Я бы рекомендовал читателю сначала пробежать мою статью «Наука и псевдонаука в рекламе».
Лжеученый не любит мелочиться, он решаеттолько глобальные препядствия.Академик А. Мигдал

Нет болванов более несносных, чем те,которые не совершенно лишены разума.Ф. де Ларошфуко

ДЛЯ НАЧАЛА я рекомендую для вас, чуткий читатель, скачать программку мини-ВААЛ с
www.vaal.ru. Это сделает наш разговор предметнее. К тому же, вы получите возможность оценить это волшебство: «Ваал-мини — это программка для проведения фоносемантической экспертизы текста, помогающей создавать истинные шедевры, будь то пресс-релиз, статья в глянцевый журнальчик, исковое заявление в трибунал, маркетинговое объявление либо любовное письмо». Так что спешите, господа — создатели шедевров на дороге не валяются!

Ну, уж если бесплатная мини-ВААЛ (типо отражающая всего только 3-5% способностей всего пакета) способна создавать шедевры, то что тогда гласить о полном пакете ВААЛ. За какие-то ничтожные $950 вы можете создавать уже супер-шедевры:


«Система ВААЛ позволяет предсказывать эффект неосознаваемого воздействия текстов на массовую аудиторию, рассматривать тексты исходя из убеждений такового воздействия, составлять тексты с данным вектором воздействия, выявлять личностно-психологические свойства создателей текста, проводить углубленный контент-анализ текстов и делать почти все другое».


Воланд и бог-дьявол Ваал о таком средстве воздействия на людей могли только грезить! Вообщем фантазия создателей ВААЛ не знает границ: ВААЛ типо употребляется в «психо- и гипнотерапии»; а «ряд муниципальных структур, больших банков, маркетинговых компаний» без ВААЛ’у и шагу ступить не могут. А «активное формирование чувственного дела к политическому деятелю» либо «поиск более успешных заглавий и марок (!?)» для ВААЛ — это сущие пустяки.

Выходу ВААЛ на «глобальные проблемы» в большой степени содействовало подключение к проекту неугомонного Дымшица. Сейчас этот enfant terrible
русских околобрэндинговых и НЛП наук, узнаваемый
манипулятор покупателем

(с присущей ему скромностью) ставит себя на 1-ое место в перечне создателей. Команда ВААЛ-енков повсевременно дополняется новыми гениями в области всего «психо-», «нейро-», «лингво-», «фоно-», «социо-», «НЛП-», «астролого-».

Возникают все более потрясающие версии программки. Так что все есть основания считать, что скоро ВААЛ сумеет предвещать будущее, поджарить картошку, снимать порчу, вылечивать зубы, принимать роды, поменять политический строй и т.д..

Лже- и якобы-науки в лингвистике

Многие лженауки — это раковая опухоль на теле полностью приличных областей познаний, в большинстве случаев гуманитарных. В их повсевременно прорастают все новые темы и темки, нередко на стыке областей. Многие из их заняты ловлей схоластических блох, надуванием академических щек и изобретением магической терминологии. Прав А. Китайгородский: «Мистика слова — обязательный признак лженауки».

Ах так себя именуют некие темки из лингвистики и пограничных с нею областей: герменевтика, глоссолалия, звукосимволизм, кинесика, когнитивная грамматика, лингвокультурология, психолингвистика, нейролингвистика, нейросемантика, просодика, асемантика,антропофоника, прагмалингвистика, психогеометрия, психосемантика, психосинтаксис, психофонетика, психоязыковая типология, семиотика, синестетика, смыслотехника, социолингвистика, фольклингвистика, цветопсихология, эпистемологическая рефлексия, этнолингвистика, дальше всюду. Одной из таких темок является и фоносемантика (см. ниже), которую превращают из смешного этюда в полновесную лженауку.

Многие из этих темок, может быть, представляют определенный энтузиазм. Многие по объему тянут максимум на пользующуюся популярностью статью. Но их объявляют науками, по ним защищают диссертации и пишут целые книжки. Из неких темок делают длительные курсы в университетах. О том, как это сказывается на качестве подготовки профессионалов, я мог судить на примере выпускников инязов, которые приходили в английскую редакцию издательства «Мир», где я переводил книжки на британский. В ответ на упреки в нехорошем знании языка они перечисляли глупейшие схоластические курсы, которыми забивали их головы заместо того, чтоб учить британскому языку.

Да что там иняз! В русских школах уже издавна не учат, как верно излагать мысли, зато учат схоластическому правописанию и схоластической пунктуации. Большая часть языковедов не понимают того, что чисто языковые нюансы текста несущественны в сопоставлении с его содержанием и композицией. Даже в
художественной литературе. Колдун языка Пушкин гласил: «Проза просит мыслей и мыслей — без их блестящие выражения ни к чему не служат». (Кстати, многие пушкинские стихи получают у ВААЛ очень нехорошие оценки.)

Лженаучные тексты нередко включают т.н. «эффект очевидной глупости» (The Blatant Nonsense Effect), смысл которого в полной убежденности создателя в том, что никто никогда не будет серьезно рассматривать его тупость, даже очевидную. Ко многим темкам можно отнести формулировку «последнее прибежище академических шарлатанов», высказанную Д. Чендлером в его книжке «Семиотика для начинающих». Практически все эти «науки» не имеют никаких практических выходов.

В базе псевдонауки лежит чье-то болезненное честолюбие, некомпетентность, карьеризм и/либо научная нечестность. (См. «Наука и псевдонаука»). Ричард Фейнман считал, что научная честность — это главное качество ученого:

«Если вы ставите опыт, вы должны докладывать обо всем, что, с вашей точки зрения, в состоянии сделать его несостоятельным. Сообщайте не только лишь то, что подтверждает вашу правоту. Приведите все другие предпосылки, которыми можно разъяснить ваши результаты, все ваши сомнения, устраненные в процессе других тестов, и описания этих тестов, чтоб другие могли убедиться, что они вправду устранены. Если вы подозреваете, что какие-то детали могут поставить под колебание вашу интерпретацию, — приведите их. Если что-то кажется для вас неверным либо предположительно неверным, сделайте все, что в ваших силах, чтоб в этом разобраться. Если вы сделали теорию и пропагандируете ее, приводите все факты, которые с ней не согласуются так же, как и те, которые ее подтверждают».

Я не уверен, что эти строчки читала создатель статьи «Мужественная н-е-д-у-р-а либо фоносемантический модуль программки ВААЛ» Ю. Зайцева, но она поступила как добросовестный исследователь — снимаю шапку!

Вот и философ Владимир Шалак, «родитель» ВААЛ, (кстати, не удивляйтесь, типо большой спец по логике!) торжественно провозглашает: «Мы стараемся, чтоб все применяемые нами способы были научно обоснованными. Только в данном случае наша совесть перед клиентами будет чиста». Как досадно бы это не звучало, у создателей ВААЛ очень типичные представления о научной обоснованности и о совести.

