Там, где до этого были границы науки, сейчас ее центр. – Г. Лихтенберг

Прямолинейный вопрос, и все таки я достаточно нередко задаю его для себя: как (не)научна наша наука? Благодаря трудам Куна, Поланы и Бейтсона нам понятно, что нужно остерегаться идейного подхода в данном вопросе, также нам напоминается о том, что научная парадигма содержит элемент социальной акцептации. Мы, обычно, без экстаза воспринимаем «альтернативные» взоры в научной мысле. Естественно, это очень обобщенный вопрос, слышу я Ваши возражения, желал бы, но, тормознуть на нескольких моментах в рамках данной темы.

Приведу несколько примеров, побудивших меня к постановке данного вопроса. В одном из трудов Дайкстерхауза «Умное подсознание «(«Het slimme onbewuste”) мы читаем, что наше подсознание опережает наше сознание на полсекунды, что значит вероятное переосмысление и пересмотр роли сознания и подсознания. Данное положение подтверждено наукой. Появляется закономерный вопрос: какова будет наша ответная реакция на истинное положение? И какие последствия будет иметь данное утверждение для научной мысли? Что непосредственно значит данное положение для компаний и политиков ?

Другой пример. Науке известны многие люди, которые уже в протяжении пары лет не едят. Возможно, мы не лицезреем либо не распознаем определенных функций собственного организма. Назовем мы людей, открыто говорящих об этом, шарлатанами либо же увидем в этом призыв : « За работу!»

И в заключении очередной аргумент : науке известны многие примеры, когда пациенты после трансплантации сердца находили наличие мемуаров и чувств первичного носителя. Пим ван Ломмель упоминает, к примеру об этом в собственной книжке « Нескончаемое сознание»(“Het oneindig bewustzijn”). Окрестим ли мы истинные взоры как фальсификацию общепризнанных теорий и взглядов либо же отправим их на мусорку, обратив собственный взгляд и усилие на формулирование новых положений? Может быть мы подвергнемся соблазну осудить данные «доказательства» и возвратиться к суматохе ежедневной жизни.

Примем ли мы в учет истинные факты и возьмем их на вооружение в системе научного образования и исследования, невзирая на то, что они не совершенно вписываются в имеющиеся каноны? Либо же просто проигнорируем тривиальные факты? Что мы выберем: власть либо науку ? Либо же у нас появится повод развязать новый раунд умственной дискуссиии по теме?

Я уверен в том, что быстрое технологическое развитие предоставит нам больше фактов, бросающих вызов обычным интерпретациям и взорам. Квантовая физика является красивым подтверждением тому. Наука и система научного образования должны серьезно принимать в расчет подобные взоры, также вопрос целостности научного подхода в целом. Пусть даже временами это вызывает болевые чувства. Все это оправдывает с моей точки зрения существенное место гуманитарных дисциплин в научной программке.