Но это только слова, за которыми стоит некоторый смысл. И смысл в том, что стремясь к конечному состоянию, мы безизбежно и мыслим конечными категориями. Конечными, а не нескончаемыми категориями. Сущность совсем не в том, что мир несовершенен, а что он может утверждать это несовершенство через призму собственных собственных целей и ценностей. Непременно, что конечные величины выражаются тем, что мы называем наружным. Наружное, нечто такое, что не относится к нам, как мы полагаем. А раз не относится ко мне, то как следует, может быть для меня как полезным, так и никчемным. К примеру, мы лицезреем, что рядом стоит человек. И если этот человек мне не полезен, моей своей цели, стало быть и ценности в нём нет ни какой. Но, мы так же можем осознавать, что у него может быть своя цель. Но собственная нам кажется непременно более значимой, чем чужая. И потому, мы выстраиваем дела и системы таким макаром, чтоб другие служили нашим целям либо, если они этого не желают, не мешали нашим целям. Тогда, если интересы пересекаются, они всегда служат предпосылкой появления конфликта.
Но конфликт всегда выражается отношением меж компонентами системы, другими словами меж людьми, либо поточнее, снутри каждого человека. А так же, этот конфликт выражается меж самим системообразующим фактором, и тем, что его представляет, как внутренний компонент. Потому мы можем сказать в итоге, что есть действительность, которая представлена средой, и действительность, которая представлена её системными компонентами, где конфликт всегда представлен меж первичной реальностью и вторичным её представителем — сознанием человека.
Непременно, что все безотчетные процессы — это то, что представлено первичным материалом действительности. Потому, как произнес точно поэт, а его зовут Игорь Губерман,
Меж слухов, сказок, легенд,просто ереси, легенд и воззрениймы враждуем жарче скифовза несходство заблуждений.
У человека есть 5 органов для измерения окружающего мира. На самом деле, это сложные информационные системы, которые работают интегрально. Другими словами, вся информация, поступающая с рецепторов в ЦНС (центральная нервная система) некоторым образом структурируется.
И вот здесь в силу вступает очень принципный механизм, связанный с последовательностью информационного воздействия в отношении реакции, потому что человек живёт в линейном измерении, благодаря такому фактору, как время.
Но, одной эволюционной особенностью в моменте приспособления живых организмов, является механизм, который мог бы предсказывать действия с опережением.
Структура этого механизма состоит в том, что ЦНС научилась в существенно недлинные сроки, через цепи химических преобразований, отражать циклически циклический нрав наружных событий, которые продолжались миллионы лет. И в отношении некий последовательности наружной действительности, условно А — Б — В — Г (денек, ночь, утро, вечер), выстроилась цепь хим последовательности а — б — в — г, где только по одному фактору наружного действия А, в цепи наружной последовательности, запускалась и разворачивалась одномоментно хим реакция а — б — в — г, выражающее отношение ко всей устойчивой последовательности во окружающем мире.

С одной стороны, принципный нрав линейности сохранился, но ускорился в отношении течения времени с колоссальной скоростью.О чём, фактически это гласит? Об очень специфичном временном отношении меж ЦНС и органами системы восприятия.
Другими словами, ЦНС отразила действительность, как нейрохимический процесс в её упорядоченном значении конечного типа.
Что это означает? Это означает, что при восприятии мы лицезреем объект как такой, который определён качествами системной интеграции в ЦНС.Все объекты для нас имеют нрав данности и конечности. Они, так сказать, конкретны, и воспринимаются как относительно неизменные и устойчивые структуры, где, к примеру, один человек не может стать другим в отношении его идентичности при восприятии.
До возникновения погибели как явления, которое пришло совместно с половым размножением, неувязка временного фактора, как неувязка дела живых созданий к цели самой жизни не стояла. Но, по мере развития, эта неувязка стала проявляться всё посильнее и посильнее, особенным нравом влияя на ЦНС.
