Нереально решить делему на том же уровне,на котором она появилась.Необходимо стать выше этой задачи,поднявшись на последующий уровень…А. Эйнштейн.А там ли мы ищем трудности бизнеса?Неувязка, которая не поддается (либо поддается с огромным трудом) решению, вероятнее всего, некорректно сформулирована.
Бизнес, это одна из составляющих более общего процесса развития общества, а именно, развития производительных сил и совершенствования производственных отношений.
Все темы всех бизнес веб-сайтов посвящены определенному набору тем: ориентация в динамике рынка; методы вынудить производительно работать; обойти соперников и не дать обойти себя…
Это равносильно блужданию по лесу без мельчайшего представления, что собой представляет лес, где выход из него, как его отыскать и стоит это делать?
Всё более погрязая в бизнесе, как таковом, мы все наименее представляем конечную цель этих устремлений и соизмеримость цены, которую придется за это заплатить.
Без понимания сути бизнеса, как составной части развития общества – реальное (целенаправленное, осознанное, теоретическое) дело (движение) – нереально, т.к. в природе существует только два метода развития – теоретический (ориентация в пространстве развития) и эмпирический (способ проб и ошибок). При отсутствии теории, какие бы усилия мы не прилагали для реального, вероятного и нужного рывка вперед, получится то, что было и всегда.
Всю историю формирования нашего социума, строительство шло спонтанно, не подчиняясь каким бы то ни было планам и целям, исходя только из сиюминутных задач, и только из подручных материалов. Подавляющее большая часть участников современного социума не способно делать свои функции: админы — управлять, милиция – защищать, докторы – вылечивать, а педагоги и предки – учить и воспитывать. В итоге вышла сложнейшая конструкция, определяемая огромным количеством переменных нелинейных составляющих, которые современная наука пробует просчитать и классифицировать. Но, с учетом имеющихся тенденций невозможности, неспособности и недопустимости вмешательства в процесс естественного формирования социума, решение этой задачи классическими способами представляется очень непонятным.
Самоорганизация системы, каждый составляющий элемент которой, не желает делать беспристрастно обусловленные функции – невозможна.И где же их находить?Не затрагивая вопросы реализации продукта, которые являются отдельным направлением бизнеса, разглядим задачи производства, как такого, и способности совершенствования этого процесса.

Неотъемлемым звеном разработки хоть какой теории является выявление устройств причинно-следственных связей. “Все действия связаны. Если вырубают лес на севере, то меняются ветры, время жатвы, искусства этой страны, характеры и образ правления. Мы не лицезреем полностью эти цепи, 1-ое звено которых уходит в вечность”. ( Гельвеций. Сочинения. Том Два стр. 500 восемьдесят один “Мысль”. Москва, Одна тыща девятьсот 70 четыре г.)
Как говорят представители четких наук, – закон нельзя придумать, его можно сконструировать. Вся история развития людской цивилизации является не набором случайных событий, а бесспорной цепью закономерных процессов. Нереально представить для себя капитализм впереди феодальных отношений, а следующей фазой развития – общинно родовой уклад.
Вроде бы на данный момент не относились к К. Марксу, опровергать суть и значимость роста производительных сил на развитие людской цивилизации могут только поклонники каких-то течений. Броской иллюстрацией данного утверждения является уникальный опыт нашей новой истории.
Как понятно, Наша родина в момент зарождения капитализма испытала колоссальное потрясение, и все послереволюционные действия очень напоминают историю развития цивилизации в ускоренном виде:
Сталинская эра — не что другое, как реставрация рабовладельческой системы отношений с основными ее признаками – полным отсутствием закона, за которым кто-нибудь мог бы спрятаться, и экономикой стопроцентно построенным на подначальном труде.
Через переходную фазу (Хрущев Н.) сформировалась эра Брежнева Л., которая не много чем отличалась от феодализма – возникает элемент заинтригованности, но все сферы деятельности покрыты феодальной зависимостью.
Через еще одну переходную фазу (Горбачев М.) мы на данный момент мужественно строим капиталистическую систему отношений, не исключая бандитский метод начального скопления капитала.
Подобные аналогии можно проводить и с Китаем, проходящим этот процесс фактически идентично с нами, и с Северной Кореей, система отношений в какой уж очень припоминает нашу сталинскую эру, и многими другими историческими примерами, начиная с французской революции и, заканчивая формационными сдвигами начала 90-х годов. Те же хаос беззакония, превалирование силы и феодальные перераспределения.