Мне хотелось бы также сказать пару слов об НЛП и психолингвистике, так как эти «науки» также заложены в ВААЛ. Я уже писал о пустых претензиях НЛП на роль в рекламе. На веб-сайте авторитетной энциклопедии Wikipedia размещен серьезный критичный обзор НЛП. Вот его короткое резюме:

В современной науке не существует никаких «нейро-научных» обоснований НЛП, многие теории НЛП наивны. Они опровергаются бессчетными исследовательскими работами, а способы НЛП неверны и неэффективны. В США и Англии, из-за общего расстройства в НЛП, упоминание НЛП в психотерапевтических журнальчиках встречается все пореже, а особая литература по этой теме фактически не издается. Английское психологическое общество систематизировало НЛП как псевдо-психологию, а Государственный Комитет США по борьбе с мошенничеством в сфере здравоохранения признал способы НЛП научно неподтвержденными и непонятными; их нельзя советовать для использования. Бессчетные экспериментальные и клинические данные подтверждают, что внедрение НЛП в психотерапии, менеджменте и личностном росте никчемно.

Сейчас о психолингвистике. Прочитав пару путаных книжек и с десяток статей на данную тему, я вволю наглотался пузырей и глухой терминологии, но так и не сумел отыскать практического зерна. В одной из статей, посвященных вышеуказанному «эффекту очевидной глупости», в качестве броского примера «науки», практически полностью состоящей из таких эффектов, создатель разбирает конкретно психолингвистику и теории Хомского. Таким макаром:

ВААЛ лежит на 3-х хилых китах: фоносемантике, психолингвистике и НЛП.

Компьютер vs. человек

С возникновением компов некие лженауки получили возможность создавать коммерческие компьютерные программки и хорошо на их зарабатывать. Эти продукты, обычно, предлагают что-то волшебное: решение всех текстовых заморочек (ТРИЗ и ВААЛ), резвое исследование зарубежных языков и исцеление от многих заболеваний (25-й кадр), диагностику за час (Мегатон) и т.д.. В Рф, где жутко любят все «по щучьему велению», подобные «волшебные палочки» идут нарасхват.

Этому же содействует и святая вера мещанина и гуманитария в бескрайние способности компьютера. В собственной книжке «Блеск и бедность информационных технологий» Николас Кар приводит интервью 1-го из пионеров внедрения компов в бизнесе: «Мы желали о некоей расчудесной машине, в которую можно было бы вложить лист бумаги, а позже надавить кнопку и получить ответы на любые вопросы. Все это было так наивно…» Весело читать, с каким детским восхищением А.П. Журавлев (главный «теоретик» ВААЛ) пишет об ЭВМ.

Мечтателям о «чудесной машине» следовало бы вникнуть в предостережения южноамериканского журналиста С. Харриса:

«Реальная опасность не в том, что машины начнут мыслить, как люди, а в том, что люди начнут мыслить, как машины».

На данный момент мы знаем, что компьютер лучше человека делает многие операции, связанные с механической обработкой инфы. Так, компьютер лучше человека сосчитает количество слов и абзацев в тексте; он резвее отыщет в тексте необходимое слово, но…

Желали бы вы, чтоб компьютер за вас оценивал просмотренный вами кинофильм, прочитанную вами книжку, увиденную вами картину, вашу возлюбленную? Считаете ли вы, что компьютер лучше вас оценит содержание книжки, а тем паче тончайшие, еле уловимые движения вашей души, вызванные тем либо другим текстом? Считаете ли вы, что компьютер верно оценит ваши стихи либо прозу, статью либо даже простый пресс-релиз? Многие так не считают. «Я еще пока не сошел с мозга, мои тексты доверять какому-то там электрическому выродку» — написал мне один из разочаровавшихся юзеров ВААЛ.

Слово «гуманитарий» происходит от слова «человек». Тем поразительнее то, что конкретно гуманитарии в оценке, скажем, упоительных пушкинских строк отдают предпочтение «электронному выродку». Мировоззрение людей их не интересует.

Тут также охото увидеть, что «способности» компьютера зависят не столько от мощности «железа», сколько от мозга, таланта и честности создателей программ.

Определимся в определениях

В переписке со мною Шалак сетовал критикам ВААЛ: «Им следует поначалу чуть-чуть расширить собственный кругозор в области наук о языке, а только позже высказывать это самое “недоумение”».

Давайте и мы «немножко расширим собственный кругозор». А заодно оценим кругозор создателей ВААЛ. Начнем с простого — определимся в определениях.

Это просто делать в четких науках — там определения точные и конкретные. В гуманитарных же «науках» всяк трактует определения, как ему заблагорассудится. Более того, многие «ученые» не понимают смысла даже простых понятий. На таком недопонимании построен и ВААЛ. Разглядим несколько определений.


Фонетика — это раздел языкознания, изучающий звуки, но не значения слов. Этим фонетика отличается от фоносемантики (см. ниже). Фонетика занимается фонемами.


Фонема — это отдельный звук. Из фонем складываются слоги и слова. В российском языке 40 два фонемы: 6 гласных фонем; 30 6 согласных. Тут принципиально отметить, что:

Фонемы не встречаются в речи в чистом виде.

Об этом мы вспомним, когда будем рассматривать результаты Журавлева.


Фонетическое (звуковое) значение (phonetic value либо
phonetic meaning
) — это конкретное произношение буковкы, фонема. Буковка может иметь несколько фонетических значений. Отсюда следует, что книжка А.П. Журавлева «Фонетическое значение» должна была бы дискуссировать чисто фонетические вопросы. На самом же деле она дискуссирует фоносемантику, а точнее — дилетантские опыты с оценками отдельных фонем по многим шкалам. Журавлев также ввел глупые определения «звукобуква» и «фонетическая значимость».


Семантика — раздел языковедения, изучающий значения слов. Почему только слов? Так как только слова имеют значения. Текст же имеет смысл, а не значение. Правда, страдающие от отсутствии диссертационных тем языковеды употребляют глупый термин «семантика текста» и тавтологию «семантическое значение».


Фоносемантика, фоносемантический — это центральные определения ВААЛ. Ее создатели либо жутко запутались в собственных фоносемантических претензиях, либо сознательно вводят в заблуждение добросовестной люд.

Что такое фоносемантика? Хотя ответ следует из самого наименования этой «науки», я полазил по Вебу и даже пообщался с британской специалисткой Margaret Magnus.
Вот одно из определений фоносемантики:

Фоносемантика — это область лингвистики, изучающая соотношение меж
ЗНАЧЕНИЕМ (семантикой) слов и их ПРОИЗНОШЕНИЕМ (фонетикой).

С этим определением (кстати, не моим) не согласен Дмитрий Сергеев. Признаюсь, в его тираде я сообразил только вторую часть, но может быть, у вас получится, чуткий читатель (http://rus33abc.narod.ru):

Если рассматривать результирующую семантик частей слова (не принципиально, букв, звуков либо фонем), то можно как-то судить о таком согласовании. Отказ от признания некой семантики за элементами слов делает неосуществимым оценивать соответствие звучаний слов их денотатам, не считая случаев звукоподражания.

