История бизнеса фаст-фуда. Часть 1
Внезапный конец
В тот период мы встречались с Андреем каждые несколько месяцев. А общались по телефону как минимум пару раз за месяц. Андрей был моим другом. Разговаривать с ним было для меня не только лишь любопытно, да и периодически очень полезно. Андрей имел свою точку зрения на большая часть вопросов менеджмента и управления делом. Я мог с ним дискуссировать многие суровые и принципиальные вопросы и трудности. В том числе — те из их, которые впрямую касались моего бизнеса. Вприбавок, общение с ним было таким наслаждением!
Когда я говорил с Андреем в марте Две тыщи 10 года, ситуация с его делом смотрелась полностью светлой. Естественно, развитие бизнеса сопровождалось некими трудностями. Но в целом дела шли отлично. Вприбавок у Андрея резко пошли на поправку дела на личном фронте: он был влюблен, сделал собственной даме предложение. Скоро они должны были пожениться. А тем временем они уже работали над тем, чтоб сделать ребеночка… Все было просто замечательно!
Сначала апреля я попробовал дозвониться до Андрея — его сотовый не работал. Один денек, другой… В его кабинете тоже никто не снимал трубку. На 3-ий денек, уже не на шуточку волнуясь, я дозвонился-таки до его бухгалтера.
Беспокоиться было поздно. Мне произнесли, что Андрей погиб. Чуток позднее я вызнал, что Андрей не просто погиб, он покончил с собой. Что все-таки до его бизнеса — он был нулем.
Оборотная сторона бизнеса
Мне потребовалось еще несколько месяцев и много бесед с различными людьми, отлично знавшими Андрея и имеющими непосредственное отношение к его бизнесу, чтоб разобраться в произошедшем.

«Блинок» не был первым фаст-фудовским делом Андрея. Его предшествующий бизнес был организован на паях с 2-мя другими соучредителями. Речь шла о сети точек резвого питания, торгующих на вынос в спальных районах чебуреками, пирожками и другой идентичной продукцией. Сеть работала и приносила кое-какие доходы. Как позднее говорил Андрей, они с партнерами равномерно разошлись. Из-за того, что он желал интенсивно развивать сеть, а партнерам это было не особо любопытно. Так либо по другому, собственный новый проект — «Блинок» — Андрей организовал уже с другим партнером. Этот партнер был старше Андрея. И работал на тот момент директором по маркетингу в большом холдинге. Вклад напарника в бизнес на первых порах заключался в инвестициях в исходный капитал (на это ушли все его сбережения). Позднее, когда у «Блинка» появились средства на рекламу, он оказывал существенную поддержку с организацией и проведением маркетинговых кампаний, также с развитием бренда. Благодаря своим связям и положению он мог договариваться о проведении рекламы для «Блинка» на очень прибыльных критериях. Но основной для него все таки была работа директора по маркетингу. Так что с самого основания нового бизнеса все оперативное управление им, равно как и большая часть вопросов стратегического развития, оказались в исключительной компетенции Андрея.
Стратегическим ценностью для Андрея было — сделать сеть «Блинок» абсолютным фаворитом в регионе (позднее он стал подумывать и о межрегиональной экспансии). Формирование и развитие собственного бренда, рвение сделать его самым известным и известным всегда было настоящей страстью Андрея. Потому развитие сети он вел до крайности жестко. Повсевременно думая о будущем, Андрей не считал таким уж принципиальным истинное. Во всяком случае, если гласить о финансовом положении бизнеса.
Все заработанные делом средства направлялись на развитие бизнеса. Но эти доходы не могли обеспечить те темпы развития, которые соответствовали бы амбициям Андрея. Потому бизнес, запустившийся за счет инвестиций собственников, скоро начал завлекать для предстоящего развития заемные средства. Так как на тот момент у бизнеса не было ни по-настоящему дорогостоящего имущества, ни приличных оборотов либо товарных припасов, ни тем паче своей недвижимости, вербование средств производилось в главном за счет личных займов.
