В конце декабря 2015г. финансовая коллегия Верховного суда РФ разглядела кассационную жалобу ЮниКредитБанка на судебные акты 3-х инстанций об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов ООО «Кавказкурортрозлив» на сумму выше 500 шестнадцать млн.руб. Обособленный спор ориентирован на новое рассмотрение в АС Ставропольского края.
В этом деле не столько увлекателен сами по для себя факт отмены судебных актов и корректность рассмотрения определенного дела, сколько модель рассмотрения такового рода дел в принципе, т.е. нужный объем доказывания (юридически важные происшествия) и правильное рассредотачивание бремени доказывания. Попробуем разобраться.
1. Малость теории
Обязанность банка учить положение заемщика по кредиту установлена Положением о порядке формирования кредитными организациями резервов на вероятные утраты по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности (дальше – Положение, утв. Банком Рф от 26 Марта 2004 N 254-П).
В согласовании с обозначенным Положением для кредитных организаций установлена обязанность учить:

  • степень зависимости от аффилированных лиц и самостоятельность в принятии решений;
  • принадлежность заемщика к денежным группам и холдингам;
  • согласованность позиций акционеров (участников) юридического лица–заемщика, имеющих право владения пятью и болеепроцентами голосующих акций (толикой) организации, по главным вопросам деятельности заемщика, в том числе денежным и производственным.

В согласовании с п. 3.1.2, 3.1.3 Положения кредитная организация должна обеспечить получение инфы, нужной и достаточной для формирования проф суждения о размере расчетного резерва.
Пункт 3.1.5. Положения предугадывает, что кредитная организация в порядке, установленном уполномоченным органом кредитной организации, документально оформляет и включает в досье заемщика проф суждение, составленное в согласовании с требованиями Положения (в т.ч. заключение о результатах оценки денежного положения заемщика и его аффилированных лиц).
Согласно разъяснениям Банка Рф, изложенным в Методических наставлениях от 5 Октября 1998 № 273-Т к Положению Банка Рф «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денег и их возврата (погашения)» от 31 Августа 1998 № 54-П, кредитным учреждениям при выдаче кредитов следует инспектировать качество предлагаемого заемщиком обеспечения и исключать опасности, связанные с кредитованием и обеспечением выполнения обязанностей по возврату кредита.
Таким макаром, при совершении хоть какой сделки по выдаче кредита, также сделок, обеспечивающих возврат денег, банк-кредитор должен инспектировать платежеспособность и надежность нетолько главных заемщиков, да и поручителей и залогодателей, с которыми совершаются данные сделки.