Позже создатель комментария гласит что-то для меня более вразумительное:

Таким макаром, для каждого слова (и всех его форм звучания) нужно проводить самостоятельное исследование цель которого даже забавно произнести. К примеру, "Соответствие звучания слова МЫЛО его значению". Люди привыкли мылом мыло именовать — вероятнее всего произнесут, что да, дескать, соответствует. А какое оно? — мыльное… (либо злое, тяжёлое и т.п. — кому что придёт в голову).

Господа фотосемантики, не могли бы вы сначала условиться меж собой о точном значении ваших определений.

Итак, о фоносемантике можно гласить только тогда, когда сразу анализируются две свойства слова – его фонетика и его семантика! Поразительно, но сия простая правда находится за пределами осознания многих «специалистов»! В том числе и наших ВААЛенков.

Потрясает то, что господа фоносемантики даже в сущности собственной якобы-науки разобраться не могут. В собственной книжке «Психолингвистика» Валерий Белянин пишет:

«Фоносемантика изучает ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ содержание звуков языка.»

Вот так-с. Ради Бога. Тогда сию «науку» следовало бы именовать «фоночувствами» либо как-то в этом роде. Это понятно даже неспециалистам по языку.

Белянин
в другом месте пишет: «Фоносемантика – это семантика формы (звучащей) (Если «звучащей», то тогда как и почему ВААЛ употребляют для анализа письменных текстов!?). Это не совершенно правильное заглавие. Быстрее это должна быть «психофонетика» (по аналогии с психолингвистикой, психосемантикой, психостилистикой)».

Ему на собственном веб-сайте возражают создатели ВААЛ: «…программа ВААЛ совсем не базирована на психофонетике».

Вы еще живые, мой читатель?

Малость истории. Толчком к фоносемантическим размышлениям послужило то, что в почти всех языках звучание неких слов, описывающих звуки, таких как «свистеть», «жужжать», «звенеть», «рычать», «плескать», и немногих других припоминает описываемый ими звук.

Но пробы догматизировать связь определенных звуков и звукосочетаний со значениями слов потерпели беду. Так, когда Сократ заявил, что внедрение неких звуков в слове одномоментно присваивает ему тот либо другой смысловой колер, его последователь Гермоген привел ему большущее число примеров, опровергающих это утверждение. Сократ (не в пример нонешним псевдоученым) отказался от собственных утверждений, назвав их «воистину одичавшими и смешными».

Благозвучие – фоносемантичность не связана с благозвучием. К примеру, слова «скрипеть», «хрюкать», «харкать», «гоготать» либо «сюсюкать» навряд ли можно именовать благозвучными, но они хорошо передают нрав описываемого ими звука, другими словами они фоносемантичны в первозданном смысле этого понятия.

Отметим, что Журавлев в общем-то осознавал, что «фоносемантика» связана со значением слова (См. его статью «Уважаемое слово, к лицу ли для вас ваша форма?»), хотя и истолковывал эту связь превратно.

Сознательно либо по недомыслию,


Создатели ВААЛ выкинули из фоносемантики всякую связь со значением слова.

По другому говоря, все, что они нагородили, к фоносемантике не имеет никакого дела!

Пояснения «логика» Шалака:

«Фоносемантическая оценка слов либо текстов имеет дело только с оценкой чувственного воздействия звучания слова безотносительно его смысла… Программке нет никакого дела до того, что РАЙ — это место, где после погибели должны оказаться праведники, а АД — это место для грешников»

И

«…программа в силах оценить неосознаваемое эмоциональное воздействие
фонетической
структуры слов на подсознание человека».

Не уж-то может?


Фоносемантические свойства — это изобретение создателей ВААЛ. Фоносемантика не может иметь черт; она может только констатировать присутствие либо отсутствие связи звучания слова с его значением.

Кстати, ВААЛ выносит непонятный приговор разным объектам:


«Слово … не обладает выраженными фоносемантическими характеристиками» (!?)».


Посреди этих объектов есть буковка «Ё» и даже наикрасивейшие пушкинские строки «Унылая пора, глаз очарованье. Мила мне твоя прощальная краса». Это абсурд! При этом при любом истолковании слова «фоносемантика».


Фоносемантические исследования (опыты) — если кому-то захочется издержать время на фоносемантические игрушки, то чем он должен заниматься? – Поиском соответствия значение-звук, очевидно. А в каких определениях (единицах) оценивать это соответствие? Да либо нет, т.е. есть соответствие либо его нет. В последнем случае, в процентах либо баллах. Но только не в прилагательных, как это делают Журавлев и ВААЛ-енки.

Вообщем, в голове создателей ВААЛ полная фонетико-фоносемантическая каша. В описании ВААЛ читаем: «В ней реализованы методы оценки фонетического
воздействия на человека слов и текстов российского языка». При всем этом программка предлагает оценить «Фоносемантическое воздействие» и «Эмоциональное
воздействие» раздельно на слова и тексты. Дорогие ВААЛ-енки, уж если врете, то лгите как-то поэлегантнее.

Итак, попытка расширить наш кругозор «в области наук о языке» привела нас к смешным выводам:

  • Создатели ВААЛ имеют нулевой «кругозор в области наук о языке».
  • Отсутствие кругозора они с лихвой компенсируют нахрапистостью.
  • Их нахрапистые измышлизмы и «дымшицизмы» отличает полнейший терминологический хаос.
  • Они имеют туманное представление о том, что такое фоносемантика. Поразительно!
  • Их ВААЛ к фоносемантике не имеет никакого дела.
  • Строго говоря, он ни к чему не имеет дела. Не считая желания заработать, очевидно.

ВААЛ-овская утка пошла гулять по страничкам шибко ученых текстов. Так, в описании программки Diatone читаем:

«Фоносемантический анализ текста, как и слова, заключается в оценке звучания безотносительно к содержанию».Извините, а что тогда тут делает прилагательное «-семантический»?

Популярная мастерица лингвистического словоблудия Юлия Пирогова учит:

«При рассогласовании фоносемантики и семантики
(!?) текста более важной является семантическая составляющая. На наш (!?) взор, фоносемантика оказывается принципиальным фактором увещевательной (!?) коммуникации в 2-ух случаях: а) если фоносемантическая составляющая текста (!?) поддерживает его семантическую составляющую (!?); б) если семантическая составляющая сообщения отсутствует (!?) либо не является прагматически значимой».

Вы чего-нибудь тут сообразили?

«Если семантическая составляющая сообщения отсутствует» — по другому говоря, если текст лишен смысла. Я длительно не мог осознать этот абсурд. Позже меня озарило — создатель знает о чем гласит, ибо большая часть всех ее текстов лишена смысла, то бишь «семантической составляющей», если перевести это на малограмотный язык псевдолингвистов.

Кстати, конкретно Юлии Пироговой наше маркетинговое образование должно жутчайшей программке, по которой сейчас учатся бедные студенты-рекламисты в 10-ках маркетинговых вузов Рф. Уж вот где на сто процентов отсутствует «семантическая составляющая»!

Дело в том, что на стадии становления маркетингового образования структурная лингвистка Юлия Пирогова оказалась в ненадобное время в ненадобном месте и выступала в качестве разработчика этого страшного эталона.

