Для вас может не нравиться гамбургер, вы сможете воротить нос от фастфуда, ваше начитанное мировоззрение может протестовать, но вот менеджмент в «ресторанах резвого питания «Макдональдс»» просто прекрасный. Секрет удачливости этого долгожителя ресторанного бизнеса совсем не в бренде, не в маркетинге, не в утонченных схемах добывания средств недвижимостью и франшизами. Просто каждый ресторан работает, как часы. Однообразные часы. По всему миру схожие. Возглас «Пирожок не желаете?» звучит на различных языках в согласовании с общим стандартом…
Эталоны, одинаковость, неотличимость — это более, чем часть бренда. Это штришок особенного менеджмента — административного. Наилучшая схема управления делом того же и многих других типов и масштабов. Напрасно современные творческие насквозь менеджеры отыскивают чего-нибудь оригинальненького заместо того, чтоб применить, скопировать, заимствовать то, что работает, как часы.
Было бы здорово разобрать «по косточкам» то, как работает административный менеджмент, практически на примере типового ресторана «Макдональдс», но… Многие не усвоют по ряду дурных обстоятельств: снобизм и презрение к общественному ресторану, ничем не обоснованная вера, что можно улучшить, и просто базисная тупость в области менеджмента. Потому пример будет другой — на кухне.
Испытывая неутолимую тягу к кулинарному искусству и глубоко завидуя Джейми Оливеру, я вспоминаю, как это было со мной.
Будучи гневным фанатом технологий, я рассматриваю хоть какой кулинарный рецепт, как технологическую карту. Тем и неплохи технологии — для тебя не надо быть гением кулинарии. Делай, как написано, и получится смачно. По-типовому смачно. Как у всех, кто повторяет рецепт, следуя технологии.
Нетолстая брошюрка «Калинкины записки» стала для меня открытием. Описанные там технологии содержат все нужное: описание ингредиентов, последовательность их соединения, но главное — разъяснение обстоятельств, почему конкретно так.
Только редчайшие хозяйки «восьмидесятого уровня», именуемые ранее ведьмами и колдуньями, знают, что доливать воду в готовый бульон нельзя, что солить необходимо уже сварившийся бульон, а досаливать готовый суп — значит его попортить.
Итак вот на примере супа я и желаю показать административное управление созданием. Следуя калинкиным подробным инструкциям, я стремительно научился варить один таковой овощной супчик, что «Пальчики оближешь!». Но делал я это дома.

Так совпало, что в ту пору я командовал одной маленький воинской частью. Боец моих кормили в общей столовой другой большой части, а офицеры прогуливались на обед домой. И вот в один красивый денек решил я в одном из служебных помещений оборудовать кухню-столовую. Раковина с краном, стол, электрическая плита, шкаф для посуды, большой обеденный стол. Производственная линия либо цех.
Если б я сам встал к плите, то я точно бы изумил и повеселил подчиненных, но у командира части хватает хлопот. Правда, 1-ый обед я все-же сварил сам и вправду всех изумил.
Сейчас мне необходимо было обучить кого-нибудь из боец варить пищу. Думаете, я проводил конкурсный отбор самого способного к кулинарии? Нет! Я избрал менее полезного в других делах военной службы.
Нарушая само собой разумеющуюся логику, я начал сходу с варки супа. Я сварил его на очах бойца, тщательно разжевывая, что в какой последовательности делается. Зная людей как таких, я воздержался от разъяснений, почему конкретно так необходимо делать, и был прав. Боец не должен мыслить! Боец должен делать!
Следующие мои деяния могли бы кому-то показаться глумливыми, но это самый маленький путь. Как боец делал ошибку, я останавливал его, объявлял об ошибке, гласил, в чем она состоит, повторял, как делается верно, и… заставлял его начинать поначалу. Боец научился. Думаете, на этом все?
Так устроен боец а именно и человек в общем, что никогда не успокоится на достигнутом и будет стараться делать все по-другому. Или, желая улучшить, чем есть, но это изредка выходит — ведь технология-то отработана до совершенства, или протестуя против приказа начальника делать так, а не по другому. Вот тут-то и необходимо не упустить момент, когда за бойцом пригодится глаз да глаз. Как боец отклонился от технологии — приостанови, воспрети отсебятину, надави, если уперся в собственном, накажи, если причинил вред, и опять заставь делать по писаному — по технологии.
Поддержание установленного командиром порядка, требование соблюдения предписанных правил — это и есть база административного управления. Принципы таковы. Остаются «мелочи» — приставить к бойцу надсмотрщика-администратора, обучить его следить и обнаруживать отличия от правил, а далее подавать команды на остановку неправильных действий и продолжение правильных. Это и было изготовлено мной. Сержант, ничего не смыслящий в кулинарии, стремительно был научен мной смотреть за солдатом-поваром, заглядывать в блокнотик, куда я продиктовал ему описание технологии изготовления пищи, посматривать на часы и взвешивать на весах. Вкус приготовленных блюд оставался на размеренной стандартной высоте. Как командир части, я временами первым пробовал то, что вышло. Хвалил бойца. Благодарил сержанта.
Все эти мемуары касаются пока только технологии производства. Не считая этого, к правилам, которые должны соблюдаться относятся еще эталоны свойства того, что делается, и общие правила поведения, именуемые дисциплиной, а за созданием потянется продажа произведенного, доставка-перевозка, снабжение-обеспечение, планирование-отчетность и остальные задачки бизнеса.
Если такое обычное разъяснение административного управления созданием оказалось понятным, попытайтесь в собственном хозяйстве применить. Я же продолжу обрисовывать тонкости и секреты администрирования — надежного, как трехлинейка, вида менеджмента.