Представьте, что есть кто-то, кто Для вас очень не нравится. Ну просто вытерпеть его не в состоянии.
Но штука в том, что Вы его не только лишь терпите, но ещё и любите.Вот когда Вы позволите обожать для себя тех, кого просто ненавидите, именно тогда начинается реальная жизнь.
Но, если Вы поглядите вокруг, то обнаружите незначительно иную действительность, где тех, кого Вы ненавидите, от тех бежите и связи разрываете. Так ведь?
Но сущность в том, что высшим приматам дана способность, которой нет ни у 1-го животного. Эту способность можно именовать "подставой" самого Бога против человека. Нам дана способность управлять связями меж сознанием и безотчетными процессами, но не ими самими.
Посудите сами — сознание уже программка, цель которой уже задана и будет выполнена. Опережение меж тем что решили типо Вы и тем, когда было принято решение составляет 5 до 50 мл.с.
Опережение — это то, что уже есть и уже конструируется в реакцию до того, как Вы принимаете решение. И я Вас не прошу в это веровать либо, поточнее, веровать мне. Разумеется, я недостаточно авторитетен, что бы мне веровать, как все мы верим тем, кто сделал величавые открытия за нас. Но мы их не делали. И всё же, мы верим им, что земля круглая и есть группы крови и мельчайшие организмы. И поболее того, если не верим, то вряд ли нас посчитают сейчас нормальными. Но тогда было всё напротив. Ах так любопытно изменяется действительность.
Итак, мы не можем управлять сознанием и не можем управлять безотчетными процессами, на то они так и выражены, словом "безотчетные". Так что все-таки мы можем?
Мы можем оказывать влияние на действительность через связи меж сознанием и безотчетным. Мы и есть то, что находится на стыке меж сознанием и безотчетным. Человек стоит меж "Я" и "Это". Человек и есть тот, кто мог бы определять качество и количество связи меж ними, не являясь при всем этом ни тем и не этим.

Если мы представим триангуляцию отношений, то человек это тот, кто может занять место меж субъектами взаимодействия.
Когда собака лижет котёнка, либо птичка играет с кошкой, которая не глядит на неё как на пищу, то кошка, вдруг, не может понять, что она кошка, а птичка того, что играет она с тем, с кем играть-то ей и не неопасно совершенно. Другими словами, то что мы смотрим меж домашними животными либо теми, кто побывал в искусственной среде, это механизм приспособления. И если б вдруг птичка поняла, другими словами имела возможность к рефлексии либо самонаблюдению. О, мы бы имели дело уже не с птичкой, а с человекообразной птицей.
Итак, сущность в том, что бы было может быть получить разрядку желаний психологическим путём.
Что пишет в собственной книжке "Эгоистичный ген" Ричард Докинз?
"Основная идея этой главы состоит в том, что каждый данный ген, может быть, способен помогать своим репликам, находящимся в других телах. В таком случае можно гласить о некотором личном альтруизме, обусловленном, но, эгоистичностью гена."
Итак представим, что нечто целое, имеющее одного предка, было разбито на огромное количество частей. Само по себе это "целое" лишено было бы способности быть эгоистичным либо альтруистичным, потому что было началом всего. Хотя Докинз гласит о гене, как об абсолютном эгоисте, не ведающим ни каких сентиментов. Отсюда возникает тенденция к гомеостазу, как изначальному желанию возвратиться в первоначальное состояние начальной целостности.
И вот начался процесс. Итогом которого, как это не феноминально, становится существо, с таковой колоссальной внутрипопуляционной злостью и соответственно сексуальностью, которым ни обладает ни один из видов, и которые создавала природа ранее.
Сущность её цели в том, что только то существо, которое будет способно управлять своей системной интеграцией, другими словами будет иметь способность к самоосознанию, могло бы сделать нужную среду для сохранения целостности гена, потому что он мыслит себя источником жизни в её целостности. Но неувязка в том, что такое понимание так же сразу является и созданием провокации для отказа от цели жизни.
Двойственность людской психики — это способность переносить в генах информацию в размерах филогенеза, а на уровне онтогенеза обдумывать свою конечность, которая относится к некоторому Self, хорошему от цели гена. Так что дав человеку сознание, которое призвано только делать одно — уводить человека в сторону от цели жизни, природа задала нам не ординарную задачу, ответ которой заключается в возможности на психическом уровне уравновесить и сбалансировать энергию, часть которой ориентирована на разрушение либо погибель, а часть на созидание и жизнь. При всем этом энергию эти ни каким образом нереально мыслить в категории дихотомии либо двойственности.
Что все-таки при всем этом вышло?