Я не знаю, сколько десятилетий уйдет на то, чтоб русские маркетинговые университеты вылечились от «пироговского» маразма и начали, в конце концов, готовить профессионалов по salesmanship in print, а не по семиотике, поэтике, драматургии рекламы.

«Отцы-основатели»

Шалак написал мне:

«Моя награда тут очень малая. В системе ведь просто реализованы результаты докторской диссертации А.П. Журавлева. Я просто адекватным образом заложил их в программку и предоставил широкой публике».

Никакой проверки, никакого анализа, никаких колебаний!

Но, может быть, диссертация — это абсурд? На этот счет у «логика» Шалака есть потрясающая по собственной наивности и алогичности идея: «Докторская диссертация, да еще защищенная не сейчас, а в Одна тыща девятьсот 70 четыре году, стоит многого. Я к нынешним диссертациям отношусь скептически, потому что знаю, как они создаются и защищаются». Так совпало, что конкретно в Одна тыща девятьсот 70 четыре г., после мучительных раздумий, я ушел из аспирантуры. Одной из обстоятельств было то, что мой шеф заставлял меня писать положительные отзывы на далековато не положительные диссертации. Не хотелось быть путаной. Так что я знаю, как тогда «создавались и защищались» диссертации даже в физике, не говоря уже о гуманитарных науках.

Труды означенного Журавлева нельзя осознать, не проанализировав вклад его вдохновителя, южноамериканского психолога Чарльза Осгуда (Charles Osgood). Он выдумал странный способ статистической обработки личных оценок слов. То, что отличает (дифференцирует) смысл слов, Осгуд не очень успешно именовал «семантическими дифференциалами».

Суть этого способа Журавлев сообразил не совершенно.

Осгуд плясал от
семантики слов.

Только слов, а не звуков и не текста, как это делали языковед Журавлев и «логик» Шалак. Он не учитывал ни фонетику, ни, тем паче, фоносемантику, так что неясно, почему его способ притащили в ВААЛ. Вероятнее всего для наукообразия.

Осгуд справедливо утверждал, что, если взять конкретное слово, к примеру «полиция», «автомобиль», «вежливый», то для различных людей эти понятия будут немного по-разному покрашены. Об этом гласил еще психолог Л.С. Выготский: «Значение – беспристрастно сложившаяся в процессе истории система связей, стоящая за словом, однообразная для всех людей. Значение хоть какого слова приводится в толковом словаре. Смысл – это личное значение слова».

К примеру, какой смысл вкладывают в слово «вежливый» доктор института, студент, военнослужащий, бандит? Какими словами будут они обрисовывать свои «смыслы»? Может быть, будут применены слова хороший-плохой, сильный-слабый, интеллигентный, цивилизованный.

Что ж, результаты подобного опроса будут представлять определенный академический энтузиазм. И даже практический. К примеру, правительство могло бы сделать определенные выводы из подобного опроса для слова «милиция». Для одних полиция представляется органом, защищающим население от противоправных посягательств, а для других – массой взяточников и бандитов в погонах.

А какой энтузиазм и для кого представляли исследования Осгуда? Испытуемым предлагалось по одной и той же шкале антонимов оценить различные слова. Вот так Осгуд изобразил средние оценки 2-мя группами слова «вежливый»:

Вы сможете глядеть на эту картину битый час. Что вы извлечете из этих точек? Осгуд об этом ничего не гласит.

Хоть какому экспериментатору в реальных науках ясно, что:

Без интерпретации все это — глупое нагромождение цифр и/либо прилагательных.

Но сие неясно ни Осгуду, ни нашим ВААЛ-енкам.

Весело, что никого не заинтересовывала практическая бесполезность способа Осгуда. Но все (не считая «героев нашего романа») увидели, что он состоит из сплошных противоречий: предполагая субъективность расцветки слов, способ опирается на оценки по снова же лично понимаемым аспектам (шкалам). А кто определяет количество и содержание применяемых пар? Господь Бог? Нет, исследователь. Очередной личный элемент. Так, Журавлев и его украинский сотрудник В.В. Левицкий, использовали различное количество шкал. И тот и другой, очевидно, ничего не доказывали.

Дальше исследователь лично решает, начиная с какого количества пт оценку следует отнести в тому либо иному краю диапазона, к примеру, «горячо» либо «холодно».

Осгуд использовал шкалу хороший-плохой. Это удивительно, так как схожая оценка является суммирующей, подытоживающей результаты ответов на другие вопросы. Понятия «хороший» и «плохой» имеют совсем различный смысл для различных объектов и респондентов. Левицкий, метод которого также заложен в ВААЛ, отказался от этой глупой оценки. Журавлев и наши ВААЛ-енки ее оставили.

Итак, Журавлев ничтоже сумняшеся взял глупую методику Осгуда, и сделал под нее огромное количество непонятных шкал:

неплохой — нехороший, прекрасный — отталкивающий, веселый — грустный, светлый — черный, легкий — тяжкий, неопасный — ужасный, хороший — злой, обычный — непростой, гладкий — шероховатый, округленный — угловатый, большой — небольшой, твердый — ласковый, мужественный — женственный, сильный — слабенький, прохладный — жаркий, величавый — низкий, звучный — тихий, могучий — хилый, радостный — печальный, броский — мерклый, подвижный — копотливый, резвый — неспешный, активный — пассивный.

Левицкий использовал только Семь шкал.

Оценка при помощи всех прилагательных (если она вообщем имеет смысл) может иметь только очень-очень ориентировочный, размытый нрав. А тут бедному испытуемому предлагается оценивать слова и даже буковкы в определениях, которые сами с трудом поддаются дифференциации:

подвижный — копотливый

резвый — неспешный

активный — пассивный

либо

веселый — грустный

радостный — печальный

либо

сильный — слабенький

могучий — хилый

Оценили? У меня так и не вышло. Как люди вообщем отвечали на эти невообразимые вопросы? Вероятнее всего, способом тыка. Но такие ответы именуют
псевдомнениями
. А псевдомнения совсем никчемны.

Хотя Журавлев осознавал, что фоносемантика связана со значением слова, он не осознавал, что необходимо находить соответствие звучания слова его значению (свист, шипенье и пр.), а не пробовать обрисовывать звучание при помощи прилагательных:


Барабан — большой, твердый, активный, сильный, звучный.


Бас — мужественный, сильный, звучный.


Бубен — броский, звучный.


Взрыв — большой, твердый, сильный, ужасный, звучный.

Ну, отлично, хоть это и не фоносемантика, но в данных случаях прилагательные в принципе верно охарактеризовывают наши ассоциации с этими понятиями. Непонятно, правда, как это обогащает эти ассоциации.

Даже если мы на секунду представим, что все слова российского языка получают оценки при помощи прилагательных, более либо наименее вписывающиеся в стоящие за ними понятия, то встает вопрос —

Что с этими оценками делать? Кому они необходимы?