Нельзя сказать, что Андрей занимал чужие средства, чтоб спускать их на свои личные прихоти. Личные интересы всегда стояли у Андрея на втором, 3-ем либо десятом месте по сопоставлению с интересами его бизнеса. За много лет, когда он был директором и собственником достаточно большой, известной и (как считали большая часть) приметной Компании, он даже не заполучил себе личного жилища. У него не было квартиры в принадлежности. Он даже не озаботился приобретением жилища в ипотеку. Так и жил на оплаченных квартирах. У Андрея не было существенных личных сбережений. В «чистый» отпуск за границу Андрей выезжал за все эти годы от силы один раз, максимум — дважды. Его месячная поездка в Штаты была профинансирована по программке увеличения проф квалификации русских бизнесменов. Многократные поездки в Гонконг были связаны с попыткой организации там нового совместного бизнеса. Другими словами речь шла о командировках, а не об отдыхе.
Это-то и было первым тревожным звоночком, на который с самого начала следовало направить внимание. Крепкий бизнесмен умеет не только лишь сделать доходным собственный бизнес. Бизнес под его управлением непременно не только лишь развивается сам, да и наращивает благосостояние собственного обладателя. А если бизнес типо доходен, но доходы собственника невелики и имущество собственника не прирастает, где гарантия, что все доходы этого бизнеса — не вымысел, не миф? Уверить себя в том, что бизнес успешен и перспективен, можно тыщей различных методов. Но только беспристрастный денежный анализ указывает настоящее положение дел. Фактически, денежный итог — единственный по-настоящему беспристрастный аспект фуррора либо беды бизнеса. Если бизнес-идея классная, Клиентов много, известность бизнеса ширится денек ото денька, а денежный отчет месяц за месяцем указывает нулевой либо плохой результат — означает, с этим делом что-то прочно не так! Бизнес успешен в том и только в этом случае, если он доходен. Если нет — означает, бизнес в этом виде не имеет права на существование. Может, схожий бизнес в его сегодняшнем виде увлекателен и полезен многим людям и организациям. Но все таки, как видно, не так многим, чтоб размеренно приносить прибыль! Похоже, то, что предоставляет данный бизнес своим Клиентам, пока недостаточно необходимо окружающему миру. А означает, в этом виде бизнес не имеет смысла. Нужно или серьезно изменить его, чтоб он начал размеренно приносить прибыть. Или закрыть.
Так и бизнес Андрея с самого начала был выгодным… но только по денежным расчетам. Уже открытые точки вроде бы приносили прибыль. Но повсевременно ведущееся брутальное развитие сети проедало эту прибыль с лихвой. Более того — повсевременно формировался денежный недостаток. Который покрывался за счет заемных средств. Выходило, что сеть «Блинок» могла бы быть выгодной, если б… тормознула в собственном развитии. А так как она интенсивно развивалась, при этом много лет и фактически без перерыва, она все всасывала и всасывала заемные средства. А ведь заемные средства предоставляются далековато не безвозмездно. За их внедрение необходимо платить, и много. Другое дело — если б развитие шло на личные средства собственников. Тогда новые точки могли бы наращивать доходы бизнеса, и это не сопровождалось бы ростом денежной непостоянности. Но таких средств у собственников не было. Можно было бы в последнем случае вести развитие лишь на те средства, которые приносил бизнес в качестве дохода. Но для Андрея этот путь был очень долгим — ожидать он не желал. Он страшился, что другие опередят его и захватят весь рынок. Так что он занимал все в большей и большей степени средств ради доходов в дальнейшем. Обороты бизнеса росли. Но также росли и каждомесячные денежные обязательства бизнеса, и общая финансовая непостоянность.
