Конкретный начальник (НН), директор департамента большой компании, получил указание от огромного шефа (ББ), члена совета директоров компании, срочное задание ? приготовить презентацию по новейшей теме, для нового проекта, под новейшую идею, которая родилась в голове ББ.
НН, уяснив задание, поручил подготовку презентации собственном профессионалу (СЭ), юному, растущему и многообещающему сотруднику подразделения. Тот, на сколько было может быть, узнал у НН общую постановку задачки, с энтузиазмом взялся за работу и в маленький срок подготовил презентацию нового проекта с учетом собственных мыслях, опыта и наработок. НН остался доволен работой и показал эту презентацию ББ, который также принял ее и отдал добро доложить вопрос на совете директоров.
Да, НН был доволен, но возжелал подстраховаться, еще сделать лучше материал ? и попросил наружного профессионала (ВЭ) поглядеть презентацию и доработать ее, довести до блеска. Этот ВЭ в проф плане был авторитетом для НН, представляя собой типаж индивидуального профессионала, практически гуру местного масштаба, уже издавна обслуживающего НН за маленькие средства. Как управляющий, НН придерживался взора, что мозг отлично, а два — лучше, глядишь, кто-либо чего-нибудть и присоветует, также что ответственные яичка не следует класть в одну корзину.
ВЭ по собственному вкусу переработал материалы СЭ и сделал практически новый вариант презентации, по мотивам начальной. И в этой версии, при сохранении текстового содержания, главные идеи, сформулированные СЭ, как-то истаяли, главные тезисы оказались размазаны, структура доклада изменена, акценты сдвинуты, количество слайдов возросло раза в два. Вероятнее всего, ВЭ это не сознательно сделал, чтоб попортить начальный вариант, а поступил как обычно, не обращая особенного внимания на содержание и делая упор на оформление презентации, показав в ней то, что считал необходимым, без обсуждения с СЭ. А может быть, были и другие причины…
Зато в художественно ? оформительском плане эта презентация, как считал НН, смотрелась отлично. НН был человеком довольно возрастным, но обожал информационные технологии, в особенности презентации на PowerPoint, в каких уважал раскраски по эталону гавайской рубахи, закорючки, цветные рисунки, анимацию, звуковые эффекты, пипиканье, щелчки, в особенности барабанную дробь на главных выводах, когда на слайдах все появляется, исчезает, въезжает и выезжает и т.д. И это добро значительно присутствовало в презентации, было заправлено туда щедрой рукою ВЭ …
НН показал СЭ вариант, приобретенный от ВЭ, просмотрев который СЭ растерял дар речи, с трудом высказал, что она, эта презентация, никуда не годится, и стремительно получил в ответ резко нехороший отклик от НН, в смысле, чтоб критиковать по существу. Овладев собой и понимая, что спорить на данный момент с НН никчемно, СЭ в корректной форме указал на отдельные недочеты презентации, но не повторил, но, ту итоговою оценку (не брать ее на доклад), которой она заслуживала, на его взор. При всем этом, во время их разговора, НН, казалось, не осознавал и не отдавал для себя отчета в том, что весь интерес, труд, подходы и идеи, которые вложил в презентацию СЭ, были практически перечеркнуты новейшей презентацией (и другим исполнителем). Что очень отлично осознавал СЭ, видя, как НН ценит его труд.
Времени до совета оставалось меньше. После разговора НН все-же задумался, что делать с презентацией. Он отдал команду СЭ выйти на ВЭ, выложить замечания и совместно доработать вариант, представленный ВЭ. Собственный эксперт так и сделал, связался с ВЭ, сослался на указание НН, и в общем виде определил свои замечания, которые практически не были приняты ВЭ, последний ограничился только отдельными косметическими правками материала.
На совете директоров презентация НН прошла не наилучшим образом, собравшиеся не много что сообразили, из-за непонятной структуры доклада и мельтешения картинок на дисплее НН не удалось донести до высочайшей и занятой аудитории существо проекта. Презентация, а из-за нее и сам докладчик смотрелись откровенно слабо. В особенности недоумевал ББ, который за ранее успел пролоббировать свою идею с влиятельными членами совета и ждал на совещании приличного обоснования этого проекта, в чем был уверен, просмотрев первую презентацию, показанную ему НН, где было все ясно и понятно. А план ББ, сначало привлекавший собственной новизной и прорывным потенциалом, на этом заседании не получил одобрения совета, решили снова разглядеть этот вопрос позже. Докладчик смотрелся бледно, настроение ББ после совещания было также далековато не наилучшим и он знал, кто в этом повинет, коротко (очень коротко) высказав НН, что он о нем задумывается.

После совета НН, воодушевленный словами ББ, попробовал сделать выволочку СЭ, но тот ответил, что действовал строго согласно его указаниям. Потом состоялся разговор НН с ВЭ, где претензии заказчика были остановлены исполнителем словами, что ранее ему такие вещи в презентациях нравились. Таким макаром, выходило, что никто не повинет, но все герои остались недовольны друг другом…

  1. Почему доклад на совете директоров оказался провальным и кто 1-ый за это в ответе?
  2. Кто из действующих лиц — ББ, НН, СЭ, ВЭ ? и какие ошибки сделал?
  3. Как следует было действовать обозначенным лицам, чтоб исключить (минимизировать) способности схожих провалов?