Дальше, Журавлев приводит только «правильные» примеры. Как насчет «неправильных»? Тут Журавлев играет в научную честность:

«Конечно, чтоб подтверждения были убедительными, необходимо "просчитать" многие тыщи слов, так как в больших лексических припасах языка всегда можно подобрать десяток-другой примеров для доказательства хоть какой догадки».

Ловкий ход: гласить о честности, но поступать нечестно. Журавлев «подбирает десяток-другой примеров», которые вписываются в его догадку и игнорирует море примеров, которые в нее не впитываются. Так как разработки Журавлева механически заложены в ВААЛ, то давайте с ее помощью протестируем несколько слов. Начнем с самых «фоносемантических» слов, таких как «жужжать». Подставим это слово в ВААЛ. Получаем:

Слово ЖУЖЖАТЬ производит воспоминание чего-то Отвратительного, ОТТАЛКИВАЮЩЕГО, Ужасного, СЛОЖНОГО, ШЕРОХОВАТОГО, ЗЛОГО, ТЕМНОГО, Низкого, Томного, ГРУБОГО, Жаркого, ХРАБРОГО, МОГУЧЕГО, Огромного

Во-1-х, на кого конкретно производит воспоминание? Во-2-х, что отвратительного, отталкивающего либо ужасного в милом слове «жужжать»?

А почему ВААЛ считает, что глобус, глаз, гриб, груша, цунами, пробирка, класс, кит «угловатые»; блоха, вошь, атом, электрон, волос «большие»; океан, степь, лес, земля «маленькие»? Тыщи и тыщи несуразиц!

Хоть какому, не считая наших ВААЛ-енков, ясно, что Журавлев занимался подтасовкой. Эта ересь имеет обычное разъяснение — ну кто ж в 70-х годах мог представить, что через пару лет компы будут стоять на каждом столе, и что появятся шустрые ребята, которые, ни в чем же не разобравшись, заложат его данные в программку, и хоть какой желающий сумеет все испытать.

Ослиные уши торчат и из утверждений диссертанта о сотке тыщ людей, на которых типо была испытана данная теория. Валерий Белянин на «Психолингвистическом форуме В.П. Белянина» заносит существенную поправку: «… опросил не 100.000 человек, а Восемьдесят человекам предъявил 50 звукобукв и попросил их оценить их по 20 5 шкалам». — Правда, хорошо? К тому же эти Восемьдесят злосчастных, вероятнее всего, были студентами Журавлева. (Правда, в собственной книжке «Психолингвистика» он снова гласит о 100 00 человеках.)

Другими словами, ВААЛ построен на ереси.

Перейдем к другим перлам Журавлева и ВААЛ-енков.

Метод ВААЛ: буковкы, фонемы, слова и тексты

В жизни мы не имеем дело с изолированными звуками (фонемами). Даже согласные буковкы алфавита мы произносим не «б», «л», «к», «щ», а в более удобочитаемом виде: «бэ», «эл», «ка» и «ща». Мореплаватели произносят их по-старославянски: «буки», «веди», «глаголь» и т.д. Фонетическая, а тем паче фоносемантическая, оценка изолированных звуков обыкновенными людьми (не фонетистами) — это плод досужих домыслов и очередное свидетельство некомпетентности Журавлева и создателей ВААЛ. Еще больше глупы пробы использовать результаты оценок отдельных звуков в качестве базы для оценки слов и текстов. Об этом гласил еще Платон. Но конкретно на этой глупой идее и построен весь карточный домик ВААЛ.

Слава богу, что еще никто не додумался оценивать каждую музыкальную нотку В ОТДЕЛЬНОСТИ a la
Журавлев и ВААЛ, чтоб позже при помощи компьютера оценивать произведения Моцарта и Чайковского!

Наша когорта псевдо-фоносемантиков не соображает, что люди не имеют дело с отдельными фонемами и нотками. Они воспринимают их в сложном сочетании, где каждому элементу уготовано свое место. Никто в жизни не произносит с натугой ЖЖЖЖЖ. Звук [ж] встречается в компании смягчающих гласных и согласных, он произносится мимолетно, без напряжения. Один юзер ВААЛ обрисовал собственный шок, когда программка признала звучание восхитительного слова «журавушка» отталкивающим, ужасным, шероховатым, злым.

Могут ли буковкы либо звуки быть неплохими либо нехорошими? А ужасными, отталкивающими, злостными, грубыми? У ВААЛ могут. Подставьте в ВААЛ по очереди все буковкы российского алфавита и вы получите ужасающую картину.

Приказом по ВААЛ нехорошими объявлены Семь букв (Ж, С, Ф, Х, Ц, Ш, Ы); отталкивающими 6 (Ж, С, Ф, Х, Щ, Ы); ужасными — 10 (Ж, З, К, П, Р, У, Ф, Х, Ш, Щ). «Г» признана злостной, а «Ч» низкой. Буковка «Ё» объявлена «не обладающей выраженными фоносемантическими характеристиками». Вот так-с. Словом, наши ВААЛ-енки поставили двойки Кириллу и Мефодию — эти злодеи погубили половину нашего алфавита. А что можно ждать от языка, сплошь состоящего из отвратительных букв и звуков? Только огромного количества мерзких слов. Вот вам наглядный пример:

Слово Неплохой производит воспоминание чего-то Отвратительного, ОТТАЛКИВАЮЩЕГО, Ужасного, ШЕРОХОВАТОГО, УГЛОВАТОГО, ТЕМНОГО, Низкого, ТИХОГО, Мерклого, Грустного


Вот еще несколько «страшных» слов на вскидку (слабонервных прошу не читать):


«Страшные» слова: Русь, Христос, храм, хлеб, живописец, супруга, жених, жизнь, краса, папа, правда, родина, родной, роза, неплохой, удовлетворенность, подарок, фамилия, шуточка, хризантема.

Наши ВААЛ-енки и российские слова поделили на нехорошие и отличные. Вот нехорошие:


«Плохие» слова: Христос, храм, церковь, жених, жизнь, компания, фамилия, конструктор, замечательный, кит, негоциант, парикмахер, поход, свинец, факел, фаянс, фрак, фрукт, фата, федеральный, фигура, фокус, неплохой, смех, живописец, шуба, шуточка.

А вот отличные:


«Хорошие» слова: Иуда, кретин, ишак, бандит, болтун, обалдуй, дуралей, стычка, дрянь, слюнтяй, ублюдок, яд, врать, лодырь, балда, рожа, кутузка, обман, слюна, ярмо, ярость, арба, армия, армяк.

Далее вы сможете поиграться сами. Вас, господа, ожидают незабвенные минутки.

Для оценок слов Журавлев высосал из пальца метод с математическими формулами, так впечатляющими хоть какого гуманитария. Ничего, очевидно, не доказывается и не обосновывается. Технические глупости метода ВААЛ довольно тщательно разобраны в статье Ю. Зайцевой. Посреди бессчетных несуразностей создатель отмечает и то, что

Слово получает различные оценки, если его рассматривать как слово и как текст.

Оно также получит иную оценку, если ее проводить вручную по формулам Журавлева.

Один счастливый владелец полного пакета ВААЛ поведал мне смешную подробность: если программку загрузить на различные компы, то она выдаст различные оценки текстов.

