Я бы это именовал финоменом заболевания.
Непременно, человек бы вожделел жить длительно, счастливо и здоровым. Но сущность в том, что они никогда не сумеет достигнуть абсолюта в этом. Более того, на пути устремления его к этой цели, ожидают большие расстройства, потому что он обязан будет признать, что не может преодолеть некоторой преграды сопротивления самой жизни.
Нужно держать в голове всё же, что на фоне глобальной идеи самой жизни, в какой она утверждает сама себя и свою коренную созидательную направленность, личные цели человека очень малозначительны. И с другой стороны мы лицезреем по количеству возрастающих самоубийств и деструктивности, что состояние жизни еще важнее количества прожитых лет.
Человек сначала желает жить отменно, другими словами счастливо. Это означает, что он объединён с целью самой жизни в её цели созидания.
Но является ли созиданием то, что не признаёт реализации других, каким бы это ни казалось не характерным мне самому? Ни один палец на вашей руке не похож на другой, но не стремится к тому, что бы и все другие подчинились одному ему и делали только те функции, которые характерны ему самому. В системных задачках личные интересы структурно объединены, где место находится каждому. Но вот указательный палец утверждает, что мизинец не той ориентации и начинает его игнорировать, безымянный утверждает, что может быть только потому что характерно ему самому. И человек сетует доктору на руку—она меня не слушается что-то ближайшее время, немеет, болит.
Всё это гласит о низкой системной цивилизованности и организации. Другими словами о низкой возможности управлять системой и её компонентами. При всем этом мы безизбежно прибегаем к диктатуре, другими словами управлению, основанному на руководстве интересов других своим личным, а не публичным либо тем паче интересам самой жизни. Мы богаты, но несчастны. Мы не счастливы, а зависимы от установок. Мы больны зависимостью. Мы в припадке истерии кричим. что нам отлично. Либо говорим это бесчувственно флегмантично, правильно. Мы не можем быть счастливы, принципно отгораживаясь от таких интересов общества, которые не характерны нам самим. Система состоит не из набора компонент и их взаимодействия. Это органическое взаимоСОдействие, направленное на одну цель—жизнь.
Мы противостоим тому снутри нас, чем даже не управляем. И в этом наше нескончаемое повторение 1-го и такого же сценария расстройства. И это всё равно сломает наш рационализм. И тем болезненнее для всех нас, чем мы больше сопротивляемся законам эволюции, которой и дела нет в том, знаем мы ли эти законы либо плевать на их желали с высочайшей горы собственного раздувшегося эгоцентризма и величия. Самый ужасный неприятель человека—его гордыня.