напишите, если заинтересуетесь.
Несколько оправдательных слов. Так вышло, что идея о мотивации и военные метафоры к ней появились в моей голове намедни праздничка. Это никак не связано. И все таки, я не привязываю георгиевскую ленточку на антенну автомобиля, не пишу на заднем стекле машины глупости типа «Спасибо деду за победу» либо «На Берлин!», хотя свою войну я вел и там, я вообщем не прусь от патриотического настроения и не буду надевать старенький китель с орденами и медалями… так как вел войну.
Моя миссия в другом — продвигать просвещенный менеджмент на замену пещерному управлению. Вот тут — безвозмездно, и мне не жаль — можно получить набор авторских видео, аудио и текстов о разработках управления персоналом: http://www.akademrus.com/?page_id=58. Всего только в обмен на адресок, чтоб я позже заспамил вас письмами в каких буду предлагать все новые технологии управления, так как это моя миссия, и в этом я подобен лесковскому Левше, который орал, предупреждая о том, что ружья чистить кирпичом нельзя.
Войны не сделают наш мир лучше. Мир станет лучше, если им лучше управлять.