Известна ли для вас игра «Почему бы для вас не, да но…»? Эту игру, Э. Берн обрисовал одной из первых. У М. Литвака она описана в книжке «Психологический вампиризм», как игра Немощной личности. Припоминаю, игра человеком не осознается.
Сущность: человек опасается принять решение и нести за него ответственность. И типо просит совета у более опытнейших людей. Люди начинают давать ему советы. Но на каждую из их у него находится отговорка, почему он ее принять не может. В конечном итоге, советчики уходят от него раздраженными. А он остается победителем. Он обосновал всем вокруг, что его неувязка самая непростая, и никто решить ее не может. Но фаворит он тактический. Стратегически — он достигнул собственного уровня личной некомпетентности. И он в психическом сценарии*.
Как это смотрится в кадровом бизнесе?
Мы очень нередко сталкиваемся с такими игроками. Ситуация, когда в эту игру неосознанно играют соискатели — всераспространенная. А вот когда работодатели—реже.
Итак, 1-ая ситуация всераспространенная. Соискатели
Для вас знакома служба Центра Занятости? Она делает важную социальную роль. Но, к огорчению, нередко сотрудники Центра занятости (как, кстати, и в других предприятиях) делают свою работу формально. Да и посреди их встречаются те, которые стараются выполнить свою работу с душой. Я как-то разговорилась с одной юный дамой, назовем ее Катей. Она очень от всей души желала посодействовать многим бедствующим отыскать работу. Катя огорченно смотрела на собственных коллег, которые относились к собственной работе спустя рукава. Им не жаль было злосчастных безработных, у каких семьи подкармливать нечем. Они безучастно смотрели на их судьбы. Отыщут работу — отлично. Не отыщут — ну что сделаешь. Всех не облагодетельствуешь. Катя же, подошла к работе творчески. Обратилась к ней некоторая Мария Ивановна, у которой муж-алкоголик, и троих малышей подкармливать нечем. И она, бедная, живет на пособии и никто на работу не берет. Катя интенсивно взялась за поиски вариантов работы для Марии Ивановны. Расспросила ту, что она умеет, и какая работа ей предпочтительна. И предложила один из вариантов. Мария Ивановна, обрадовалась, жарко ее поблагодарила, что хоть кто-то возжелал с нею повстречаться после длительных месяцев затишья. И поехала. Катя, воодушевленная похвалой, уже считала, что одному человеку она посодействовала. Но каково было же ее удивление, когда Мария Ивановна приехала к ней через Два часа со словами:
— Милочка! Ну куда же вы меня отправили! Это у черта на куличках! Как туда каждый денек можно добираться? Я только от остановки 20 минут шла! А автобусы вообщем изредка прогуливаются! Как я малышей из садика забирать буду? … нет. Я на такую работу не согласна!(Катя растерялась. И оправдывающимся голосом) … —Да? Извините. Я задумывалась когда для вас гласила адресок, что для вас это подходит…(раздраженно) — Да, естественно подходило бы, если б транспорт нормально прогуливался. Но ведь он плохо прогуливается. И не могла же я это сходу предвидеть?— Отлично. Я поищу еще вариант.
Через пару дней Катя вариант находит, и веселая докладывает Марии Ивановне, что ту захотели узреть на таком-то предприятии, и кстати, оно совершенно рядом с ее домом!

— Ой!Спасибо для вас огромное! А я уж задумывалась, что вы на меня обиделись и больше ничего не предложите как я от той отказалась! Но вы же осознаете, что я не могла из-за моих крошек туда согласиться?— Да, естественно!— Ну есть же все-же обычные работники даже в нашем захудалом Центре Занятости! Ну спасибо для вас!— Как устроитесь — сообщите мне, пожалуйста!— Да, естественно! Я еще к для вас с магарычом приду отметить!— Ну что вы… Это просто моя работа. Не нужно.
И естественно Катя была уверена, что сейчас-то этой многострадальной Марии Ивановне точно повезет. Но не тут-то было. Уже через час она пришла к ней расстроенная.
— Ах, дорогая моя. Естественно, эта работа рядом с домом. Но вы сами там были?— Нет (испуганно)… а что такое?— А нужно бы. Посылаете людей, а не понимаете куда! Ведь там такая грязища, что дышать нечем! Да я загнусь на этом предприятии ранее, чем первую заработную плату получу!— А разве они там не выдают респираторы? Они произнесли, что у их все нормы по СЭС соблюдены…— Да не достаточно ли что произнесли? Кто в нашей стране правду когда-то гласил?— Удивительно… но ведь работают же там как-то люди?— Не знаю, кто там работает. Смертники какие-то. Но если моим детям с их папашей не подфартило, то оставлять их сиротами я не хочет.— Хорошо. Извините…. попробую выискать еще.— Выищите, дорогая! Ну очень уж мне нужна работа!
И Катя уже неделю отыскивает и по 10 раз перепроверяет варианты. Дорога, чистота, соблюдение нормативов. Ну и вообще-то, чтоб захотели взять эту Марию Ивановну, у которой перерыв в стаже уже более 10 лет и она не достаточно что умеет делать. Но вот все таки очередное место отыскала. Хоть и с опаской, но все таки звонит и отправляет к третьему.