Проще говоря, основной посыл банкам здесь обычный: знай собственного заемщика и его поручителей/залогодателей.
2. Позиции судов первых 3-х инстанций
Обратим внимание на ранее состоявшиеся по делу судебные акты: 1-ая инстанция, апелляция, кассация. Главные тезисы судебных актов фактически схожи тезисам по делу ООО «Завод Источники Кавказа» – «материнского дела о банкротстве» (п. Два данной заметки – это принципиально), хотя определение и имеет некие различия – к примеру, 1-ые 8,5 страничек посвящены подробному описанию позиций сторон.
Важными тут являются объяснения постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Русской Федерации от 30 Июля 2013 № Шестьдесят «О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Русской Федерации от 30 Апреля 2009 № 30 два «О неких вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (см. стр. Шестнадцать судебного акта первой инстанции).
Довольно тщательно трибунал прошелся по совместной деятельности ряда юридических лиц (см. стр. 21-22 судебного акта первой инстанции).
Кассация отметила, что Положением об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах, утвержденным Банком Рф 16 Декабря 2003 № 242-П, оценка денежного состояния контрагента банка является не только лишь частью его деятельности до дизайна соответственной сделки, да и является предметом следующей проверки средством внутреннего аудита кредитной организации. Суды установили, что банк не проверил, был ли должник платежеспособным на момент заключения договоров поручительства, ипотеки, залога, было ли заключение таких договоров ориентировано на реализацию обычных экономических интересов должника (к примеру, на получение заинтересованным лицом кредита либо развития его общего с должником бизнеса), каково было соотношение размера поручительства и незапятнанных активов должника на момент заключения договоров, была ли возможная возможность должника после выплаты долга получить выплаченное от заинтересованного лица соответствующим образом обеспечена. Банк не создавал расчет незапятнанных активов должника, не проверил платежеспособность предприятия. Суды установили, что должник сотворен 1 Сентября 2011, а 25 Ноября 2011 начал заключать договоры поручительства, залога и ипотеки, передав все свое имущество в обеспечение обязанностей ЗАО «КИТ» – основного получателя денег, при всем этом, в отсутствие обязанностей должника перед ЗАО «КИТ», не имея экономическую выгоду. Банк, являясь проф участником рынка, не мог не знать о финансовом состоянии должника (стр. 10 Постановления).
3. Позиция экономколлегии Верховного суда РФ
На что все-таки направила внимание экономколлегия? Анализ определения указывает последующее.
А. Понятие «группа лиц» определяется в согласовании с аспектами, обозначенными в п. Четыре Закона РСФСР от 22 Марта 1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (дальше – Закон РСФСР о конкуренции) и ч. Один ст. Девять Федерального закона от 26 Июля 2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (дальше – Федеральный закон о защите конкуренции), при всем этом экономколлегия сделала упор на понятие «группа лиц».
Б. Сделки поручительства и залога обычно не предугадывают встречного выполнения со стороны кредитора в пользу предоставившего обеспечение лица. Потому не имелось оснований ждать, что банк был должен хлопотать о выгодности спорных сделок для поручителя (залогодателя). Суды не проверили, имелись ли у должника другие кредиторы.

В. Исходя из ст. 10 ГК РФ банк, не являющийся участником отношений снутри группы, не был должен подтверждать свою добросовестность серьезными средствами доказывания, пытаясь опровергнуть неочевидные претензии поручителя (залогодателя). В силу ст. Шестьдесят 5 АПК РФ конкретно на арбитражном управляющем лежала обязанность доказывания того, что выдавая кредит под предоставленное обществом «Кавказкурортрозлив» обеспечение, банк отклонился от эталона поведения обыкновенной кредитной организации, поставленной в схожие происшествия, злоупотребив при всем этом правом.
Г. Злоупотребление правом со стороны банка может выражаться в совершении сделок не в связи с обыденным назначением, т.е. не для сотворения дополнительных гарантий реального погашения долговых обязанностей, а в других целях, таких как:

  • роль банка в операциях по неправомерному выводу активов;
  • получение банком необоснованного контроля над ходом дела о несостоятельности;
  • реализация договоренностей меж банком и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда другим кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе, не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязанностей по уже просроченным главным обязанностям в объеме, превосходящем совокупные активы поручителя (залогодателя), при наличии у последнего неисполненных обязанностей перед своими кредиторами), и т.п.