ВААЛ-енки не понимают очень и очень многого, а именно, того, что в фонетических исследовательских работах имеют дело не с написанием слов, а с их транскрипцией, по другому получится ерунда, как это имеет место в ВААЛ. Возьмем, скажем, слово «тент». Мы произносим его «тЭнт». Если мы подставим в ВААЛ оба варианта, то получим достойные внимания различия:


ТЭнт — не плохое, прекрасное, обычное, величавое, мужественное, огромное


ТЕнт — шероховатое, нежное, слабенькое, горячее, тихое, пугливое, хилое, малеханькое, мерклое, грустное

Но эта типо фонетическая программка настроена на письменный
вариант далековато не фонетического языка, а не на его транскрипцию. Это полностью глупо, но наших ВААЛ-гуру сие не смущает.

Дальше, ВААЛ дает обворожительные свойства совсем непроизносимым словам:


ВВВААААЛ — не плохое, обычное, величавое, мужественное

ДААААВВВЭЭЭЭ — не плохое, прекрасное, неопасное

НЛДББ — не плохое, величавое, грубое, мужественное

Неправда ли, мило?

Как с текстами? Человеку среднего ума понятна абракадабра фоносемантического анализа текстов. Ради энтузиазма я протестировал большой кусочек из «Евгения Онегина». До сего времени вспоминаю с дрожью.

Ну отлично, с паршивой овцы хоть шерсти клочек. Ну хоть что-то полезное может делать т.н. фоносемантический блок ВААЛ? К примеру, оценивать просто благозвучие? (Хотя наилучшим оценщиком благозвучия является человек.) На веб-сайте
www.vaal.ru, отвечая на критику программки в «Собеседнике», т. Дымшиц гласит: «Откровенная ересь. Фоносемантика — это совсем не благозвучность текста».

«Угловатый колобок»

Доверчивые юзеры ВААЛ, получив шокирующие результаты, стали задавать противные вопросы. Было надо что-то делать. Можно было бы убрать продукт с рынка, но наши создатели к этому не готовы, ни морально, ни вещественно. Остается другой выход — крутиться, как уж под сапогом, усугубляя ситуацию.

В собственной статье «Фоносемантические заблуждения»
наш «логик» Шалак клеймит позором тех, кто «не различает понятий фонетического и обыденного семантического значений слов»:

«Фоносемантика позволяет получить оценку исходя из убеждений человека, в первый раз слышащего слова “Христос” и “Иуда”, до того как он вызнал из Евангелия историю их отношений. Неуж-то это не понятно?»

Неясно, наш дорогой «логик», ибо все как раз напротив. (См. определение фоносемантики.)

В манипулировании добросовестным народом в особенности преуспел наш мастер манипуляций т. Дымшиц. Ах так он подпускает густого «дымшица» по поводу непонятных оценок слов «Христос» и «Иуда»:

«Фоносемантическая (А.Р. — Т. Дымшиц упрямо гласит о фоносемантике.) оценка имен исторических либо мифологических персонажей в большинстве случаев неинформативна
(А.Р. — Вы сообразили?). Во-1-х, программка разрабатывалась на восприятии русскослышащего
(!?) уха, а обсуждаемые имена, простите, взяты из другой фонетической системы… Позволю для себя увидеть, что на поддержание в top mind имени Христа тратиться еще больше усилий, чем на Иуду (!?) (А.Р. — Ну и богатая же фантазия у нашего «манипулятора».)».

Ну так что все-таки все-же слышит современное «русскослышащее» ухо? Язык дохристианской Руси либо язык XXI века? Если ВААЛ предназначена только для языка Руси, то так и было надо гласить. Тогда для оценки в ВААЛ нужно выкинуть из языка все зарубежные заимствования. При этом не только лишь позднейшие, да и такие старенькые германские заимствования, как «берлога», «клинок», «ярмарка» и т.д. (Любопытно, а что остается?)

Вот еще пара миленьких «дымшицизмов»:

«Господа! “Секс” слово взятое, а “колобок” делался обычно голодной весной из маленького количества муки с большой добавкой опилок, лебеды и т.д. Т.е. он был вправду немного “угловат”».

Мне кажется, что таковой полет фантазии достоин внесения в анналы фундаментального «колобковедения».

«…этимологически (А.Р. — При этом тут этимология?) слово "дурь" (и производные) сначало обозначали не сколько тупость, сколько активность и стремительность (А.Р. — Этими свойствами наш «колобковед» наделен в излишке). Так что, обращаясь к традиционному наследству и к фонетическому восприятию обсуждаемого слова следует признать, что оно формальные испытания проходит. А далее, конечно, требуется дистрибуция, немножко рекламы и… средства появятся».

Запишите рецепт: побольше дурачься + мало дистрибуции и рекламы и… средства появятся!

Они у вас обязательно появятся, если вы позволите нашему манипулятору для ваших стройматериалов, запчастей, компов и т.д. «активно-стремительно» сделать карму либо подправить чакру. Вот прекрасный образец карма-строения из блокбастера М. Дымшица «Манипулирование покупателем»:

Контент-анализ

Концепций и определений контент-анализа много — это рядовая ситуация в гуманитарных науках. Если под ним осознавать количественную обработку огромных объемов текста в электрическом виде, то время от времени контент-анализ полезен. К примеру, если в одной книжке о рекламе слова «продажа» и «продающий» не встречаются никогда, а в другой раз 200, то это кое-что гласит о книжках и их создателях. Словом, иметь под рукою инструмент количественного анализа текста не помешает.

Но значимая часть хоть какого контент-анализа — это объяснение для вас того, что вы прочли. Припоминается шутливое определение литературоведения: «Я помню дивное мгновенье, передо мною явилась ты», — это литература. «В одном из собственных стихотворений А. С. Пушкин подчеркивает, что он помнит дивное мгновенье» — это уже литературоведение.

А уместно ли поручать компу чисто «человеческие» оценки? Навряд ли. Разве что для ботов, которые не могут ощущать. А людям не нужен «протез», который им даст подсказку, что то, что они услышали либо прочитали, замечательно либо плохо, жестко либо нежно. Но ВААЛ-енки так не задумываются.

Вот одна из заявляемых «ценностей» их контент-анализа: «Например, имеется текст выступления депутата Думы и требуется оценить, как оно агрессивно». А не лучше ли его просто прочесть либо прослушать? К тому же злость и другие «человеческие» свойства личны: то, что может показаться брутальным одному, может показаться неагрессивным другому. Меня, к примеру, забавляет черно-белая, без полутонов, реакция на мои тексты.

Бесспорными контент-аналитическими чемпионами мира являются наши ВААЛ-енки. Их контент-анализ имеет просто фантастические претензии. Тут я желал бы освежить в памяти читателя выражение Мигдала «Лжеученый не любит мелочиться, он решает только глобальные проблемы», также произнесенное об «эффекте очевидной глупости». Это на 100% относится к психолингвистическим и НЛП игрушкам, навешенным нашими ВААЛ-енками на трухлявое (типо) фоносемантическое дерево.