— Ах! Ну слава богу! А я уже задумывалась вы меня бросили! Как съезжу — сходу приеду и расскажу. Я ваша должница!
Продолжать рассказ нужно? Думаю вы уже сами продолжили. Мария Ивановна приехала к глупенькой и доверчивой Кате со словами:
— Вы понимаете! Естественно, предприятие у их хорошее, но ведь с этим начальником говорить нереально! Он всегда так кричит, что оглохнуть можно!— …(Катя совершенно упавшим голосом) Это наверняка проф. От шума станков у него выработалось.— Какое мне дело? Через 10 минут разговора я развернулась и ушла, и даже не стала пробовать отшить изделие в их цеху. У меня через 10 минут голова чуть ли не лопнула! Хорошо, почетаемая. Хватит для вас уже меня устраивать. Задумывалась я, что вы как-то отличаетесь от других. Но видно мне как-то самой уж придется мыкаться на это бедное пособие, что нам наш президент выделил. Не будет мне от вас толку!
Думаю, наши коллеги по цеху (в особенности при подборе на рабочие специальности) выяснят портрет многих соискателей. Каковы чувства Кати? Она осталась как оплеванная. И главное, придраться не к чему! Вроде как аргументы Марии Ивановны так понятны. Но ошибка Кати в том, что она не разобралась, что данная Мария Ивановна просто НЕ Желает РАБОТАТЬ.
А для вас встречались такие «марииивановны» на рынке труда?
Ситуация 2-ая. Работодатели

Пару лет вспять наше знакомство с новым, и многообещающим по первому разговору заказчиком завершилось бы этим же чувством оплеванности, что и у бедняги Кати, если б мы не знали этих закономерностей.
Для того, чтоб начать работу по поиску спеца на всякую вакансию, нам нужно обусловиться — справимся ли мы с работой. Соответствуют ли требования управляющего условиям на рынке труда? Довольно ли у него управленческих способностей, чтоб заинтриговать кандидата, и тот возжелал к нему придти работать? Ну и как редчайший спец, чтоб мы могли как-то гарантировать сроки поиска. Этот шаг у нас именуется экспертиза вакансии. Подготовительные телефонные переговоры ведут старшие сотрудники в агентстве. А окончательное решение беремся ли за работу и на каких критериях — гласит обычно управляющий агентства. Другими словами я.
Девчонки наши побеседовали отлично. По подготовительной инфы у заказчика бизнес более 10 лет. Около 100 человек. Нужен секретарь на заработную плату до 30-35 тыщ со познанием итальянского. Настроен благожелательно, контракт и заявку наполовину заполнил, но есть вопросы по договору. К нашему гонорару, в принципе, готов.
К назначенному времени к нам подъехал моложавый мужик за 50 лет, подтянутый, с императивным лицом и деловым подходом. Чувствовалось, что он привык командовать. Означает «взять» кандидата сумеет. Спешил, с трудом отдал себя уговорить на кофе. Мы обменялись визитками. И начали знакомство. Я малость поведала о нас, в чем специализация и чем кроме подбора кадров увлечены. На информацию о том, что я провожу тренинги, он незначительно усмехнулся, потому я не стала тут углубляться ни в данную тему, ни в какие наши дополнительные плюсы, не касающиеся подбора.
— На данный момент у нас потребность в секретаре, позже пригодится много кадров. Но — далее поглядим, будем ли с вами работать. Я все для вас обрисовал в заявке по вебу. Что еще желаете услышать?— Я согласна. Давайте с чего-то начнем. И если пойдет — продолжим далее. Поведайте мало о собственном предприятии.— А для чего для вас это? (Здесь из нашего заказчика информацию пришлось вытаскивать клещами. Он считал эти вопросы излишними, ведь понятно, что нужно находить секретаря и какого по его запискам на бумаге. Такая ситуация бывает нередко. От степени выраженности этого недопонимания, и того, готов ли человек прислушиваться к нужным резонам, можно после неких объяснений очень даже отлично работать. Но зато, если информацию о бизнесе, важную для подбора, приходилось вытаскивать силком, то рассказ о том, какой он демократ, нам пришлось прерывать. Ибо этот поток не окончился бы сам. 20 минут мы слушали о том, как он с каждым за руку здоровается и знает об их семьях, что грузчики у него на предприятии в футбол играют, и это очень содействует формированию командного духа, и от этого они пьют меньше. Что он не кидает слова на ветер, и лучше пообещает заработной платы меньше, а позже добавит внезапно, как с последним начальником отдела продаж. Пообещал, к примеру, новенькому начальнику отдела 35000, а через месяц добавил сам до 40 000р. Но просто так он платить не собирается. Но вот то, что касается данных, чтоб начать нам работать — выманить оказалось тяжело).