Как выяснилось позднее, с самого момента сотворения бизнеса фактически не было ни 1-го месяца, когда бизнес по итогам месяца сошелся «в плюс». Огромную часть времени бизнес приносил кое-какие операционные доходы. Но кроме текущей деятельности, существовал также план развития бизнеса. И вот инвестиции, которые необходимо было направлять по этому плану на развитие, каждый месяц были больше, чем доходы самого бизнеса. Выходило, что как бы по расчетам бизнес доходен, раз в год бизнес развивается. Но итоговый денежный баланс бизнеса — отрицательный из года в год. Мысль была в том, что однажды бизнес разовьется до таковой степени, что уже не будет нуждаться в последующих инвестициях со стороны. Поначалу доходов бизнеса будет довольно, чтоб производить плановое развитие. Позже доходы станут еще более. И за их счет можно будет гасить ранее приобретенные займы.
В конечном счете, так все и вышло. Но только один месяц. Август Две тыщи восемь года. В этот месяц «Блинка» заработала довольно, чтоб не только лишь профинансировать плановые мероприятия по развитию сети, да и заработать сверх этого 100 тыщ рублей прибыли. Тогда большая часть из нас — русских предпринимателей — не понимали, что мы имеем дело не с обычным состоянием рынка. А с пиком, краткосрочным выбросом ввысь, который скоро завершится. Представляете, какая драматичность! Потребовалось, чтоб рынок поднялся на пик, резко выше собственного «нормального», адекватного уровня… чтоб «Блинок» наконец заработал «целых» 100 тыщ рублей прибыли! Уже начиная с сентября Две тыщи восемь года обороты бизнеса вновь уменьшились. Бизнес снова стал (с учетом мероприятий по развитию) каждый месяц проедать больше средств, чем он приносил. Так это и длилось — до самого конца.
Андрей всегда был одержим мыслью преобладания на рынке. Само по себе это хорошо. Но мания Андрея приводила к тому, что шаги по развитию бизнеса, а в особенности — инвестиции в развитие осуществлялись чрезвычайно интенсивно. Очень гипертрофированно. Решения принимались в главном под воздействием чувств. Нельзя сказать, что Андрей не делал никаких расчетов перед тем, как производить очередные инвестиции. Напротив — все мероприятия по развитию бизнеса кропотливо просчитывались Андреем. Другой вопрос, что Андрей всегда был в состоянии сделать расчет так, чтоб спрогнозировать значимое повышение доходов. Только подогнать расчет, чтоб спрогнозировать будущую прибыль — это одно. А обеспечить эту прибыль на самом деле — совершенно другое.
Так, однажды Андрей решил, что для предстоящего развития бизнеса и вывода его на новый уровень нужно резкое повышение среднего управленческого звена. Для этого потребовалось организовать переезд в новый кабинет. Ведь в древнем кабинете для всех этих управленцев просто не было места. В новеньком кабинете пришлось проводить ремонт, закупать мебель, компы… После чего за пару месяцев набрали человек пятнадцать новых управленцев. При том, что общая численность служащих «Блинка» на тот момент была чуток больше сотки человек. Вся эта управленческая шобла засела в кабинете. В 1-ые несколько месяцев основной неувязкой было — какой работой их всех занять? На всех этих свежезавербованных управляющих реальной рабочей загрузки очевидно не хватало! Месяцев через девять оказалось, что резко приросшие издержки на управленческий аппарат не только лишь проедают всю прибыль Компании, да и делают суровые операционные убытки. Что все-таки делать? Необходимо срочно сокращать издержки! Большая часть управляющих, не так издавна принятых на работу, увольняется. Кабинет снова переезжает — в помещение существенно более умеренных размеров. Мебель, которую в новеньком кабинете просто некуда девать, чуть не выкидывается. «Лишний» десяток компов складируется в гараж 1-го из собственников. Где эти компы покрываются пылью. И благополучно морально устаревают по прошествии нескольких лет.

