С окончанием учебы — школы, лицея, института, института — всей этой нескончаемой, но таковой восхитительной вереницы учебных учреждений мы теряем не только лишь красивую легкость и беззаботность, которую можно нагнать и во взрослой жизни, было бы желание, — мы теряем некоторые познания о для себя. Нас больше некоторому оценивать. «Так это отлично!» — воскликнете вы с энтузиазмом. Нет. Это далековато не так здорово, как кажется. Вот что вы помните о мальчугане либо девченке, которые посиживали с вами за одной партой? Вы сможете даже имя не вспомнить, но отлично помните, как он обучался. Либо когда для вас молвят, что кто-то из ваших бывших однокурсников пока не сумел достигнуть фурроров в избранной профессии, вы обязательно сопоставите его сегодняшние успехи с прошлыми, сказав: «Надо же. А ведь был отличником в университете».
Мы помним о собственной либо чужой успеваемости непопросту. Мы помним о ней так как доверяли этим оценкам. Они были необходимы, так как докладывали что-то принципиальное о нас самих. Мы знали, что наши успехи зависят от наших познаний, а не от связей, влиятельности, репутации и иной взрослой ерунды. И учителя, которые ставили нам оценки, были заинтересованы в улучшении и развитии наших возможностей, а не в голословном поощрении либо порицании. А где взять таких учителей в сегодняшней взрослой жизни? Доверять оценкам друзей можно и необходимо, но только с поправкой на то, что они друзья — другими словами ценят сначала нас самих. С недоброжелателями та же история — только со знаком «минус». Родные и совсем ценят нас по принципу «лишь бы был здоров». Все это разумеется, вопрос в последующем: где взять того, кто будет беспристрастно оценивать наши возможности, указывать на недочеты, давать способности для развития и корректировать направление личного роста? Даже у величавых спортсменов есть тренеры, которые ведут их к победе. А если мы не спортсмены, как быть?
Цивилизованный мир вывернулся из этой сложный ситуации последующим образом: он выдумал ассессмент. Это процедура, которую проводит вам эксперт (либо целый экспертный совет), включающая личное исследование вашего личного и делового потенциала, определение сильных и слабеньких сторон. При всем этом эксперт исходит не из ваших завиральных ответов из рубрики «расскажите о себе», а из результатов поведенческого интервью и целой серии упражнений. Все как в школе, да. Ну а куда деваться? Мы же говорим об беспристрастной оценке, с которой мы сможем, как молвят америкосы, «идти в банк» – другими словами получим на руки реальный итог, с которым можно работать.
При всем этом личный ассессмент — это, на самом деле, большая консультация: нечто вроде долгого собеседования перед экзаменом (ассессмент-центром). Она не только лишь помогает для вас отлично сдать экзамен, но дарует незабвенную встречу с самим собой. Проходя нескончаемые психические испытания, мы узнаем о для себя много смешного и практически ничего полезного. А согласитесь, что для удачной работы в хоть какой сфере нам необходимо знать, не «какая я планета», а, скажем, «понимаю ли я стратегию развития собственной компании» и «какими принципами мне следует управляться в принятии решений» либо «как научиться работать в команде, чтоб не поубивать друг друга». Все это никак не значит, что психология не принципиальна для нас. Еще как принципиальна. Но нужно признать, что мир держится все-же не на нашей узкой духовной организации, а на полностью практических вещах: умении убеждать и планировать, ставить задачки и делать их, договариваться с людьми и соблюдать договорённости, браться за дело — и доводить его до конца. И это список тех способностей, на излишек которых никто никогда не сетовал. Этих умений всегда недостает, и приобрести их — означает оказаться на полшага впереди, а это малое условие грядущего большого фуррора.