Эти смены микроформаций являются моделью глобального процесса развития общества:
Некоторая передовая форма отношений вызывала бурный рост производительных сил и укрепление страны. На каком-то шаге эти дела переставали соответствовать выросшим производительным силам и начинали тормозить их предстоящее развитие. Это приводило к лавинообразному скоплению противоречий, которые, в свою очередь, разрешались через исторические коллизии и скачкообразное улучшение производственных отношений. Так было при переходе от рабовладельческой системы к феодальной, сопровождаемом неслыханными по масштабам восстаниями рабов. Так было и при переходе от феодального метода производства к капиталистическому, при котором 100 лет весь мир сотрясался от так именуемых «буржуазных революций». Непременно, все более нарастающая напряженность в современном мире определяется еще одним отставанием производственных отношений от уже имеющихся производительных сил. Но явны и принципные отличия.

До сего времени и производительные силы, и производственные дела развивались эмпирическим методом, что позволяло формироваться некоторой, относительно гармонической развязке. Т.е. исподволь формировалось осознание более совершенной формы отношений и соответственное публичное мировоззрение, которое создавало энергетический потенциал, направленный на преодоление устаревших и невыгодных отношений.
Но с неких пор производительные силы развиваются на теоретических началах, т. е. несоизмеримо резвее, чем социальные дела, развивающиеся эмпирически. Можно представить два вероятных варианта развития: либо будет разработана теория совершенствования производственных отношений, и в кратчайшие сроки достигнута нужная гармония; или дисгармония будет углубляться все лучше и очень скоро достигнет критичной величины. Сейчас у нас нет в припасе несколько сот лет, чтоб не торопясь, сформировать осознание неизбежных конфигураций.
Если запоздавшая «буржуазная революция» явилась для Рф таким потрясением, что только через Восемьдесят лет мы возвратились на начальные рубежи формирования капиталистического метода производства, не охото даже мыслить, каким потрясением явится 3-я глобальная война, беря во внимание уровень разрыва и мировую однозначность процесса. При всем этом 3-я глобальная война – это не вероятный, а неминуемый ход событий, если мы и далее собираемся развиваться эмпирическим методом.
Как следует, для беспристрастной оценки нынешнего состояния, исходить необходимо, сначала, из того, что:
1. Ход истории подчиняется законам развития общества и не находится в зависимости от чьей-то определенной воли.
2. Хоть какой регрессивный сдвиг безизбежно возвращает все на круги своя, и последовательность событий возобновляется вновь и вновь в отменно новых критериях.
3. Управлять развитием социума можно, только поняв эти законы и воздействуя на их управляемые составляющие.
4. Управлять развитием социума можно, только ориентируясь в пространстве развития. Зная, откуда мы идем, где находимся, и доказательно предполагая, в каком направлении движемся.
5. На сегодня мы не знаем, каким законам развития мы подчиняемся, каковы их составляющие, можно ли на их повлиять и как конкретно.
6. Мы не способны не только лишь предсказать будущее, не только лишь разъяснить истинное, да и совершенно точно оценить прошедшее.

7. Если разумение – это способность избрать лучший выход из огромного количества вероятных, то исходя из убеждений общественного развития — мы не разумны.
8. Все, что происходило с людской цивилизацией до сего времени – эмпирическое развитие, а революции, съезды, перестройки и т. д. менее, чем оформление этого процесса.
9. Первым признаком нашего разумения будет публичное признание этого тривиального факта.
Вторым признаком станет возможность предсказать неизбежное соц событие.
Только после чего появится возможность очень осторожно, оглядываясь и перепроверяя себя, что-либо изменять в будущем развитии.
10. До того времени, пока мы не понимаем себя как единое живое существо, мы не сможем оказывать влияние на естественный ход истории.
Хоть какой рассудочный процесс предполагает элемент насилия, исходя из условия, что действие должно происходить не под воздействием желания либо потребности, а вопреки им, основываясь на осознанной необходимости.
Самым конкретным образом это относится к бизнесу. Рост производительных сил, как и развитие производственных отношений – это детерминированный процесс, не приемлющий скачкообразных конфигураций, кроме разрушения. Производительные силы вправду играют решающую роль в становлении цивилизации, т.к. конкретно они определяют "качество" человека, его познавательную способность и "качество" общества, ими образованного, а не напротив.
