Разумеется, сейчас будет удивительно слышать многим, что масса продуктов полностью никчемна просто по той причине, что они не отвечают главным человечьим потребностям, которые бы служили цели жизни. Но, это совсем не мешает производителям создавать, сформировывать полностью неверное представление у потребителей о цели. Но, это так.
Когда рассуждают о том, как бы работала экономика, если б была выстроена по иному принципу, в каком бы продукты и их производители следовали человечьим потребностям, а не их искусственному стимулированию, то заблаговременно молвят к примеру: — Нет, это работать не может. Либо: — Нет, это нереально!
Но один обычной вопрос вскрывает правду, которая докладывает о том, что мы не в состоянии точно предсказывать то, в чём у нас нет опыта, как не можем предсказывать и то, что конкретно произойдёт как факт.
Но мы можем предсказывать тенденцию, которая содействует разрушению системы либо её конструктивному развитию, делая упор на строго научное мышление и познания о законах природы.
Ещё в прошедшем веке в 60-70-х годах Эрих Фромм писал в собственных трудах достаточно конструктивно о том, что само по себе ядро современной экономики, её парадигма, непременно отражающая принципы психологического функционирования человека, безизбежно приводит и возвращает его к фашизму. Такая та общая динамика, которую проанализировав, увидел философ и психолог.
Необычно отлично и просто обрисовывает в собственной книжке "Безупречный управляющий" Ицхак Адизес то, как по идее появляется предпринимательская здоровая идея в социальной системе.
Бизнесмен лицезреет нехватку продукта у одних и избыточность у других. Он лицезреет потребности человека и создаёт условия для их ублажения, предполагая только, надеясь, что получит сверхприбыль. Но в точке его внимания лежат не средства, не прибыль, а потребность его возможных клиентов. И, что самое принципиальное, его собственное рвение удовлетворить их потребности!
К огорчению, современный бизнес глядит на прибыль, всё внимание бизнесмена сосредоточено на неверном итоге его своей деятельности. А поэтому качество его услуги не может быть неплохим и удовлетворительным для других на самом деле.

В нашей действительности потребители недовольны той услугой, которая во-1-х не осознаётся ими, как исходящая из их основной потребности, связанной с жизнью, а во-2-х, как оборотная связь с производителем, никогда не дадут ему (производителю) положительной оборотной связи, вроде бы он не лез из кожи вон, что бы провоцировать спрос на собственный продукт. В любом случае — фуррор производителя по стимуляции спроса у потребителя в товаре, который ему не нужен на самом деле, без которого он бы отлично обошелся, прирастит только у последнего безотчетное сопротивление и подготовит кризис производства, который "умопомрачительной" неожиданностью находится вдруг и в один момент, когда его, казалось бы, ничего не предсказывает.
Это похоже на то, как если б припас начального здоровья для вас дозволил бы нагрузить печень потому что позволяет безответственность, за которой вдруг и в один момент разражается кризис её функциональности, сопровождаемый болью. Точно так же происходит и с экономической парадигмой, где цель смещена с первичных потребностей человека, связанных с жизнью и её созиданием, на условную единицу абстрактной прибыли, к неверной ценности короткосрочного и непонятного наслаждения.
В конечном итоге, вся шкала человечьих ценностей сдвигается к общей деструктивности, что и приводит к экономическому кризису, сначала осознаваемому, конкретно в бессмысленности цели, которая носит уже системный нрав и по этому, отдельный индивидум либо даже группа, не в состоянии уже противопоставить системе себя, как её здоровая многофункциональная часть. В определённый момент соц иммунитет так очень подорван, что не в состоянии сам себя вынуть из сложившейся ситуации. Но, конкретно то, что система продолжает опровергать свой неверный итог, сложившийся, конкретно по принципу зависимости, в поведении проявляет всё большее рвение к безотчетной провокации окружающих в отношении своей безотчетной волнения. То, что у индивидума является вторичной выгодой при заболевании, у системы — нрав наружной политики, в отношении окружающих его соседей. Вот тогда, когда субъект не в состоянии признать свою неспособность к восприятию действительности, появляется его абсурд и маниакальность в поведении, как защитный механизм его разрушающейся системы, психики. Так и природные механизмы, основанные на диалектическом единстве, призывают на помощь тех, кто мог бы спасти. Как гласил писатель: — самым близким достаётся от нас больше всего. Ведь ненависть — оборотная сторона любви. Нередко большая дружба начинается конкретно с ненависти и конфликта. Такая действительность. Только испытанный на крепкость объект может служить опорой. Мы ведь так и говорим о друзьях — испытанный и в огне и в воде и в медных трубах. С ним и в разведку можно. Знать человека и знать о человеке — совершенно не одно и то же.
Психическое состояние наружной безопасности и её непрерывность в опыте взаимодействия, создаёт устойчивый стереотип поведения, который открывает возможности хоть какого живого существа и содействует свободному течению его энергии жизни, начало которого он черпает изнутри.
А какой можно почерпнуть опыт жизни, если снутри популяции организованы цели, которые декларируют, что выживает наисильнейший, что является полностью извращенно интерпретируемой мыслью Дарвина, ни каким образом в этом виде не отражающую действительное осознание эволюции и цели жизни?
Не наука гробит жизнь, а развращенное осознание её плодов и достижений, которые употребляются не по предназначению и не по тем целям, которые этой наукой вначале заданы.
Все происшествия жизни, выстроенные правильно, отрицающие природу эмоций, в конечном итоге делают, провоцируют безотчетную среду конфликта себе, потому что не в состоянии преодолеть собственные защитные механизмы сознания. Системы становятся неуправляемыми изнутри. Происходит их деградация, их регрессия, их ломка, абстинентный синдром, только преодолев который, может быть поменять цель и нрав системы.
Всегда стоит держать в голове, что вопль, истерика, злость, злость — это так же призыв к помощи и сигнал о том, что система не выдерживает психологической нагрузки, которая появляется в итоге столкновения внутреннего и наружного её сравнения. Вся драма всегда происходит снутри нас, а культура поведения его только отражение и интерпретация. Только следствие, меняя которое ничего не поменять, если конфигурации ни как не связаны не осознанны, как внутренние процессы всех живых систем.