Всякое искусство есть власть и сила в той области, где оно применяется. Как следует, хоть какое искусство имеет в виду применимое не наисильнейшему, а слабейшему, которым оно управляет (врачевание рассматривает не то, что применимо доктору, а то, что применимо телу пациента; верховая езда – то, что применимо не наезднику, а для жеребцов; и хоть какое другое искусство – не то, что ему самому применимо, а то, что применимо его предмету). Означает, доктор – так как он доктор – совсем не имеет в виду и не предписывает то, что применимо доктору, а только только то, что применимо нездоровому. В четком смысле этого слова доктор не стяжатель средств, а доктор тел. Так же и кормчий в подлинном смысле слова управитель гребцов, но не гребец, означает, таковой кормчий, он же и управитель, будет подразумевать и предписывать не то, что применимо кормчему, а то, что полезно гребцу, другими словами тому, кто его слушает. Как следует, и всякий кто чем-либо управляет, никогда не имеет в виду и не предписывает того, что применимо ему самому, но только то, что применимо его подчиненному, для которого он и правит. Что бы он не гласил и что бы не делал, всегда он глядит, что применимо и что подходит подчиненному.
Те, кто правят государствами – подлинные правители – правят не по хорошей воле. Никто не желает править добровольно, так как от их правления будет полезность не им самим, а их подчиненным, никто не захотит править добровольно и заниматься исправлением чужих пороков. Вот почему для приступающих к правлению должно существовать вознаграждение – средства или почет либо же наказание для отказывающихся управлять.
Достойные люди не соглашаются управлять – ни за средства, ни ради почета: они не желают прозываться ни наемниками, открыто получая вознаграждение за управление, ни ворами, потаенно пользуясь его выгодами; в свою очередь и почет их не завлекает – ведь они не тщеславны. Чтоб они согласились управлять, нужно обязать их к этому и использовать наказания. Вот, пожалуй, причина, почему считается зазорным добровольно добиваться власти, не дожидаясь необходимости. А самое величавое наказание – это быть под властью человека худшего, чем ты, когда ты сам не согласился управлять. «Мне кажется конкретно из опаски такового наказания приличные люди и управляют, когда стоят у власти: они приступают тогда к управлению не так как идут на что-то не плохое и находят в этом ублажение, но по необходимости, не имея способности поручить это дело кому-нибудь, кто лучше их либо им подобен».
Управление и философия – различные грани 1-го процесса. Цель управления – сохранение и поддержание жизни, что может быть только при помощи философии, которая значит образное, целостное восприятие действительности. Аристотель определял философию как науку принципов и первопричин. Декарт считал, что философия есть наука принципов, т.е. всего того, что есть более возвышенного во всех науках.
«Пока в государствах не будут царить философы, или так именуемые сегодняшние царствуй и владыки не станут великодушно и основательно философствовать и это не соединится воедино – муниципальная власть и философия, и пока не будут в неотклонимом порядке отстранены те люди – а их много, – которые сейчас стремятся порознь или к власти, или к философии, до того времени, государствам не избавиться от зол, ну и не станет вероятным для рода людского и не увидит солнечного света правильное государственное устройство».
Для большинства никчемны люди, выдающиеся в философии. Но в бесполезности этой необходимо винить тех, кто не находит им никакого внедрения, а не этих выдающихся людей. Ведь противоестественно, чтоб кормчий просил матросов подчиняться ему; доктор просил хворого лечиться; повар настаивал на том, чтоб голодный поел либо чтоб мудрецы обивали пороги богачей. Естественно как раз оборотное: будь то богач либо бедняк, но если он захворал, ему нужно обратиться к докторам; а всякий, кто нуждается в руководстве, должен обратиться к тому, кто умеет править. Не дело правителя просить, чтоб подданные подчинялись ему, если только он вправду на что-то годиться. Где всего наименее стремятся к власти те, кому предстоит править, там правительство управляется идеальнее всего и распри отсутствуют вполне; где же все рвутся к власти, там хаос, распри и раздор. «Не отыскивай мудрейшего ни при дворе царей, ни в народных собраниях: отыскивай его в его доме».
«Основа всех грехов – самоугодие». База всех ошибок – личная заинтригованность, соответственно, тот, кто далек от философии и целостного образного осознания жизни, вожделеет править, отыскивает личную выгоду (стремится к деньгам или почету), принуждает других подчиняться ему – тот в принципе воспринимает всегда неверные управленческие решения, так как, на самом деле, не является управляющим.