Для того, чтоб нам осознавать нрав этой препядствия, нужно точно знать, что эволюцию охарактеризовывали два компонента — это момент повторения и момент случайного конфигурации в системе.При всем этом, нрав повторений имел некоторое системное выражение, да и нрав случайных событий так же имел системное выражение в виде некоторой черты в отношении непрерывности. Другими словами, эти случайности в отношении к устойчивым повторениям, имели так же черту непрерывности. Таким макаром, с одной стороны мы лицезреем, что повторяются в цикле, к примеру: денек, вечер, ночь, утро, но, благодаря непрерывности случайных компонент, всё же денек не похож на денек, вечер на вечер, ночь на ночь и утро на утро.
Сейчас представим, что в целом, ЦНС отразила некоторую действительность, нрав которой непременно носит, как конечную вещественную форму, так и принцип всепостоянства случайных конфигураций, но, при всем этом, так же и не утратила тот механизм, который позволяет структурировать внешнюю информацию в её сжатом психологическом эквиваленте, позволяя всё так же указывать на направление, (цель) которая появляется в отношении воздействия непрерывной полосы "случайных" (неуравновешенных) компонент системы, на устойчивую её часть.
Как это можно выразить в примере?
Допустим, один человек что-то докладывает другому, в отношении своей цели. Но, тот другой, его не осознает. Вопрос повторяется, устанавливая системную устойчивость. Но, обычно, вопрос не повторяется в точно таком же виде, а появляется уже, как некоторая интерпретация начального. Как раз когда 2-ой человек её поймёт, вопрос либо предложение, сообщение о своей цели, может быть сказано уже огромное количество раз.
Таким макаром мы лицезреем, что в нраве вопросов, устанавливающих цель другому, находятся оба компонента системы — повторение и конфигурации (интерпретация).
Я желаю сказать, что на самом деле, парадокс восприятия, имеет отношение, сначала, не к осознанию как таковому, ведь неясно, что такое осознание вне его функциональности, а конкретно к информационной структуре, которая выражена через восприятие и речь, и имеет по сути отношение только только к её психологическому эквиваленту, который в свою очередь находится конкретно в системной зависимости от поля формирующей его действительности, которая, в свою очередь, и выражает структуру конечного результата цели самой жизни.

Мы можем в целом осознавать, что все находимся в одной действительности. Но, психологический эквивалент этой действительности у нас различный, что отражается в концептуальном её представлении при передаче инфы, где речь, соответственно, занимает одно из важнейших мест. Непременно, это умопомрачительный феномен!
Что все-таки привело человека к таковой ситуации, где находясь в едином информационном поле действительности, психологический эквивалент этой действительности выражает большущее системное рассогласование, которое мы осознаём, как отсутствие взаимопонимания?
Непременно, это утрата связи с механизмом эволюции, который был развит, как система опережающего реагирования, что позволяет отлично адаптироваться к естественным изменениям среды.В неком смысле, философ Пятигорский прав в отношении Фройда, когда ехидно шутил, что тот вымыслил безотчетное, потому что панически страшился самого сознания. Но, нужно естественно точно осознавать эту шуточку, чтоб бесцеремонно не обесценить бесспорный гений Фройда. И сущность его плюсы конкретно в том, что акцентировав внимание на "безотчетных" процессах, он тем выразил потребность самого времени и эволюции в отношении её своей цели, которая безизбежно так же проходит в психологических реакциях самого человека и его центральной нервной системе. Естественно, пристально читая его труды, можно так же чётко выудить то, что, фактически, достаточно тяжело найти, а что все-таки он оставлял на долю сознательных процессов, говоря, что большей собственной частью Я безотчетно?
Я думаю, что в неком смысле, роль спиритизма, роль гипнотических мыслях, обусловило и нрав таинства психологических процессов, которые были непременно закутаны краской самого слова — безотчетное, ОНО, ИД, ЭТО.
Сама структура, например, винникоттовского переходного места ложится на модель — всепостоянство повторяющихся событий, через всепостоянство динамических конфигураций, где полностью противопоставленные слова объединены общим местом через слово "всепостоянство".