Ну отлично, сделали суровый шаг по развитию бизнеса. Ошиблись, перестарались. С кем не бывает? Неудача в том, что бизнес и ранее не был доходным. И развитие проводилось не за счет собственных средств, а за счет заемных. Когда на развитие направляются собственные доходы бизнеса — это все-же не так небезопасно. Заработали, вложили, не вышло, утратили средства… бывает! Другое дело — когда рискованные шаги по развитию бизнеса осуществляются за счет заемных средств. В таковой ситуации, если расчеты не оправдываются — средства сгорают, а долги остаются. На любой из нескольких миллионов, который был бесталантно растрачен в этой ситуации, остается необходимость выплачивать 20-30 тыщ рублей каждый месяц. В виде процентов по займу. Не говоря уж о том, что в дальнейшем возникнет необходимость в возврате самого займа… Выходит, что бизнес вышел из этой ситуации в существенно худшем финансовом положении, чем вошел в нее.
А почему потребовалось экстренно нанимать настолько не мало управляющих? Вправду ли их необходимо было больше 10? Кто знает? Решение о том, сколько и каких управляющих нанимать, не было продиктовано нуждами реального бизнеса. Просто Андрей сел за стол, пошевелил мозгами. И нарисовал «идеальную» оргструктуру. Которая, с его точки зрения, должна была очень отлично обеспечить резвое развитие бизнеса и его выход на новый уровень. К огорчению, Андрей ошибся. Человеку вообщем характерно ошибаться. Вся эта команда управленцев не смогла оказать никакого существенного воздействия на развитие бизнеса. Зато издержки на самих управленцев и новый кабинет серьезно подкосили бизнес. Если б Андрей распоряжался только своими (другими словами реально заработанными его делом) средствами, может быть, он был бы осторожней и сдержанней в собственных планах. Неудача была в том, что Андрей всегда с легкостью распоряжался чужими средствами там, где речь шла о мероприятиях по развитию бизнеса. В том числе тогда и, когда его планы о будущем увеличении доходов бизнеса вследствии проведения этих мероприятий не имели под собой никакого фактического основания.
Наименее чем за год до катастрофического конца я познакомил Андрея с моими знакомыми, не так давно открывшими по франшизе новый бизнес в сфере фаст-фуда. Они съездили к Андрею на экскурсионную поездку. Ознакомились с его сетью, созданием, принципами организации бизнеса и рекламной политикой. Нельзя сказать, чтоб они заподозрили что-то неладное. Бизнес Андрея произвел на их самое положительное воспоминание. Но по возвращению из поездки они произнесли мне: «Ну и ну! Сколько же средств он вложил в оборудование на производстве! С той ценовой политикой, по которой работает его сеть, они никогда не отобьет эти издержки!»
Очень отлично — это тоже плохо. Чтоб бизнес был доходен, необходимо жить по средствам. И в том числе это касается издержек на оборудование, которое употребляется на производстве. Но у Андрея цель «жить по средствам» почему-либо не стояла… Какое оборудование брать? Естественно, самое наилучшее и самое драгоценное! А то, что излишние 10-15 миллионов кредитов лягут тяжким бременем на деньги бизнеса и могут совсем удушить весь этот бизнес — даже не берется во внимание! А ведь в почти всех бизнесах фуррор либо беда зависят в главном от того, как успешно собственник умеет вписаться в ограниченные ресурсы. Сделал доходный бизнес с маленькими затратами — отлично! Через некое время можно будет вложить в бизнес дополнительные средства и вывести его на новый уровень. Перегнул палку с инвестициями? Доходов не хватит, чтоб покрыть издержки. Бизнес так и не сумеет подняться. И вложенные в него средства так никогда и не получится возвратить.
Так либо по другому, к началу экономического спада озари Две тыщи восемь — весны Две тыщи девять года на бизнесе Андрея уже «висели» довольно осязаемые — но еще пока не лишние — займы. С сентября Две тыщи девять года операционная рентабельность бизнеса очевидно начала понижаться. А поточнее, каждомесячные убытки стали расти. И расти осязаемо.
