…В ожидании… С надеждой в глаза и сходу отвести взор. В одиночку посреди огромного количества людей. И каждый денек не приносит того, что ожидаешь, и каждый денек дарует надежду.

Почему мы боимся отношений с другими людьми? Новых отношений? Развития тех, что есть? Чего мы боимся? За кого мы боимся? За себя либо за других людей? Мы боимся, что нам причинят боль либо еще что-то, что это «что-то» пойдет «как-то» не «так»?! Либо боимся причинять боль и созидать ее в чужих очах? Нам страшен «непокой» и потраченное время? Что все-таки?

И, невзирая на все это, мы остро желаем новых отношений, тянемся к ним… Почему боимся того, чего вправду желаем? Почему же мы так стремимся к отношениям и отходим от их?

В один прекрасный момент мы ощущаем, что мы готовы. Мы осознаем, что готовы. К общению с миром не только лишь через себя, да и через другого человека, через, через этого человека к чему-то очень принципиальному для нас. К чему-то, чего мы очень ждем, к чему-то, что непременно может состояться и быть в нашей жизни.

Мы тянемся к другим людям. Время от времени эти 1-ые пробы удачны. В большинстве – нет. Наши 1-ые движения порывисты и категоричны. Мы, как будто детки, которые обучаются ходить. Нам трудно плавненько и заботливо относиться к другим, наши чувства похожи на порывы пламени, которыми проще спалить, чем согреть. И деяния других мы воспринимаем так же остро. И к нам приходит 1-ый, «дебютный» опыт…

По моему воззрению, конкретно наша оценка этого «дебютного» опыта и определяет все наши дела в предстоящем. Если мы посчитали, что нам сделали больно, мы начинаем защищаться, если мы возмущены несправедливостью, то начинаем ее восстанавливать и т.п. При этом с каждыми новыми отношениями, мы усиливаем эти «навыки».

К тому моменту, когда мы начинаем задавать вопросы «почему» и чувствовать одиночество посреди людей, мы становимся уже очень опытнейшеми «бойцами» в способностях защиты и нападения.

Мы не верим… Мы виртуозно скрываем наши желания… Не проявляем то, что ощущаем на самом деле… И очень требовательны… к другим.

Я считаю, что стать готовым к отношениям с другим человеком можно только тогда, когда мы становимся самостоятельными людьми. Самостоятельность – это такое состояние, в каком мы воспринимаем мир как место, живущее и совместно, и обособленно. Мы принимаем все обилие всего и всех, сами оставаясь при всем этом уникальными… Самостоятельность — это способность принять то, что есть другой мир. Этот мир – это тот, другой человек.

Когда мы зависимы, мы ждем от другого пришествия нашего счастья, когда независимы, то мы боремся с другим человеком за свое счастье. Когда мы самостоятельны, к нам приходит осознание того, что стать счастливым и позволить состояться тому принципиальному в нашей жизни, способны только мы сами. Это означает проявить свою ответственность за это принципиальное в нашей жизни. Ублажение собственных потребностей мы лицезреем в результатах собственного созидательного труда. Оценки исчезают. Мы создаем актуальные места, заполненные индивидуальностью, кое-чем, делающим нас нами, а других – другими.

Состояние самостоятельности – это ублажение потребности человека без помощи других, и не за счет наружного окружения либо борьбы с ним, а за счет собственного созидательного труда, сотворения системы отношений, ведущей к естественной реализации этой потребности.

Когда мы в состоянии самостоятельности, то мир становится для нас пластичным местом, начало которого – мы. От нас и только от нас зависит благополучие… Наше и тех (и того J), кто (и что) нас окружают…

Дела в самостоятельности, — это наша способность созидать шаги, как важные проявления серьезности целей 2-ух людей, шаги навстречу друг дружке, которые измеряются в действиях.

Начиная с малеханьких – взор, смущение, ухмылка… Потом разговор, желание поделиться вместе временем. И, в конце концов, желание соединить миры, чтоб «твое» и «мое», сделали «наше».