Фройд непременно привлёк внимание ленивого разума населения земли к важнейшему что вообщем есть, и чем выражена сама возможность предстоящего выживания. И потому, чем бы мы ни называли один и тот же смысл, относящийся к самой жизни, сам факт того, что этим мы стремимся привлечь внимание человека, уже само по себе большущая ценность. По изумительному обстоятельству, человека ещё нужно заинтриговать в том, чтоб он начал стремиться выживать. В неприятном случае, он начинает обожать мучения и перебегает к активному поиску смысла жизни уже только тогда, когда дойдёт до полной катастрофы и убьет весь свет собственной своей культуры во всех её проявлениях, начиная конечно с более ярчайших её представителей, и заканчивая уже, в итоге, самим собой.
Непременно, что два фактора, представляющие эволюцию — циклические повторения и всепостоянство случайных конфигураций, отразили общий нрав нашей действительности в целом как достаточную, в цепи иерархической структуры действительности. Эта достаточность выражена тем, что можно именовать как нечто возможное в отношении грядущего состояния, цели, структуры.
Что это означает?
Допустим, я возжелал приготовить неплохой суп. Мне для этого пригодятся ингредиенты, сами по для себя которые ни как не суп ещё.Другими словами, конечный продукт — это высококачественная трансформация системных частей, которые уже не являются самодостаточными.
С одной стороны, допустим, картошка, самодостаточный продукт, но включённая в суп, как системную цель, такой не является. Мы едим борщ либо щи, но не говорим при всем этом — какая не плохая капуста либо, какая не плохая картошка. Мы говорим, какой смачный борщ, какие смачные щи.

Когда мы говорим об исключении степеней свободы в отношении системной цели, то под этим совсем не предполагается, что картофель в супе перестаёт быть картофелем, и что все его ингредиенты перестают быть самими собой. Быстрее, их отношение к друг дружке так упорядочивается, что сумма представляет отменно другой итог — суп. И это очень принципиально, потому что вправду, для заслуги конечного полезного результата нужно исключение всех тех степеней свободы, которые не способствуют конечному полезному результату самой жизни, а не культуры. Это так же относится и к парадоксу, когда тот же механизм на выживание работает уже против смысла жизни, выражающегося конечной целью выживания, когда снутри деструктивной системы и все должны быть идентично деструктивны, чтоб не пострадать от окружения. Потому, люди в одинаковой мере могут идентифицироваться по принципу динамической структуры отвечающему динамической логике, как влечения к жизни, так и влечения к погибели. При всем этом, находясь в переходной ситуации меж началом (историей) и целью (будущим), не лицезреют ни какой принципной различия, потому что отсутствует главное — сама действительность в выражении цели жизни, и ровная связь с ней на уровне включения в принцип этого структурного эквивалента в своем сознании.
Представьте, что в полной мгле вы идёте по ровненькой дороге, точно зная, что эта дорога ведёт Вас к двери дома. Но, если я перепутаю направление до его противоположности, дорога так же окажется ровненькой, но не приведёт меня к двери дома, а приведёт, допустим, к обрыву, что напротив моего дома. Потому, по большенному счёту, путь в пропасть и путь к дому, представлен одним и этим же материалом — дорогой, как переходным местом меж началом и целью. Эту "дорогу", мы называем реальностью, но, в отрыве от данной конечной цели, точно определённой конечной цели, которая выражена смыслом жизни как таким, сущность этого переходного места полностью искажается и стопроцентно теряется, становясь тотально личным для всех и каждого, что приводит к системному распаду. Смысл жизни — это выражение основного системного понятия в стимулах её компонент, другими словами и то, чем представлено отдельное человеческое сознание.
Таким макаром, смысл субъекта в отношении цели жизни, лежит через их взаимосодействие либо системно-структурный эквивалент, который в свою очередь выражает отношение к эволюции и её цели, через опыт прошедшего и дела к будущему. Либо, если не соответствуя этой цели, то распадается на уровне групп и отдельного субъекта в его психологическом эквиваленте (дихотомия), а так же на уровне многофункционального системного принципа как такого, проявленного через принцип организации.