ВААЛ-команда достойна Нобелевской премии. Ну сами посудите. Вы берете хоть какой текст хоть какого объема: заявление на отпуск, любовное письмо, договор, научную статью, завещание, выступление на съезде, поздравление юбиляра, ответы на скучноватые вопросы (см. ниже). Вы пропускаете текст через ВААЛ, и через секунду узнаете об создателе практически все: всю его подноготную, все потаенные движения его души, словом ВСЁ! Вот лаконичный список характеристик, по которым ВААЛ раскладывает создателя на молекулы:


Акцентуации: Паранойяльность, Демонстративность, Депрессивность, Возбудимость, Гипертимичность


Психоаналитическая символика:
Женская символика, Мужская символика, Злость, Архетипичность, Позитив, Негатив, Жизнь, Погибель


Мотивы: Власть, Желание власти, Ужас власти, Достижение, Достижение фуррора, Избегание беды, Аффиляция, Надежда на поддержку, Ужас отвержения, Физиология


Потребность: Наружняя потребность, Внутренняя потребность



Валентность: Положительная валентность, Отрицательная валентность


Инструментальная деятельность:
Инструментальная деятельность (вся), Обработка, Трансляция, Ретрансляция, Движение, Перемещение, Манипуляция


Информация: Констатация инфы, Уточнение инфы, Информация определенная, Информация неконкретная, Преувеличение, Преуменьшение, Отрицание, Неискренность

Каналы восприятия: Зрительный канал, Зрительное восприятие, Зрительная обработка, Зрительная трансляция; Чувственный канал,
Чувственное восприятие, Чувственная обработка, Чувственная трансляция;
Слуховой канал,
Слуховое восприятие, Слуховая обработка, Слуховая трансляция; Оптимальный канал, Рациональное восприятие, Рациональная обработка, Рациональная трансляция



Организация событий:
Причина, Следствие, Нарушение


Ценности: Гностические, Разум, Тупость; Эстетические,
Краса, Бесчинство; Этические, Добро, Зло, Нравственность, Безнравственность; Практические, Практичность, Непрактичность

И по каждой из этих непонятных и полупонятных позиций ВААЛ для вас выдаст заумную цифирь, целую кучу. Копайтесь на здоровье.

Что еще осталось неведомым об создателе? Размер обуви, группа крови, цвет глаз, денек рождения, хобби, пристрастие к алкоголю, гены, отношение к созданиям обратного пола, характер, рост, вес, вероисповедание… Но я думаю, что профессиональный коллектив желающих хорошо заработать ВААЛ-енков уже работает над этими мелочами.

Эти ребята научились своим ВААЛ-градусником «измерять среднюю температуру по палате». Так, вместе с Фондом «Общественное мнение» они опросили Восемьсот шестьдесят 6 человек различного возраста, пола и т.д.; обработали ответы и получили, как им кажется «подробную психолингвистическую карту разных социально-демографических групп населения России». Ни больше — ни меньше. «Небольшой кусок этой карты» в виде простыни с непролазной цифирью представлен тут.

Возьмем для примера парней в возрасте от 20 один до 30 лет: высочайшие характеристики паранойяльности (5,7), желания власти (3,2) и фуррора (6,3), рациональности (5,3), но… при всем этом, полное отсутствие злости (-2,1) и любви к для себя (-8,0)!

Итак, средний россиянин самого активного возраста — это оптимальный параноик, стремящийся к власти и успеху, но… совсем лишенный злости и не любящий себя. Достаточно странноватая фигура!

Наши ВААЛ-оракулы вещают: «Эта карта содержит информацию о состоянии мозгов (!?) населения нашей страны и будет очень полезна в области общественного управления». — И как все это еще не засекретили!

Увлекателен другой пример внедрения ВААЛ-анализа. Вот очень разумная рецензия на книжку. А вот «результаты» ее контент-анализа по ВААЛ, проведенного создателем книжки. Совсем прогнозируемо создатели этой рецензии оказались паранойяльными чудаками.

Весело, что наш манипулятор Дымшиц, создав программку для зомбирования доверчивых людей, сам стал ее зомби:

«Я ради энтузиазма провел контент-анализ приведенного отрывка из письма Репьева постылым им ВААЛ (он, кстати, ошибочно соображает предназначение программки): лжет безрассудно. В статье искренен (не соображает, о чем пишет, но искренен), а в письме — врет».

Самообслуживание, оказывается, бывает не только лишь в магазине!

Рекламные внедрения

Понятно, что просто как игрушку ВААЛ никто не купит, тем паче за $950. Для этого ее необходимо предлагать как чудо-инструмент в более прибыльных областях. Создатели избрали политику и маркетинг — шустрые ребята! Представление о ВААЛ-анализе политических речей дает вот этот этюд. А в маркетинге, оказывается, просто тупо выдумывать наименования без ВААЛ.

Англоязычные фоносемантики, которые понимают свою область как поиск гармонии меж произношением и смыслом, тоже незначительно молвят о нейминге. Они, выскажемся так аргументируют корректность наименования Viagra: это заглавие вызывает в сознании значения слов vitality (живость) и Niagara (Ниагарского водопада). Другими словами при выборе этого наименования употреблялся вправду фоносемантический подход — попытка увязать звучание наименования со значением
слов.

А ах так наши ВААЛ-енки продвигают собственный «продукт»:

«Известно, что жители страны восходящего солнца издержали несколько миллионов баксов на то, чтоб отыскать приятное для уха западноевропейца звучание. В итоге вышла популярная торговая марка Sony».

Это ересь!

В книжке Акио Морита «Сделано в Японии» читаем:

«Мы рылись в словарях в поисках громкого слова и наткнулись на латинское слово «сонус», значащее звук. Само это слово, казалось, было заполнено звуком. Наш бизнес был плотно сплетен со звуком, потому мы начали пробовать варианты со словом «сонус»… В один красивый денек мне пришло в голову решение: почему бы не именовать компанию «Сони»? Слово было найдено!»

Квинтэссенция ВААЛ-яния дурачины в нейминге изложена в базовом труде М. Дымшица «Бренд — разработка имени». Рекомендую.

Наши ВААЛ-гуру глубоко убеждены, что:

«… реализации 1-го тюбика зубной пасты под брендом Aquafresh просит в три раза огромных маркетинговых вложений
(А.Р. — Где данные, господа?), ежели его соперника — Colgate. Причина, по воззрению рекламщиков, в «пассивном» и «тусклом» заглавии Aquafresh».

Эти ребята могут доказать полностью все, даже несуразицы имени ВААЛ. Им все указывают на то, что ВААЛ — это имя беса, ну и звучание этого слова (с двойным «а») очень не по привычке для российского уха. Я сумел припомнить только очередное слово с 2-мя «а», которое, кстати, я произносил каждые 5 минут работы над статьей — «ва-аще»!

