«Поспорили как-то российский, германец и француз» — конкретно так начинаются некие смешные рассказы. Казалось бы, что такое смешной рассказ? Так пустяк. Но конкретно их люди заучивают назубок, а не научные тексты, которые, непременно, несут внутри себя еще более полезные для их познания.
Государственная гордость – вот, что является главным лейтмотивом анекдотов с приведенным выше началом. За редчайшим исключением человек идентифицирует себя с определенной национальностью, или народом. Один люд считает себя музыкальным, 2-ой сдержанным, 3-ий трудолюбивым. Это относится и к языку, наружности, возможности к определенным наукам и искусствам.
Самым безошибочным идентификатором людей являются, пожалуй, уличные торговцы в курортных городках. Они владеют уникальной способностью безошибочно найти национальную принадлежность человека, выделив его из общей, фактически идиентично одетой толпы, с тем, чтоб позже обратится к нему на его родном языке.
В современном мире большая возможность проявить свою принадлежность к определенной группе людей возникает во время больших интернациональных спортивных соревнований, и естественно, олимпийских игр. Конкретно там представители различных национальностей, народов имеют возможность на публике, соревновательно проявить заложенные в их природой свойства. Вправду, очень любопытно узреть в процессе соревнований стопроцентную немку, русскую, француженку либо англичанку. На лицах атлетов отражается вся палитра эмоций, чувств в четком согласовании с нашими представлениями о проявлении их государственного нрава.
У зрителей это вызывает экстаз, чувство государственной гордости (или расстройства) возможность показать младшим членам собственной семьи красоту и силу государственного нрава. Сказать им – « вот видишь, какие мы», тем навечно закрепив их сознание за определенным стереотипом своей идентификации.
Но мир не стоит на месте. Есть огромное количество причин, которые заносят свои коррективы в обычные явления и часть которых является предметом рассмотрения истинной статьи. В тех же «старых» странах с мононациональными наименованиями – Франция, Германия, Великобритания поменялось очень почти все. В итоге принадлежность атлетов к сборной, к примеру, Франции можно найти только по флагу на их майках. Уходит в прошедшее то самое «анекдотное» соперничество.
На клубном уровне дела обстоят еще конкретнее. Когда-то на заре становления спортивные клубы составляли английские рабочие-железнодорожники, артиллеристы, российские моряки-черноморцы, просто городская молодежь, русские профсоюзы, милиционеры и т.д., которые отстаивали свою спортивную честь, ориентируясь на дух соперничества и гордости за свои общности. Об этом времени напоминают сейчас только наименования. К примеру, Шахтер, Арсенал, Автомобилист, Локомотив, Манчестер и т.д..
Все это осталось в прошедшем с приходом к власти в мире бизнес-сообщества. В текущее время принадлежность игрока к клубу определяется только договором. Нередко бывает, что за клуб не выступает ни 1-го его воспитанника. Это просто бизнес. Выиграть в этом турнире либо в другом с огромным призовым фондом. Приобрести того либо другого. Какие претензии со стороны «чистых» любителей спорта? Трибуны переполнены, отлично продаются атрибутика и прохладительные напитки, вырастают реализации у рекламодателей, чьи бренды на футболках игроков. Все довольны. Есть правда маленькое чувство, что что-то не так, не честно.

Так почему же так? Нарисованная выше картина нужна тут, сначала, для оценки свершившихся деформаций современной системы мироустройства. Такое незапятнанное и вначале некоммерческое явление как спорт, олимпийское движение поражены ею, и, так же как и его она искажает, «портит» хоть какое положительное явление, или процесс.
Не только лишь спорт. Восхищение детской миловидностью преобразуется в детские конкурсы красы, поражающие собственной закулисной беспощадностью, литература из воспитателя в продаваемое чтиво с неотклонимой расчлененкой и т.д., кино, театр. Стильно, быть подлым и ожесточенным. Это синоним фуррора. Уродливое же становится еще уродливее и преобразуется в обыденный продукт. Одежка для трансвеститов, услуги госпожи, женская борьба в грязищи, гомосексуальная евроистерия, да, что угодно.
По моему воззрению, столетие полного господства бизнеса над всеми остальными институтами управления фактически в планетарном масштабе началось сначала двадцатого столетия по окончанию эры передела мира. Но сам инструментарий такового господства начал формироваться на рубеже 30-х годов прошедшего столетия. На каком то шаге бизнес просто решил, что не необходимы независящие (от него) органы управления обществом, деятельность которых в итоге препятствует извлечению прибыли.