При любом движении против эволюционного хода — система регрессирует. Этот механизм полезен для тех случаев, когда у объекта ещё есть время для реструктуризации по отношению к смыслу жизни. Тогда, ища его, он может попасть к отличному спецу, к примеру, психотерапевту, и пройти не обычной путь реструктуризации психологического аппарата, который естественно можно выполнить только зависимо от многих входящих в этот процесс критерий. Разумеется, что и другие методики имея прямое отношение к жизни, так либо по другому могут содействовать эффективности этого процесса в отношении выражения её смысла. Но в итоге, не следует забывать всё же о том, что действительность в реальности одна, а означает, методика, содействующая раскрытию этого актуального смысла, всегда на самом деле вторична. И так же непременно не стоит впадать в полное невежество, относительно того, что население земли и совсем не располагает аспектами этого смысла и не определила этот смысл в научном представлении так же. Но, непременно, есть огромное количество заморочек на пути к формированию этого смысла жизни через свою психику, потому что каждый готов для тебя его поведать в отдельности. Но всё же, достаточно тяжело спутать желание к погибели от влечения к жизни. Одно, делает Вас счастливым, здоровым, веселым и самодостаточным, наполняя внутренним смыслом существования как такого, принося мир, покой, ублажение, энергию жизни, а другое может дать достояние, смысл наружных вторичных проявлений, поддельное счастье, выражающееся средствами и властью, связями с какими-то ресурсами, заботами, людьми, но обнаружится внутренней пустотой и деградацией, страданием, беспокойством, заболеванием, депрессией, войной, ненавистью, отсутствием сил и энергии к жизни и т.п., что, кстати, приводит к чрезмерности как такой и боли, духовной либо физической.
Единственна лень человека проявляется через атрофию системы, которая отражается, как приблизительно исследовательская реакция в отношении конфигураций среды — энтузиазм к жизни. Это специфичный, функционально системный процесс, который именуется мышлением.
Если длительно лупить человека за пробы проявлять эту естественную реакцию, которая перегруппировывает составляющие системы относительно естественных конфигураций, то в конечном счёте, проявление этой реакции станет тем, о чём мы говорим, как о позоре. Позор не знать. Хотя как тогда что или выяснить? И что бы стопроцентно избежать этого позора, лучше ничего не знать и не узнавать интенсивно, что и происходит через приблизительно исследовательскую реакцию, которая так ярко проявлена в детском возрасте. А потому что эта система опирается на чувственный механизм, то как следует и проявление эмоций зазорно в отношении ориентировочно-исследовательской реакции (мальчишки не рыдают, необходимо быть обходительным, научись здороваться, не шуми и т.п.) Можно, или ощущать что все ощущают, или, вообщем ничего, что выходит за допустимые границы культуры и её системно-доминирующего фактора. И последнее оказывается "лучим", единственным, для всех, потому что если все ничего не будут ощущать и желать знать, будет абсолютный "мир во всём мире", а поточнее, настоящая угроза существованию этого мира через соц конфликт и его механизмы. К примеру, ядерное орудие и т.п.
Но по сути, конкретно это и является полной инверсией смысла жизни, ровненькой дорогой в мгле, но в оборотном направлении в пропасть. Это и приводит к распаду самого превосходного приспособительного механизма эволюции в отношении жизни — возможности предвещать действия на основании связи действительности с психологическим аппаратом человека, который отразил её структуру внутри себя самом. И если человек заговорил о бесконтрольности в отношении безотчетных процессов, об их отчуждённости в общей психологической архитектуре, дело плохо, потому что это значит, что из такового психологического аппарата выпал тот многофункциональный механизм, который отражает смысл самой действительности. Но как её тогда тестировать? Чем? Оставшейся частью? Тем, что только упорядочивает?
А это значит, что жизнь останавливается, так как упорядочивание ни чем же не движет, а напротив, парализует, делая существование глупым психически. И при чём здесь наши наружные цели сами по для себя? Полная путаница и неурядица в голове, потому что нет принципа константности, нет системы отсчёта, нет связи с прошедшим и будущим. И о каком реальном мы тогда говорим? Его нет без прошедшего и грядущего. Оно тотально лично и дезориентировано. Оно тает без диалектически выраженного принципа константности, уходит из под ног. Лжет и увиливает по собственному естеству, не позволяя получить ублажение в принципе. Оно как иллюзия, как пластмассовая матрица для копирования схожих искусственных форм культуры, где не только лишь все равны, да и всё равно. Всем всё равно.