Одним из направлений, на котором агрессор сосредотачивает свои усилия, является давление на управляющих атакуемого предприятия.
В большинстве случаев, агрессор стремиться к уголовному преследованию управляющего атакуемого предприятия, давая ему осознать, при всем этом, что уступка требованиям агрессора повлечет за собой сворачивание уголовного преследования управляющего либо управляющих.
Не считая того, арест, даже краткосрочный, управляющего атакуемого предприятия, кроме психического давления на арестованного, может позволить атакующему достигнуть многих поставленных целей за время принужденной изоляции арестованного.Эти деяния мы будем именовать атакой на личность управляющего.
Уголовное преследование управляющих предприятия может явиться и действенным средством давления на обороняющуюся сторону и, при достаточной «заинтересованности» правоохранительных органов, очень действенным методом изоляции на определенный срок управляющего захватываемого предприятия.
Сама возможность уголовного преследования подразумевает совершение злодеяния, наказание за которое предвидено Уголовным кодексом. Но условия хозяйствования в Русской Федерации, сложившиеся за последние Четырнадцать лет, допускают возможность уголовного преследования фактически каждого лица, кто хоть когда-нибудь ставил свою подпись на документах юридического лица в качестве его исполнительного органа. Неуж-то история Миши Ходорковского позволяет сделать другой вывод?
По существу, генеральный директор всегда может быть обвинен в злоупотреблении служебными возможностями, уклонении от уплаты налогов и тому схожим злодеяниям. Позже, в процессе следствия, уголовное дело может быть прекращено в связи с отсутствием действия либо состава злодеяния, но нужно ли припоминать, что следователь вправе в качестве мер пресечения выбрать заключение под стражу?
Так как в процессе обычной хозяйственной деятельности фактически нереально избежать совершения действий, которые могут стать предметом пристального внимания органов дознания и следствия, означает, нужно минимизировать риск уголовного преследования исполнительного органа общества.
Ответственность 1-го человека нужно разделять на наибольшее количество соучастников. Если решение, которое можно поставить в вину одному директору, воспринимал совет директоров либо правление общества, то привлечь 1-го директора к ответственности будет труднее. Потому для хоть какой ситуации, которая может представлять потенциальную опасность генеральному директору, нужно вовремя(!) составлять протокол совета директоров либо протокол правления из которого будет следовать коллегиальность принятых решений. И вообщем, распорядительная деятельность просит полного и правильного дизайна документов. Никогда не следует на будущее время откладывать эту работу.

Если возможности единоличного исполнительного органа были переданы управляющей организации, то «коллективную ответственность» можно воплотить ротацией исполнителей на определенной должности. Ведь если на должности директора управляемой организации побывало несколько человек, то перед следствием появляется более непростая задачка, ежели в ситуации, когда за все отвечает единственное лицо.