Тут нет смысла дискуссировать недоказуемые факты в том плане, чем выражается господство бизнеса. Имеется ли теневое мировое правительство мегаолигархов, потаенный орден, или сами правила игры принуждают крутиться матрицу так, что создается ясное воспоминание маневренности процесса. С каждым годом становиться все сложнее этого не замечать, извиняя происходящее законами рыночной экономики, политической конкурентнстью. Люди в мире пробуют противостоять демонстрации насилия, власти средств, допингу и договорным матчам, уничтожению природы. При всем этом создается воспоминание, что это происходит исключительно в разрешенном кем-то объеме. Это иллюзия свободы.
Факт на лицо. Население земли живет не в гармонии с собой, не управляется законами добра, чести, душевного спокойствия, сохранения природы, но представляет собой бизнес-единицы ожидаемо реагируемые на унифицированные эталоны. Такие «собаки Павлова». Не чувства, но инстинкты. Бизнесу не необходимы народы, цивилизации вообщем любые проявления особенности и самостоятельности мышления. Проще. Меньше издержек на рекламу и продвижение.
Для решения этой задачки работает его известное изобретение – плавильный котел. Без перерыва он переплавляет людей в унифицированных консьюмеров, цивилизованных удачных потребителей, которые употребляют известные марки, потому-то это признак фуррора и счастья, состоявшейся жизни.
Представьте для себя, что вы обладатель большого предприятия так колоссального, что способны обрушить экономику довольно суровой страны, а производимые вашим предприятием продукты и услуги употребляет большая часть цивилизованного мира. Для вас актуально нужны ресурсы, которые находятся на местности какого то непонятного, но страны, также новые потребители продукции, которую вы производите.
В данном случае для вас нужен грамотный заместитель по административным вопросам. Это как раз и есть президент либо премьер-министр сильной державы. На средства налогоплательщиков он купит у вас орудие и разберется с нецивилизованным, но самостоятельным государством и неувязка с ресурсами решена. Потом он принесет варварам разработанный вами эталон подкультуры, который принудит их грезить приобрести, при наличии средств, ее атрибуты (они же ваши продукты) или хотя бы стремиться к ней и к ним. Семечки прорастут. Новые рудолюди (сырье для плавильного котла) готовы. Отлично изготовленная работа. Представьте какое же раздражение у вас будет вызывать наличие соперника. Снова есть работа для заместителя по административным вопросам. Окаянные коммунисты. Ну, если уже и не коммунисты, то кто-то еще.
Тяга в котле создается за счет поддержания в ограниченном круге высочайшего уровня жизни, фантома свободы, которые манят в плавильный котел все новых и новых рудолюдей. Тех, кто не может быть доставлен конкретно к котлу, накроет волна голливудских кинофильмов, пропагандистских материалов. Ну а тех, кого не смыла и эта волна и кто до сего времени не демократизирован, достанут хитрые международные фонды, которые как фокусники жонглируют сознанием, ловко подменяя правду ложью, военная помощь их противникам, или просто авиаудары.
Появляются резонные вопросы. Какой фактор исторического развития людской цивилизации сыграл особую роль в разработке показанной реальности и почему, по воззрению создателя, эпоха господства бизнеса ограничиться одним веком? Ответ укрыт в том самом факторе либо событии, которое оказало большущее воздействие на развитие и становление современного мира. Специально не разбирался, но уверен, что кто-то из исследователей указывал на наличие и серьезность этого фактора, потому заблаговременно прошу прощения.

Это событие сопоставимо по собственному значению с такими как изобретение колеса, письменности, одомашнивание животных, изобретение мотора и т.д.. Это событие привело к рождению эпохи господства бизнеса, но оно же ее и окончит.
Это умение человека копить, сохранять и использовать информацию. Несложно увидеть, что с достижений шумерской, египетской, древнеиндийской цивилизаций, критско-минойского и даже еще древнего периодов население земли прямо до относительно недавнешних веков двигалось по нисходящей.
Что было бы с населением земли, если оно получило и использовало познания шумерской и египетской цивилизаций? Какие бы подвиги сделал Александр Величавый, если б он завоевывал ойкумену узнаваемый ему мир не по карте Геродота, а пользовался бы еще более старыми, но необъятными и точными картами, веками, хранившихся у египетских жрецов.
Какими бы познаниями обладало население земли, если б потомки смогли прочесть книжки и рукописи бережно собранные в Александрии Птолемеем? Ответов на эти вопросы нет. Но мы можем представить для себя их значимость для развития населения земли. При отсутствии их появился мрак средних веков. И только через 10-ки веков любознательные разумы воссоздали имевшиеся когда-то познания, утратив при всем этом их духовность и забыв предостережения о неискусном их использовании. Последнее как можно представить, и являлось основанием для исчезновения «первых» познаний ревниво сберегаемых их хранителями.