В схожей ситуации, когда убытки вырастают, экономика не в наилучшем состоянии, и перспективы неясны, традиционная линия поведения — всемерное сокращение издержек. В том числе — за счет сокращения наименее доходных (либо более убыточных) точек сети. Это — одна из стадий совсем обычного цикла развития бизнеса. Когда рынок на подъеме, мы наращиваем обороты и ведем экспансию. И это идет на пользу нашему бизнесу. Когда рынок заходит в период временного спада, мы увлечены оптимизацией бизнес-процессов и сокращением издержек. И это также идет на пользу нашему бизнесу! По этому пути мог пойти и Андрей. Может быть, он не лицезрел в схожей полосы действий положительных перспектив. Не исключаю, что он не желал терять год-другой на то, чтоб просто минимизировать убытки. И выживать, кое-как сводя концы с концами. Так либо по другому, Андрей принял решение пойти по другому пути.
Андрей лицезрел, что экономический спад тяжелее всего стукнул по среднему и верхнему сектору ресторанного бизнеса. При всем этом Андрей уверил себя, что в период спада покупательной возможности и понижения доходов населения самым нужным становится самое доступное. Что, в общем и целом, соответствует реальности. И сделал из этого вывод, что в период экономического спада из всех частей бизнеса публичного питания более нужным будет фаст-фуд. Что тоже было не лишено оснований. Другой вопрос, что по воззрению Андрея это означало, что объем продаж в сфере фаст-фуда в период экономического спада имеет тенденцию к повышению. За счет роста потребительского спроса в этом секторе рынка. Вот это уже было очевидное преувеличение! Более того — хотимое выдавалось за действительное. Если самым нужным становится самое доступное, не значит ли это, что многие потребители очень переключатся на домашнюю пищу? И будут избегать всех заведений публичного питания? Так как в данной ситуации они будут им уже не по кармашку? Может быть, следовало ждать понижения потребительского спроса во всех секторах рынка услуг общепита? Просто в секторе фаст-фуда оно могло быть чуток наименее болезненным, чем в премиум-сегменте? Думаю, в действительности реализовался конкретно схожий сценарий.
Но Андрею неинтересно было просто сокращать издержки и пробовать выживать. Может быть, он осознавал, что с имеющейся у него розничной сетью выжить все равно не получится. Убытки будут возрастать. Проценты по ранее изготовленным займам выплачивать будет не из чего. В итоге бизнес придется закрыть. А на самом Андрее повиснет несколько миллионов невыплаченных долгов.
И Андрей решил пойти по пути бурного экстенсивного развития. Он издавна подумывал о том, чтоб поменять формат собственной сети. Ранее главные реализации в «Блинке» делались за счет розничных точек, торгующих на вынос. Организовывать такие точки было дешево, зато и обороты у их были невелики. А главное — колоссальное воздействие на реализации оказывала сезонность, также погода.
Андрей сделал вывод, что будущее — за скрытыми точками публичного питания, работающими по принципу «мини-столовых». Такие точки можно было организовывать снутри закрытых помещений, расположенных на 1-м этаже и имеющих свой вход с улицы. Или на фуд-кортах. Воздействие погоды и сезона на поток покупателей в больших торговых центрах, в каких находятся фуд-корты, несоизмеримо ниже, чем на уличные точки, торгующие на вынос. Андрей рассчитывал, что на точках нового формата обороты будут существенно выше. К огорчению, он не в достаточной степени учел воздействие повысившихся издержек. Ведь и аренда таких точек стоит существенно дороже! К тому же на ремонт, отделку и оборудование каждой таковой точки требовался миллион, а то и два. Собственных средств не было. Фактически, сеть к тому моменту размеренно и каждый месяц приносила убытки. Означает, нужные средства необходимо было занимать. В итоге проценты по новым займам все в большей и большей степени повышали каждомесячные издержки бизнеса.