Вроде бы поступили истинные рекламщики? Они бы стремительно сменили заглавие. Но что делают наши гуру? Они вводят в программку исключительную подходящую оценку слова «ВААЛ» и парируют наскоки указанием на то, что это слово составлено из инициалов. Странноватая логика. Если б, скажем, Гаврилов и Новиков решили сконструировать заглавие из первых слогов собственных фамилий, то…

Оказывается, что ВААЛ творит чудеса и в журналистике. Владимир Шалак:

«Журналисту забраковали статью. Оценили ее при помощи ВААЛ, поменяли одно слово (!?) и редактору понравилось».

Господа журналисты, приобретайте ВААЛ. Тогда все ваши статьи пройдут на «ура».

ВААЛ как продукт

Если вас заинтересовывают оценки ВААЛ в техническом плане, то рекомендую почитать представления Ашманова об этом «с позволения сказать, “продукте”» и ответную реакцию Шалака. См. также упомянутую выше статью
Ю. Зайцевой.

ВААЛ совершенно вписывается в максиму «мусор на входе — мусор на выходе», которую знает каждый, кто имеет дело с арифметикой. Смысл ее прост: если в базе математической модели заложены некорректные идеи, упрощения, характеристики и т.д. («мусор на входе»), то итог будет неверным («мусор на выходе»). А ВААЛ является обычным «мусором».

Как маркетологу, мне любопытно, как ее создатели представляли для себя внедрение собственного шедевра? Вот на беднягу-пользователя упало до Восемнадцать (нередко взаимоисключающих) черт слова либо текста. Что ему с ними делать? А что ему делать с простынями, которые ему высыпит контент-анализ, если значительную часть характеристик и цифири он тривиально не соображает?

Детки лейтенанта Дымшица

Научные и коммерческие успехи фоносемантической команды «Дымшиц и Ко(лобки)» не прошли незамеченными. Появилась поросль «детей».

Очевидно пришло время основать клуб (либо общество) малышей лейтенанта Дымшица.

Заключение

Вывод, к которому я пришел, грустен:

Программка ВААЛ — это клубок заблуждений, некомпетентности, подтасовок и ереси. Это безупречный объект для исследования т.н. «эффекта очевидной глупости» и эффекта «пипл хавает». Это
образец лженаучного лохотрона.

Но русский «пипл», который поближе к практике, похоже, не очень желает ВААЛ-ять дурачины. Я просто приведу некие из бессчетных комментариев на Веб форумах:

«Странно, ранее мне казалось, что вся эта хренотень (VAAL) ушла в небытие вкупе с Лёней Голубковым, 25-м кадром, Кашпировским и геоцентрической моделью Вселенной»…

«Фоносемантика, естественно, очень, тока серьезно брать за базу анализа ботву, выдаваемую некоторым генератором в вебе, гм, это так по децки. И так глупо! А с неймингом забодали уже совершенно, такового туману развели — с топором не прорвешься. Главное, никто не может разъяснить как заглавие "Кодак" либо "Ксерокс" посодействовало продвинуться. Как в НЛП — все готовы обучить как заработать миллион баксов, а когда спрашиваешь — а у Вас сколько миллионов — обижаются»…

«Бред некий. "научные" обоснования ковыряния в носу. Хотя если вспомнить что у нас в стране и концепция 25го кадра все еще имеет собственных адептов, то это не поражает… Что эти люди вообщем делают в маркетинге?»…

«Эти люди в маркетинге правят бал. Определяют нормативные базы и даже — кадровый подход. Вот, что они там делают. Не маркетингом же им заниматься, в самом-то деле»…

«Работал с ВААЛОМ — прикольно, но неинструментально. Не дает реальных вариантов, не позволяет принимать решений — "рубит" очевидно отличные варианты, которые ЦА принимает "на ура"»…

«Пробовали на выборах использовать контент-анализ (делали агентства под заказ). Пузырей и широкомысленных фраз было довольно (нужно же средства отрабатывать). Реальной полезности — на копейку, ну и бумага глянцевая, тяжело позже использовать»…

«Михаил [Дымшицу], вы в очередной раз очень тупо выглядите. Аргументы у вас закончились, вот поэтому вы перебежали на "сам дурачина" и "да вы поглядите, у меня вся грудь в орденах, вся *опа в шрамах". Ну что все-таки, гордитесь своими орденами, надеюсь, вы не лопните с гордости»…

Получил вот такое послание:

Прочла Вашу статью " по-ВААЛ-ляем" дурачины. Заочно в Вас втюрилась за золотые слова. Натолкнулась на статью в процессе написания курсовой работы по звукосимволизму, другими словами заключения к ней.
Пока составляла собственный " copy-paste шедевр" и обрисовывала результаты так именуемого опыта ( все по указанию преподавателя- умываю руки), подавляла чувство, что читаю, пишу и исследую полную хрень: трудно писать курсовик,когда мировоззрение о предмете исследования кардинально отличается от представления о нем фанатичного управляющего. В конечном итоге в моем заключении оптимистично описываются фантастические перспективы внедрения теории о звукосимволизме на практике- в рекламе, при анализе текстов и т.д, подумываю, упоминуть ли о ВААЛ….
Но душой я с ВАМи. Статья просто супер! Дам прочесть завтра однокурсницам пункт о псевдо-науках. Мы по сути издавна так думаем. И включите пожалуйста в перечень теорграмматику и теорию о речевых (к)актах.

В топку их все :-)

С почтением,
Катя

Русский «пипл», оказывается, «хавает» далековато не все!

Но сие не смущает наш лингвистический «пипл». Очень смешна его реакция на форумах на эту статью — большая его часть обиделась.

Я получил прелестное письмо от оскорбленного до глубины собственной два раза филологической души(«У меня Два филологических образования», оба в Петербургском институте) молодого фоносемантика Анатолия Татаурова:

Я чувствую вы- специалист в болтологии, так массивно жонглировать материалом в угоду собственных целей может не каждый. Снимаю шляпу- вы величавый комбинатор.

На мое предложение высказать свои аргументированные претензии получил последующее:

Да хорошо не нужно мне ваши статеечки дешевенькие кидать, мне итак все ясно, аргументировано с вами разговаривать- все одно что кучу говна пинать, мне даже уже неинтересно с вами на вы говорить, а если бы филологии с лингвистикой не было, ты бы никогда собственной возлюбленной физикой заниматься не сумел, хотя ты ей и не занимаешься, в силу "актуальных обстоятельств", полагаю или выгнали, или мозга не хватило тянуть. О грубости- никуда мне глядеть не нужно, довольно перечитать наш диалог. А по поводу Юлии Пироговой, так я для тебя тоже могу сбросить ссылку об известном физике Александре Репьеве, тот же уровень. В общем, бесполезный ты человек, таковой же словоблуд каких много. Ни физик, ни языковед, ни рекламист, а непонятно кто. Кусочек говна неприбитый. И не консультируешь ты никого. А консультировал бы- не посиживал бы и не разглагольствовал. Я об одном прошу- не пиши просто про филологию и лингвистику- себя дурачиной не выставляй.

Какой слог, господа! А какая идея! Да здравствует филфак питерского универа!

Нищая Наша родина не напрасно растрачивает свои средства на подготовку таких мыслителей. Можно гордиться расейской филологической школой.