Все же, они появились и благодаря ним мы и получили современную реальность. Познания множатся тем резвее, чем больше есть прошлых. Более того, они совершенствуются и по мере этого начинают отходить от собственной механистической составляющей. Познания на определенном шаге собственного развития начинают рождать мудрость и вызывать опаски вероятных последствий их бесконтрольного использования.
С моей точки зрения это и есть одна из обстоятельств, которая ограничит безраздельное господство бизнес-власти в периоде Две тыщи 30 годов. Понятно, что это не обозначает, что в этом году ровно в определенное время щелкнет выключатель и сходу все поменяться. Нет, но начнется процесс смены периода. Все большее значение начнет играть духовность, понятие настоящего, желание сохранить природу, понимание собственной особенности. Все это безизбежно приведет к началу ограничения безраздельной сейчас власти бизнес-сообщества, проведения соответственных реформ направленных в итоге на освобождение правительств от его опеки.
Значительную роль в запуске этого процесса играют рожденные познаниями технологии, а именно веб. Появилась уникальная возможность групповой самоорганизации миллионов индивидуумов, такового нового мирового разума, которые свободно разговаривают меж собой средством телефонов, других устройств. Это уже нереально запретить и это огромная сила, способная поменять мир.
Нельзя так же не увидеть, что существующая система миропорядка быстро изменяется. Западный мир не спаян более противоборством в «холодной войне», организовываются новые геополитические союзы. Да, возникают новые опасности, но противоборство им просит новых же форматов взаимодействия государств. Наращивается неувязка с внедрением самого экономического инвентаря эры владычества бизнеса, который не может более обеспечивать действенное развитие системы.
Задачи госдолга, множества производных средств, безработица, ипотека, необходимость роста налогов и почти все другое — вопросы которые требуют новых решений. Отсутствует реальный эквивалент платежных средств, а доверие либо привычка не являются бескрайним фактором. При отсутствии новых инструментов решения этих заморочек и естественно политической воли (не бизнеса, но правительств) только ужас всеобщего коллапса держит мир в существующем положении.
Такие меры будут выработаны на рубеже Две тыщи 30 годов и к этому же времени в полном мере заявят о для себя новые экономические фавориты, в том числе Наша родина, Китай и другие. При этом эти страны имеют свою свою — восточную идеологию. В Рф бизнес никогда не правил в смысле, приведенном в этом статье, и не правит сейчас. Он всегда имел подчиненное положение по отношению к власти и всегда следовал ее интересам. Распространить ему свое воздействие на Россию нереально, так как она всегда была «другой». Подобно железным обручам ее скрепляет: историческая память; величавая культура; православие. До той поры пока есть эти «три кита» Россию сломать нереально.

Все изощреннейшие пробы сделать это в двадцатом веке со стороны целой коалиции упоминавшихся заместителей по административным вопросам провалились. Но Наша родина заплатила за свою самостоятельность миллионами жизней собственных людей и это никогда не будет позабыто.
Сейчас полюса изменяются. Разрушение 90-х, настоящая угроза самой русской государственности привела к сверхцентрализации всех сфер деятельности. В текущее время спираль начинает раскручиваться в оборотную сторону выдавая столько самостоятельности регионам, политической системе, бизнесу, сколько они могут отлично потребить в собственном современном состоянии. По существу сейчас делается то, что нужно было делать в девяностые. Но русская власть никогда не даст все и никогда не перевоплотится в «ночного сторожа».
Невзирая на огромное количество нерешенных вопросов многие, из которых подобно плотине сдерживают до поры, накопившийся за годы безвременья мощный поступательный потенциал общества, все более явными становятся экономические успехи Рф. Как это не феноминально многие умные и от всей души любящие свою страну люди или в силу привычки, или собственных амбиций не хотят этого замечать.
Положительные конфигурации — это плоды стабильности последних 10-ка лет. На новейшей идейной платформе происходит восстановление народного хозяйства, вырастают инвестиции, внутреннее потребление, имеется тенденция к понижению инфляции, развивается городская, спортивная инфраструктуры. Экономика начинает правильно реагировать на управленческие посылы. Проходит эпоха бездумного восхищения и слепого копирования западных эталонов. Приходит время зрелости и понимания. Время «зеленых директоров» проходит.
Решающим же фактором окончания столетия господства бизнеса станет понимание сути происходящего как можно огромным количеством людей, рост коллективной самоорганизации общества в битве за землю и за жизнь на ней, за ценность нравственности над потреблением, за желание бросить красивое после себя.