Если б после начала экономического спада Андрей приостановил развитие и направил все силы на минимизацию издержек и обеспечение операционной рентабельности бизнеса, может быть, бизнес имел шансы выжить. Может быть, при всем этом от былой розничной сети «Блинка» осталось бы меньше половины. Но это было бы здоровое ядро бизнеса. И от этого ядра позднее можно было бы вновь начать развитие сети. Как ситуация на рынке стала бы подходящей. Даже если бизнес так и не удалось бы вывести из убытков, безвозвратные утраты составили бы несколько миллионов рублей, не больше. Естественно, это было бы суровым ударом по самолюбию Андрея. Но он, вероятнее всего, остался бы живой. И позднее сумел бы пользоваться опытом, полученным дорогой ценой, в каких-либо новых бизнес-проектах.
Но Андрей предпочел пойти ва-банк. Он решил организовать в рамках сети «Блинка» существенное количество скрытых точек публичного питания — «мини-столовых». Также занять места на фуд-кортах во всех больших торговых центрах городка. То, что другие сети общепита сворачивали свои точки и освобождали места на фуд-кортах, казалось ему подходящим признаком: «Главное — зайти на все эти места и удержаться там! Тогда, по эталонам организации фуд-кортов, другие блинные туда уже не пустят!» Думаю, это и был тот критичный момент, который предназначил все предстоящее развитие событий.
Потребовались значимые средства, и Андрей начал масштабные заимствования. За маленький срок он привлек дополнительно несколько 10-ов миллионов рублей. Часть этих средств пошла на ремонт и оборудование новых точек. При всем этом вновь были допущены традиционные ошибки развития. Были случаи, когда новенькая «мини-столовая» оборудовалась и запускалась. А через несколько месяцев запиралась: нет достаточной проходимости! При всем этом миллион, а то и два списывались на невозвратные убытки. А ведь это были средства, взятые в долг. Проценты по ним как и раньше необходимо было платить. А в перспективе — и гасить саму задолженность… Была предпринята попытка развить сеть «Блинок» на близко расположенный город-миллионник, используя одну производственную базу на оба городка. Эта попытка также была неудачной: спрос оказался очень слабеньким. Понесенные издержки вновь пришлось списать в убытки.
Практически, речь уже не шла о обмысленном и планомерном развитии бизнеса. Андрей преобразовал бизнес в азартную игру. Всякий раз, проигрывая еще одну ставку, он делал последующую ставку на увеличение. В расчете, что выигрыш окупит все прошлые утраты. Андрей задумывался, что благодаря точкам нового формата уже с весны пойдет значимый рост оборотов. А летом обороты возрастут еще более, и за счет огромных каждомесячных доходов можно будет начать гасить долги. К огорчению, этим планам не судьба было осуществиться. К лету Две тыщи девять года значимого роста оборотов не вышло. А ведь издержки выросли очень очень! А с озари начался конкретный спад.
Рекордные, не имевшие ранее аналогов каждомесячные убытки бизнеса сходу стали изливаться в задержки по заработной плате. Которые, в свою очередь, безизбежно привели к резкому усилению текучки кадров. А совместно с тем — и воровства на розничных точках. Приостановить воровство было фактически нереально, ну и некоторому. Начальник службы безопасности, осознав, что происходит, уволился одним из первых. Напротив, исполнительный директор — правая рука Андрея — держалась достаточно длительно. Хотя уже много месяцев не получала заработной платы. Но к Новенькому году, не выдержав неизменного стресса и сдавшись на уговоры супруга, ушла и она. В тот же период партнер Андрея уволился с работы, на которой находился много лет. И перебежал в «Блинок», чтоб как-то посодействовать Андрею с текущим администрированием бизнеса. Все таки 1-го управленческого воздействия очевидно недостаточно, когда каждый денек появляются одни денежные дыры за другими. Необходимы средства, чтоб затыкать эти дыры. Собственных средств у напарника Андрея было малость. Все прошлые скопления он вложил в «Блинок» еще в самом начале. Когда он дал в бизнес все средства, которые у него еще оставались, он пошел к маме. Уговорил ее, чтоб она дала ему все свои сбережения. Эти средства также пошли на затыкание денежных дыр в «Блинке». Там они и сгорели.