— Да это показатель. А какие у вас направления бизнеса и примерная структура предприятия?— А для чего для вас структура? Это как-то поможет для вас работать?— Да, естественно. Ведь все с головы идет. Я понимаю вы и собственник бизнеса тоже?— Да.— Нам нужно приблизительно осознавать структуру и потребности всего бизнеса. Чтоб осознать роль определенного секретаря на вакансию. Вот у вас наверняка есть создание, коммерческая часть, склад? Ну и наверняка инфраструктура какая-то?— Естественно.— А секретарь — у вас не новенькая вакансия? Расширяетесь? Почему образовалась вакансия?(В голосе зазвучали досада и раздражение). — По личным происшествиям. Она ушла через Три года. Не желала уходить. Не желаю углубляться.
Не буду пересказывать детали полутора часового разговора, но невзирая на его раздражение при каждом вопросе, что уже есть сигнал человека, который не желает с вами работать, нам все таки удалось узнать, что при первом телефонном разговоре он нас практически надул. Заместо заработной платы в 30 5 тыщ отличному секретарю со познанием итальянского, он желал и кадровика, и секретаря и менеджера по закупкам в одном флаконе. И на стартовую заработную плату в Пятнадцать 000 рублей, а позже, может быть, когда-нибудь, за очень высочайшие награды до 20-25 тыщ подымет. И лет через 5, за выслугу лет, до 30 5 тыщ. Так мы же не об этом гласили по телефону! И тогда этой встречи не было бы вообщем!
Так же, попутно, мы выслушали лекцию на пару минут, как следует блюсти интересы партнеров при оформлении договоров. При всем этом все наши вопросы что-то узнать о его предприятии, он подвергал сомнению и показывал, что только он во всех вопросах разбирается. Тогда для чего мы ему необходимы? А при обсуждении сроков он вообщем заявил,что его наши трудности не тревожут, ибо он желает только итог! Но ведь есть конкретные условия рынка? Но я, глупенькая, еще никак не отказалась от мысли, что с ним можно какую-то кашу сварить. И часть его лекции о том, как следует составлять договоры все таки выслушала. Но, наконец-таки, у него время кончилось, и он попросил нас еще проштудировать контракт с учетом всего, что мы гласили, и перезвонить ему с решением. И совсем себе я все прояснила только с последним телефонным гулком через два часа.
— Иван Иванович. Мы пристально прочитали ваши правки. В принципе, мы готовы пойти практически по всем пт для вас на уступки.Если сумма будет 100 рублей — вас устроит?— Ха-ха-ха… так вы же гласили от среднего дохода? А взяли от наибольшего. (здесь я вспомнила, как он обещал платить больше, чем мы попросим).— Ок, давайте от среднего. Восемьдесят 5 рублей—так подходит?— Да.— Только наше пожелание к тому, чтоб мы присутствовали на первых 2-ух интервью остается.— Это не пожелание — это требование.— Ну если для вас так комфортно называть — отлично, требование.— Я не привык, чтоб мной командовали. И сотрудники мои на собеседованиях не посиживают.— А мы и не ваши сотрудники. Мы наемная организация, которая готова посодействовать для вас в вашей задачке.— Вот конкретно! Вы даже не мои сотрудники.— Иван Иванович, я могу только повториться, что секреты нам ваши не необходимы. Если начнете гласить о цифрах и коммерческих делах, мы выйдем. Но вы откажете первому и третьему кандидату. Мы спросим—почему? А вы скажете — не знаю. И что нам тогда делать?— А я так и скажу, что я привык доверять интуиции! И есть за что. Я 40 лет прожил с одной супругой. И у меня многие сотрудники, я гласил, по 10 лет работают. Так что, у меня все основания доверять для себя. Может это вы внутри себя не убеждены? Тогда другой вопрос.— Точно, мы внутри себя не убеждены. Мы не сможем втемную подбирать. Правильно ли я понимаю, что наше присутствие вам неприемлемо?Раз вы для себя не доверяете. Означает вы мне не доверяете. Это априори?— А в каком контексте вы гласите «априори»?— Ха-ха-ха… Как? Вы не понимаете слова «априори»?…. ( я одурела от неожиданности, но сейчас пошла реакция на автомате). — Да, Вы правы. Я не знаю, что такое «априори». И что конкретно вы имеете ввиду тут.— Ну-у-у.. ха-ха-ха… Если вы не понимаете слова «априори».— Ну что все-таки, извините, что издержали ваше время. И фурроров для вас в поисках секретаря. Уверена, вы сами отыщите лучше нас.— Ничего-ничего, мне тоже была полезна эта встреча. Я хоть поглядел, что на рынке труда на данный момент делается и удостоверился.— Да, думаю вы удостоверились, что на рынке труда работают непрофессионалы.
Он одолел меня. Но ведь это победа тактическая! Не буду лукавить—досада у меня была. Мы на него издержали полдня. А время — средства!Но если на заре нашей работы на подобные ситуации могло уходить до месяца пустопорожней работы, то на данный момент я сообразила все быстро— они не желают находить персонал! Как и та Мария Ивановна нехотела находить работу.

*Психический сценарий, по определению Э. Берна, это сила, которая тащит человека к его концу вне зависимости желает он этого, либо интенсивно сопротивляется.