Почему проектный консалтинг в Украине / Рф быстрее мертв, чем живой?
Здесь накануне наши «покращуватели» очень радовались тому, что в приготовленном Глобальным банком рейтинге легкости ведения бизнеса Doing Business, Украина в неравной борьбе одолела Буркина-Фасо и Таджикистан, перебравшись на 137-е место. Пред нами, правда, есть еще такие нелегкие конкуренты как Танзания, Лесото и Йемен. Но это ничего. Верю, что справимся!
Так и охото представить картину в розовых тонах – процветающая Украина, в какой вести бизнес стало просто и просто, слово «коррупция» считается архаизмом, в судах и правоохранительных органах работают наидобрейшей души люди, а многомилионную армию оборзевших до полного изумления чиновников — дармоедов разогнали поганой метлой.
Думаете, если наступит такая притча, все вкладывательные прожекты будут внедряться так же радужно и прекрасно, как написано в бизнес-планах? И уже не будет зарастающих березками на крышах заброшенных недостроев, потерянных средств, невозвращенных кредитов? Не с нашим, как говорится, счастьем.
Да, в стране мерзкий вкладывательный климат. Да, правовой нигилизм. Да, неблагоприятное для бизнеса налоговое давление. Да, опасности рейдерских отжимов.
Но все это вторично. Первичен же повальный непрофессионализм.
Если просуммировать все средства, бестолково закопанные несостоявшимися инвесторами в украинскую землю, наверное выйдет несколько сотен млрд баксов. Только вокруг Киева пустуют большие массивы земли, которые когда то приобрели инвесторы, понадеявшись на «авось».
Авось можно убрать стратегические сервитуты.

Авось поменять целевое предназначение.
Авось выстроить, а позже узаконить.
Авось начать строить, а потом находить недостающее финансирование.
Авось приобрести контрольный пакет акций завода, не проведя подготовительную экспертизу.
Авось запустить создание, а позже мыслить, где брать персонал и как решать делему с транспортной логистикой…
Ну, и т.д..
Расчет на «авось» и непрофессионализм исполнителей гарантировано убивает фактически хоть какой вкладывательный проект.
Многие вкладывательные проекты, которые реализуются в Украине, не добиваются планируемых характеристик эффективности, а то и совсем замораживаются, совсем не из-за неблагоприятной наружной среды. Основной неувязкой всегда был, есть и будет человечий фактор.
Людям характерно ошибаться, но стоимость таких ошибок может быть несоизмеримой. При этом, платит за их инвестор, в то время как топ-менеджмент проекта просто уходит находить для себя новейшую работу либо еще одного инвестора.
Неведение предмета, игнорирование законодательных норм, халатность, а то и очевидное воровство. Стоимость этому со стороны инвестора – практически закопанные в землю миллионы евро. Со стороны же управляющего проекта единственной потерей в большинстве случаев есть запись в трудовой книге по собственному желанию.

Отчасти упреждение возможных заморочек можно производить введением таких органов управления как:
-Совет директоров;
-Ревизионная комиссия;
-Наблюдательный совет.
Также можно время от времени передавать на аутсорсинг дублирование экспертизы по юридическим, строительным, технологическим либо другим вопросам.
Совместно с тем часто происходит так, что:
— юрист не компетентен в маркетинге
— главный инженер не силен в земляном праве
— рекламщик не много что осознает в технологических процессах
— финансист не усвоит обоснования рекламного бюджета

— начальник безопасности может прозевать хитрецкую откатную схему
Таким макаром, профильные спецы, отвечающие за контроль над реализацией проекта в рамках собственного функционала, могут не созидать общей картины.
Непременно, введение схожих органов управления может отчасти упреждать появление многих заморочек. Но ошибаться характерно всем.
Каким же образом по максимуму обезопасить вкладывательный капитал?
Кроме органов управления нужны находящиеся над проектом советники, уровень компетенции которых позволяет оперативно выявлять любые потенциальные задачи. При этом, не давать какие-то гипотетичные советы, а практически дублировать работу основной проектной группы.
Такие спецы должны иметь многолетнюю успешную практику реализации вкладывательных проектов в самых различных отраслях экономики. Их практический опыт должен выражаться не только лишь в проф подходе к узкоспециальным вопросам, да и умении решать неординарные задачки, находящиеся на стыке отраслей.
Находить схожих экспертов на рынке труда вероятнее всего никчемно, исходя из того, что такие люди, обычно, работу не отыскивают. Означает, нужно находить завлеченных консультантов. И тут начинается самое увлекательное. Неувязка выбора.
Консалтинговых компаний развелось, что блох на Жучке. Что, вобщем, логично. Ведь кто умеет – тот делает, кто не умеет – тот учит. А с не умеющими у нас никогда не было недостатка, притом, что даже общие фразы для собственных бизнес — предложений они повально списывают друг у друга.
Стало любопытно, каким же термином обругать советников, находящихся над вкладывательным проектом, выскажемся так, helicopter view, компетенции которых позволяют, не упуская ничего, учесть полностью все без исключения вероятные причины.
А здесь ведь
и денежный анализ,
и маркетинг,
и земельное, строительное, корпоративное, трудовое право,
и геодезия,
и проектирование серьезного строительства,
и инжиниринг производства,
и инженерные сети,
и установка,
и всяческие экспертизы, согласования, разрешительная документация, сертификация…,
и транспортная логистика,
и кадры,
и производственные регламенты,
и еще хорошая тыща всяких аспектов (места не хватит расписывать).
Фактически, наверняка, проектный консалтинг.
Начал гугглить по украинским компаниям, указывающим у себя на веб-сайтах предоставление услуг проектного консалтинга. Результаты поражают.
В топе гуггла по выдаче киевская юридическая компания.
Просто шедевр.
— Цель услуги Проектный консалтинг – это понижение или устранение юридических рисков и создание неопасных правовых критерий для организации и существования бизнеса.
Некоторая IT компания осознает термин «проектный консалтинг» как помощь в оценке и выборе программного обеспечения (т.е., сделать нелегкий выбор меж MSP и Primavera).
PR-щики после дефиса к термину прилепили определение «расширение сферы межнационального влияния». (А чего не межгалактического? Так ведь круче!)
Рекламщики почему то убеждены, что рекламный анализ проектов недвижимости – основная и конечная составляющая в любом проекте.
Недодевелоперы, которых в 2008-м году гарантированно уволили с должностей младших курьеров строй компаний, считают, что занимаясь проектным консалтингом, они проводят анализ лучшего использования местности и разрабатывают концепцию объекта недвижимости.
А кое-какие социальные тренеры (с HR и психическим уклоном) убеждены, что весь смысл в бизнес-процессах системы управления человечьими ресурсами.
Ну и т.д..
Каждый сверчок хвалит собственный шесток, не видя общей картины и даже не догадываясь о ее существовании. При всем этом они приходят на предприятие с позиции «более умного и опытного» и в большинстве случаев, чтоб не утратить клиента, дают советы, которые они только-только придумали. В общем, всегда найдутся эскимосы, которые выработают для обитателей Конго директивы поведения в самый разгар жары.
Практически, само понятие консалтинга как деятельности, к огорчению, дискредитировано бессчетными дилетантами, которым непостижимость не есть помехой. Может быть, тут даже не помешал бы институт лицензирования, раз рынок без помощи других не в состоянии устаканить такое богатство пены.
Одно плохо, в этой стране хоть какое регулирование преобразуется только в еще одну кормушку для «покращувателей».