«Люксовая» жизнь, продукты класса люкс и их реклама выходят за рамки фактически и маркетинга и рекламы. Это соц явление, которое прячет внутри себя массу коннотаций, в том числе очень негативных. И просит социологического, пожалуй даже философского осмысления, которое сумеет дать ответ, увенчается ли фуррором борьба с Luxury-рынком, начатая в Китае.

Маркетингово-рекламный контекст тут является самым поверхностным и обычным: маркетинг он как акын из смешного рассказа, «что лицезреет, о том и поет». Слухи о воздействии маркетинга на потребление очень гиперболизированы. Запрет Китая на внешную рекламу продуктов класс люкс смотрится довольно необычной мерой: витрины магазинов, ну и сами продукты во владении знаковых персон – уже реклама сама по для себя. Lamborghini на улице может «оскорблять общественную социалистическую мораль» еще посильнее рекламы автомобиля Lamborghini. Реклама может восприниматься как картина из другого мира, труднодоступного и немыслимо красивого. А определенный продукт во владении определенного человека гласит о том, что владелец уже живет в этом «недоступном и прекрасном» мире. Что посильнее разжигает «классовую ненависть» — ответ понятен. Притом, путь запретов является самым неэффективным из всех вероятных. Ограничения делают стиль «запретного плода», делают дополнительную ценность продукта, что увеличивает желание владеть священным статусным артефактом. Если гипотетически представить, что Китай воспретит импорт люксовых брендов вообщем, кто знает какие уродливые формы воспримут последствия этого…

Неувязка в том, что тяга к потреблению предметов класса люкс заложена в человеке на биологическом уровне. Человеческое общество устроено иерархично, как и свора шимпанзе, к примеру. И рвение занять в этой иерархии одно из ведущих позиций есть одна из прирожденных поведенческих программ: вожак стада обладает неограниченными способностями в вопросах присвоения кормовых ресурсов и самок. Фактически, мужчины поэтому и стремятся изо всех сил забраться повыше по социальной лестнице: инстинкт гласит, что там ожидают власть, ресурсы и дамы. Дамы, же, само собой, предпочитают тех, кто смог забраться «повыше», это им также диктует их прирожденная поведенческая программка. А продукты класса люкс – просто маркер, показывающий этот почти во всем воображаемый уровень социальной иерархии носителя.

Данные процессы находятся вне сферы понимания, это биология: чем выше «забрался» в социуме определенный индивидум, тем он лучше приспособлен к жизни в среде, тем больше шансов должно быть у его генов на тиражирование. «Карабкаться» наверх и демонстрировать это диктует основной принцип естественного отбора, а с этим законом не поспоришь. Поэтому, не будет Luxury brands – появятся любые другие артефакты, показывающие уровень статуса. Человеческое общество неспособно жить без знаков статуса, показывающих уровень определенного индивидума, которое тот занимает в социальной иерархии. Бренды просто дают стандартизированное воплощение этому прирожденному желанию человека. И то, что действительность может отличаться от той, что навязывает инстинкт (покупка дорогого авто не делает носителя секс-символом), ничего не меняет. Мы, люди, очень животные и очень не достаточно фактически люди, чтоб этому что-то противопоставить.
Но, подобные био рвения Хомо Эректусов не проходят безо всяких следов для социума в целом. При переходе от социализма к капитализму, от общества равных к обществу неравных, от коллективизма к индивидуализму, разделение общества на имущественные страты становится очень болезненным процессом, провоцирующим зависть и классовую ненависть. А люксовые бренды и продукты делают это разделение, стратификацию, особо приметным. Но в данном контексте, биться с люксовыми брендами либо тем паче с рекламой люксовых брендов все равно, что пробовать высечь море либо запретить ветер. Эффекта не будет. При всем этом, как ни пропагандируй западнические, индивидуалистические ценности в духе «сначала добейся», «зависть это плохо», ситуацию с классовой ненавистью это не изменит. Первично же разделение общества на страты, а не знаки, показывающие это разделение. И когда в обществе есть богатые и бедные, меж этими стратами всегда будут существовать дела, основанные на ненависти, зависти с одной стороны и презрении с другой. Но это можно нивелировать.

Решение 1. Рекламное. Неувязка в том, что люди, не имеющие способности владеть статусными предметами, автоматом начинают считать себя ущемленными, выдавленными в низ социальной пирамиды. И в этом случае, статусные бренды должны стать более доступными для широкой публики, что сделает накал классовой ненависти наименее острым. Это может осуществляться через выпуск отдельных продуктов, доступных по стоимости широким слоям социума, чтоб каждый мог приобщиться к прекрасной и труднодоступной «дольче вита». Непременно, это размоет размещение самих брендов (люкс и массовость плохо уживаются совместно). Но для публичного спокойствия, счастьем определенных брендов можно пренебречь.

Решение 2. Перераспределение доходов. Когда соц неравенство понижается, «символы статуса» также становятся доступны для широкой публики. Это другой вариант решения 1, сущность которого не изменяется, но изменяется механизм реализации. Что снова же позволяет широкой публике считать себя не «отбросами», находящимся в низу социальной пирамиды, а тоже «немножко элитой». Это мы имеем следить, к примеру в Европе.

Решение 3. Просветительская работа. Практика указывает, что чем образованнее человек, чем выше уровень его культурного развития, тем наименее он чувствителен к символам статуса. Вобщем, это уже вариант, опирающийся на долгосрочное стратегическое планирование страны в целом. А в наше быстроменяющееся время, о длительных перспективах мыслить некоторому и некогда, даже в Китае, как мне кажется.

Решение 4. Концептуальное. Современный глобальный мир живет в критериях практического отсутствия понятной идеологии. Но человек как такой без идеологии, определяющей его ценности и ориентиры, жить не может. В конечном итоге, основной идеологией, которую почерпнуло человеческое общество в целом стала идеология потребительства. И даже все элиты, которые мы имеем следить, являются элитами, в каких элитарным является только потребительство. Элита – не пустое слово, элита это «лучшие люди общества» , которые также являются инвентарем формирования ценностей и ориентиров для других членов социума. А когда элита – это те граждане, у каких только больше средств и выше уровень употребления, это может демонстрировать только всеобщий упадок, царящий в области идеологии развития людского общества. Капиталистическая идеология себя изжила и это не тайна ни для кого. Что-то должно придти на замену этой ущербной модели, что-то, что уберет накопившиеся противоречия и даст толчок к предстоящему развитию мира. И это решение, которое придет (охото веровать) в дальнейшем.

В общем, неувязка люксовых брендов и их рекламы очень сложна и многогранна. Запретами на рекламу ее не решить. И наверняка это даже отлично, что наши родные правители пока не озаботились этой неувязкой – решение которое может родиться в Рф будет примерно идиотичным, и в этом сомнения нет. Вобщем, наша коррумпированная потребительская элита чуть ли наступит на гортань «собственной песне», что тогда остается им самим? Чем она сумеет похвастать не считая люксовых брендов? Естественно, усложнить жизнь люксовым производителям с помощью запретов и ограничений– оно, всегда можно. Но «строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения», а ситуацию в целом это не изменит. Нам же остается только смотреть за трендами и возлагать, что идеи самоограничения и всеобщего блага все таки родятся и окрепнут кое-где на Западе. Тогда все начнет изменяться без каких-то запретительных актов.