Итак, наш мир вроде бы спроецировал "эгоизм" гена, проявив его в порциальных объектах исходя из убеждений его своей целостности, что вызывает у нас стойкое чувство изначального зла в самом человеке и его сути, в его тёмных первичных, одичавших влечениях. Если человек считает, что он вырван вроде бы из общей системы жизни и не соображает, как соотносится с её общей целью и концепцией, то создаёт свою свою неверную цель и концепцию, тем только препятствуя цели своей генной программки, что обостряет его чувство непереносимости других объектов в психологическом смысле, при всем этом всё более совершенствуя и уплотняя своё собственное неверное "Я". Все коучинги, вся финансовая парадигма употребления и его стимулирования, огромное количество пси-систем, ориентированы лишь на укрепление нашего неверного Self. При всем этом возрастает и качество этого неверного Self за счёт способности неоднократного роста информационной передачи.
Человек в массовом порядке выпадает из действительности, а новые поколения пытаясь возвратиться к программке жизни, с каждым разом теряют шанс на то, что это им получится, потому что им придётся преодолеть более большущее число человечьих иллюзий в отношении представлений о цели жизни и действительности, практически в одиночку становясь всякий раз против системы.
Итак, ворачиваясь к идее природы, человека можно было бы сопоставить с мощным трансформатором, который бы дозволил бы гену, разбитому уже в Семь млрд тел, начать интеграцию, позволяющую ему сохранить себя и пронести через изменяющуюся среду. Человек был сотворен совсем не для того, что бы миллионами душить друг дружку. Разум был дан ему для того, что бы исполнить цель наших генов, которые, как мы осознаем, являются единым организмом, который уже живёт многие миллионы лет. Это как сделать ассистента, который бы служил моей же цели.
Свойство этого "трансформатора" можно было бы выразить, как не способность обожать, совсем нет, как способность обожать через изначальную и тотальную ненависть.
Людская ненависть друг к другу, это проекция неверного Self, цель которого в самодостаточности субъекта.
Но сейчас мы точно знаем из законов физиологии, что "общая сумма устройств, возвращающих от рационального уровня итог, с излишком преобладает над отклоняющими механизмами".
А. ребёнок человека тотально зависим от родителей в способности выживания.
Б. Меж развитием речи и его представлениями и чувствами существует диахрония в Один примерно год.
Мы созависимые существа, погибель к которым приходит в одиночестве.
Мы просто по определению не можем быть самодостаточными ни в одном варианте. Но в своем культурном пространстве и целях, стремимся конкретно к независимости от других, что является абсолютным противопоставлением жизни и обрекает нас на погибель и кризис во всех областях.

1-ое, что сделает природа, она создаст прецедент регрессии для массового неверного Self, что бы возвратиться к более устойчивой позиции предшествующего состояния, как это и происходит с каждым субъектом в отдельности.
Задачка каждого из нас, кто стремиться хоть что-то выяснить — распространять информацию, для вероятной мягенькой корректировки целей людского поведения, что бы регрессия не была фатальной для вида в целом. Конкретно по этой причине, каждому художнику нужно признание, которого он отыскивает, а не создание препятствий, где, дескать, только Спартанцы выживают.
Нет — Спартанцы были уничтожены обычным развратом — средствами, вседоступными дамами и вином.
Любовь очень непростая штука, потому что намертво привязана к ненависти этой двойственностью, которая, как мы узнали, заложена в сравнении филогенеза и онтогенеза, выставленные, как геном с единым предком, так и субъектами, любой из которых несёт часть этого разбитого предка. И этот предок стремиться опять быть целостным, преодолевая время и место, преодолевая наше сопротивление, сопротивление сознания и в добавок и культуры и неверного Self, которое в сопоставлении с его силой, как песочный домик на берегу океана. Чем больше наше сопротивление, тем огромную боль мы обязаны будем испытать, потому что не стенка разбивает нам голову, а голова разбивается о стенку, у которой никогда не было такового намерения по отношению к нам.
Когда человек понимает, что терпеть не может собственных противников из за того, что не может их обожать, как ему по сути хотелось бы, ему приоткроется потаенна его собственного "Эго".
"Ego – слуга 2-ух господ. Какой-то из них – Id. 2-ой – инстанция, появившаяся в итоге установки норм и требований социума, нареченная Фрейдом Super-Ego."
Потому, стоит осознавать, что чувство проекции сути безотчетного во окружающий мир, проекция эго-гена либо начального предка самой жизни, ни коим образом не является сутью того, что мы осознаем под словом "субъект" либо "человек".
Осознавая это, мы смогли бы перескочить через нашу неверную тождественность, позволив для себя обожать других и не жить в аду по Сартру. Я больше чем уверен, если б подобные представления о жизни могли быть институциональными, нам не пришлось растрачивать столько сил, защищаясь друг от друга? Нет, от своей ошибки в представлении о жизни и её цели и о самих для себя. Мы не лицезреем и не слышим глас нашего предка, глас, который был когда то директивным, как абсолютный инстинкт. Который позже пришел к нам через дерективу веры в абстрактный абсолют Богов и трансформировался в единобожие. Но уже имел отношение к внутренним процессам нашей психики.
Мы, на 100% однообразные на стадии зиготы, выясняющие о том, кто прав, а кто нет, кто более достоин, а кто наименее, мужчины либо дамы, та либо другая раса. Всё это само мало не докладывает о наличии и признаках людского разума. Может быть, о каком-то переходном периоде меж человекообразным и человеком? Это быстрее.