А далее все завертелось совершенно уж внезапно. У наикрупнейшго кредитора Андрея была дочь. Андрей лицезрел ее за много лет до описываемых событий. Тогда она ему очень приглянулась. Но он считал, что ему до нее — как до звезд. Другой уровень, другой публичный статус… И вот в конце Две тыщи девять года папа пригласил Андрея на свое корпоративное мероприятие, на котором присутствовала и его дочка. Там Андрея повторно представили дочке. Далее — ни к чему не обязывающее общение, позже — танцы… С той вечеринки Андрей с дочкой ушли вдвоем. В машине и состоялся 1-ый суровый разговор. Оказалось, они почти во всем близки друг дружке, отлично друг дружку понимают. Ну и у дочки за симпатичным фасадом не все оказалось так здорово, как можно было представить. Успешная карьера — при всем этом не все отлично в личной жизни. К тому моменту юная дама успела довольно очень разочароваться в русских представителях «сильного пола». И уже была готова кинуть все. И уехать куда-нибудь подальше за границу, чтоб начать новейшую жизнь «с незапятнанного листа». Благо, послужной перечень и познание британского позволяли.
Как мне говорил Андрей, его после того ночного разговора в машине «торкнуло» по полной. Он сообразил, что влюблен, что растерял голову. И в первый раз за много лет опасается: вдруг он что-то сделает не так? И упустит эту даму, которую так очень желает и любит? Ведь он ощутил, что тоже ей приглянулся… В ту ночь он так и не сумел уснуть.
Опаски были напрасны. Симпатии были обоюдны, дела развивались стремительно и бурно. Прошло не так много времени — и Андрей переехал на квартиру к собственной избраннице. Сначала Две тыщи 10 года он сделал ей предложение, и она ответила «ДА!» Свадьба планировалась на конец лета-начало озари 2010. Но над тем, чтоб сделать малыша, Андрей со собственной возлюбленной по обоюдному согласию стали «работать» сразу, не дожидаясь женитьбы. В определенный момент у нее произошла задержка цикла. Оба возлагали надежды, что это — беременность. Андрей некоторое количество дней прогуливался без мозга от счастья. К огорчению, удовлетворенность была досрочной.
Вообщем в те месяцы Андрей прогуливался очень вялый, но счастливый. На личном фронте все было просто замечательно. Даже, может быть, очень отлично. Избранница Андрея долгое время до встречи с ним была одна. И, можно сказать, несколько изголодалась. Любовью они занимались каждый денек, по нескольку раз, не жалея себя. В итоге Андрею фактически никогда не удавалось выспаться. Что до работы, то Андрей не скрывал, что есть определенные трудности развития. Но настоящий масштаб заморочек он держал в тайне. То, что системная задержка заработной платы в «Блинке» уже составляет 3-4 месяца, не знали ни его друзья, ни его кредиторы (включая папу его жены), ни сама его жена. Хотя тем, кто работал в «Блинке», все было отлично понятно. Исполнительная директриса к тому времени уже ушла. Более того — супруг сходу организовал ей декрет… и молодец! Так что основная тяжесть оперативного управления лежала на Андрее. В очередные наши с ним встречи я замечал, что Андрей как бы веселый, но очень похудел. И смотрится нездоровым. Он и сам гласил, что со здоровьем у него не все в порядке — давление очень низкое. Правда, про настоящие предпосылки собственного стресса он предпочитал помалкивать.
Развязка наступила в марте. К этому моменту Андрею и его компаньону стало разумеется, что подольше задерживать ситуацию они не способен. Нужно было еще как минимум 10 миллионов рублей, чтоб погасить более «горящие» задолженности. Плюс — провести полную реструктуризацию всех уже приобретенных займов. И ввести, хотя бы на некое время, мораторий на выплату процентов. Тогда бизнес еще можно было бы спасти.