Исходя из изложенного экономколлегия сделала вывод о недостающем исследовании судами событий дела и направила его на новое рассмотрение.
4. Разбор полетов
До этого обратим внимание на ст. Шестьдесят четыре (ч. 1) АПК РФ: подтверждения — это сведения о фактах. В случае, если факт отсутствует, то отсутствуют и сведения о нём.
Так ещё в конституции Римской республики (конституции Диоклетиана) был закреплен принцип: factum negantis nulla probatio — отрицание фактов не просит доказательств.
Данный принцип воспринят как наукой штатского права (к примеру, Гордон В.М. Утомившись штатского судопроизводства с комментами. СПб., 1914. С. 368; Гранберг В.Г. Штатский процесс. М., 1940. С. 35; Юдельсон К.С. Неувязка доказывания в русском штатском процессе. М., 1951. С. Двести восемьдесят один — 284), так и судебной практикой (к примеру, Постановление ФАС СЗО от 22 Апреля 2010 по делу № А66-10150/2009, Постановление 9ААС от 29 Мая 2012 № 09АП-11440/2012 по делу № А40-60992/11-137-52, Постановление 9ААС от 2 Сентября 2011 по делу № А41-24572/10) — другими словами, суды не обязывают сторону обосновывать, что какого-то действия либо деяния не было (отрицательный факт), а обязывают другую сторону обосновать положительный факт.
А. Вначале Пленум ВАС РФ гласил о необходимости установления, было ли заключение такового контракта ориентировано на реализацию обычных экономических интересов должника (к примеру, получение заинтересованным лицом кредита для развития его общего с должником бизнеса).
Экономколлегия, как отмечено выше, уделила повышенное внимание установлению, речь идет о группе лиц либо нет, попутно упоминая понятие аффилированности (т.е. формальным признакам), в то время как суды нижестоящие уделили внимание вопросу о фактическом ведении совместного бизнеса.
Б. Данные формальные признаки по воззрению экономколлегии указывают, что сделки заключаются в интересах поручителей и залогодателей, установления факта наличия экономической выгоды для последних не требуется, а вопрос об экономической необходимости оставлен животрепещущим.
В. При всем этом появляется и другой полностью логичный вопрос – а кто должен обосновывать структуру корпоративных и хозяйственных связей.

С одной стороны, утверждение о наличии группы лиц звучало со стороны банка (к вопросу о применении ч. Один ст. Шестьдесят 5 АПК РФ). Более того – в силу Положения, утв. Банком Рф от 26 Марта 2004 N 254-П, конкретно банк должен инспектировать структуру корпоративных и хозяйственных связей – выяснить заемщика и его поручителей ближе, до того как выдавать кредит. Другими словами – доказательную базу банк должен собрать ещё на стадии проверки контрагентов.
Экономколлегия по формальным же признакам бремя доказывания возложила на арбитражного управляющего – при этом не только лишь в части доказывания корпоративных и хозяйственных связей (с чем частично ещё можно согласиться), да и в части доказывания недобросовестности банка.
Меж тем недобросовестность банка в такового рода случаях заключается в отрицательных фактах – непроведении проверки контрагента. Разумеется, что только банк достоверно и много знает, проведена ли проверка и в каком объеме проведена, а вот открывать суду и арбитражного управляющему данные сведения и документы может и не возжелать. Такое поведение может стоить ему штрафов в 40-100 т.р. (ч. Один ст. 100 девятнадцать АПК РФ, ч. Четыре ст. 14.13 КоАП РФ), но относительно цены вопроса эти суммы – капля в море.
Г. В то же время экономколлегией сформирован ряд критериев оценки добросовестности банков. В одном случае – заключение договоров поручительства и ипотеки по уже просроченным обязанностям – аспект довольно понятный, и банками просто избегаемый – довольно заключать договоры поручительства «задним числом».
Получение банком необоснованного контроля над ходом дела о несостоятельности – аспект очень размытый.
Роль банка в операциях по неправомерному выводу активов – аспект более увлекательный. Можно ли отнести сюда рискованную кредитную политику банка – выдачу кредитов без проверки платежеспособности контрагента и его поручителей/залогодержателей? На мой взор, можно и необходимо. Цель обеспечения выполнения обязанностей ведь никак не достигается поручительствами (денежной кабалой) некоторого числа «нулевых» поручителей. Финансовая необходимость вероятна только при заключении договоров с поручителями платежеспособными. А проверить платежеспособность юридических лиц можно и методом воззвания в органы Росстата.
5. Выводы
На мой взор, чуть ли стоит трактовать определение экономколлегии как чисто прокредиторское. Быстрее оно вышло казуистичным, формальным, поверхостностным и разноплановым. Такая сборная солянка мыслей по теме.
При этом отдельные тезисы полностью можно объяснить как поощрение «чукотского банкинга» и рискованной кредитной политки, а некие – как не полностью удачную попытку отыскать компромисс.
Вобщем, это очевидно не последнее дело из данной серии – впереди ещё обособленные споры по ООО «Завод Источники Кавказа» с аналогичной фабулой. Поэтому – продолжаем смотреть за событиями.