Все свои надежды Андрей ложил на собственного головного кредитора — отца собственной жены. Он возлагал надежды, что тот готов будет дать дополнительный заем, чтоб защитить прошлые инвестиции. Вприбавок, можно было ждать, что судьба грядущего зятя и принадлежащего ему бизнеса тоже будет ему небезразлична. Так либо по другому, подольше тянуть было нельзя. Андрей подготовил все денежные выкладки, условился о встрече. И поехал — докладывать все, как есть.
Инвестор пристально выслушал Андрея. На встрече он вел себя сдержанно. Ликовать ему, естественно, было нечего. Да и злобы, гнева либо раздражения он не показал. Решения он тоже никакого не произнес — взял тайм-аут.
Через один день Андрею позвонила его возлюбленная дама. Произнесла, что побеседовала с папой, и что тот все ей растолковал. Их помолвка расторгнута, они больше не будут разговаривать. Пусть Андрей приедет и заберет свои вещи.
Через некоторое количество дней после чего разрыва Андрей покончил с собой. Свои намерения он держал в тайне до конца. Его друг и приятель, расставаясь с ним за несколько часов до самоубийства Андрея, был в полной убежденности, что Андрей поедет домой и ляжет спать. Но еще за денек ранее Андрей с водителем съездили в магазин туристского снаряжения, чтоб приобрести крепкую веревку. Андрей все кропотливо обмозговал и подготовил заблаговременно. О самоубийстве в состоянии аффекта речь не шла.
Поздно ночкой Андрей приехал в кабинет «Блинка» — в том же помещении находилось создание, там работали несколько служащих. Андрей сделал из кабинета два звонка — возлюбленной даме и другу. Попросил их подъехать через 40 минут. После этого сделал то, что собирался. Он не отдал никому шанса спасти его в последний момент. Да и не желал, чтоб его тело длительно висело в кабинете. Либо чтоб его отыскал сторонний человек.
Андрей был верующим человеком, христианином. То, что он сделал — смертный грех. И все таки, отлично зная это, он отважился на это. И исполнил загаданое.
Что в конечном итоге случилось с «Блинком»? Умопомрачительно, но бизнес все еще работает. По последней мере, работал на тот момент, когда я в последний раз приезжал в тот город. Со гибелью Андрея обязательства по личным займам, выданным под личные гарантии Андрея, перевоплотился в ничего не стоящие листки бумаги. Долги бизнеса в один миг уменьшились на несколько 10-ов миллионов рублей (приблизительно — чуток меньше сорока миллионов). Соответственно, уменьшились и каждомесячные выплаты процентов по займам.
Естественно, этого было недостаточно, чтоб вывести бизнес хотя бы на уровень рентабельности. Не прошло и месяца со денька погибели Андрея, как его партнер дал бизнес за долги. «Счастливым приобретателем» стал обладатель другой сети фаст-фуда, работавшей в том же городке. На многих фуд-кортах точки той сети и точки «Блинка» находились по соседству. Сократив издержки на инфраструктуру — ведь одно создание может обслуживать оба формата — и отказавшись от неприбыльных точек, полностью можно было бы достигнуть рентабельности в обеих сетях. Заодно под шумок можно было к тому же избавиться от многих долгов, висячих на древнем юр.лице «Блинка». Возможно, что-то схожее и было изготовлено.
Друзья Андрея тяжело пережили его уход. Тот его друг, который сразу был его партнером по «Блинку», попал в поликлинику практически через некоторое количество дней после погибели Андрея. Ему потребовалось несколько месяцев, чтоб равномерно привести в порядок подкосившееся здоровье. И все таки он живой. И даже — относительно здоров. Хотя и растерял в этом бизнесе как все свои сбережения, так и сбережения собственной матери.
Что ж, жизнь — грозный учитель, и за свои уроки она берет сполна. В этой истории каждый заплатил за опыт свою стоимость. И недорого отвертеться не удалось никому.
Очередное маленькое примечание — под конец этой истории. Я постарался поведать все, как было. Но, чтоб никому не наступать без нужды на нездоровые мозоли, я занес в собственный рассказ несколько малеханьких корректив. Так, головного героя по сути звали не Андреем. И дело было не в Екатеринбурге.