Если представить совсем фантастическую картину, что в один прекрасный момент вдруг пропадут все имеющиеся производительные силы, то при любом качестве каждого раздельно взятого человека, мы будем встречаться лишь на животных тропах, обмотанные шкурами с дубинкой в руках в погоне за предметом собственного питания, оперирующие подходящим категориальным аппаратом. И напротив, дав волю "людской субъективности" в отрыве от беспристрастных критерий, определяемых существующими производительными силами и производственными отношениями, которая вправду подвержена различного рода «флуктациям», безизбежно формируются социальные коллизии, ведущие к деградации имеющегося социума. Так было, есть и будет.
«Констатация людской субъективности, как осваивающей природу людской деятельности, воплощающей внутри себя единство вещественного и безупречного начал, исключает внедрение в качестве аспекта общественно-исторического прогресса понимаемый чисто на техническом уровне уровень развития производительных сил, от которого впрямую зависят «производственные отношения». На 1-ый план выдвигаются достигнутые в итоге всего предыдущего исторического процесса «качество» человека, сначала его познавательная способность и «качество» общества, степень ублажения вещественных и духовных потребностей человека.» (Синергетика: человек, общество. М., Изд-во РАГС Две тыщи г., Л. И. Кондрашова. «Проблема периодизации исторического процесса исходя из убеждений теории формаций, модернизаций и синергетики», стр. 64)
Даже беседы в кровати впрямую зависят от того, где, как и какой ценой, мы добываем продукты собственного жизнеобеспечения и поэтому являются менее чем вариантом «производственных отношений».
Не кажется таинственным и механизм конфигураций действующего значения уровня сознания, определяемого соответственной системой мотиваций и соответственной смены формаций.
Неважно какая революция начинается с девиза: «Весь мир насилья мы разрушим…» Эта тенденция хоть какой спонтанной революции, сначала, срезает «мыслящую верхушку» и, смешав хорошо, все другое, черпает со дна. Так, к примеру, образовалась сталинская эра и, соответственная простому уровню сознания, рабовладельческая система отношений.
Динамика развития хоть какого человека подчиняется только его ощущениям: «хочу — не хочу», «хорошо — плохо». К положительным чувствам он стремится, отрицательных переживаний старается избежать. На этом основаны все методы стимулирования людской деятельности.
1-ый из их ориентирован на физиологическую суть человека. Он не желает работать, но он не может не желать жить. Работать, чтоб жить. Этот метод был реализован рабовладельческой системой отношений. Очевиден и механизм формирования соответственной психической атмосферы. С ювелирной точностью адресованная система воздействий интенсивно поощряет все низкие проявления и резко подавляет все проявления высочайшего уровня сознания и, в конечном счете, объективность. Это длится до того времени, пока данная система отношений не становится, разумеется не выгодной. Тогда, через подобающую переходную фазу, совокупное воздействие обращается к умственному началу — человек так и не желает работать, но, подчиняясь основному закону природы, трансформированному в самоутверждение, он в пределе желаний, желает иметь — ВСЁ.Этот метод стимулирования реализован капиталистической системой отношений, которая в пике собственной активности тоже достигнула больших высот. Но система отношений, при которой полностью все, включая представителей армии, образования, медицины и правительства делают свое дело не ради хорошей конечной цели, а ради сиюминутной своей выгоды, – обречена на самоуничтожение.
Несовершенен и сам механизм использования этого метода стимулирования. Эффективность его использования максимальна исключительно в пике либо – ВСЁ, либо — НИЧЕГО. Неминуемая возможность иметь все, не работая, сформировывает полностью реальную, определенную способностью общества их прокормить, совокупа людей, ничего не производящих, разрушающих производственный процесс и, при всем этом, интенсивно потребляющих. Для социума это равносильно вирусному заболеванию организма.
Более безизбежно неизменное повышение уровня производимого продукта, что не может не привести к пресыщению рынка тогда и нереально будет обеспечить планку «ничего»
Все это сделает неосуществимым внедрение этого метода стимулирования и не может не окончиться мощными соц потрясениями. Капитализм идет на спад, и признать это придется всем. Успокаивает то, что остается 3-ий, еще не реализованный метод стимулирования труда, направленный на чувственную суть человека. Т.е. создание психической атмосферы высочайшего уровня сознания, при котором человек получает положительные эмоции конкретно от процесса труда.
Человек желает работать.Может ли такое быть?Пока нам еще тяжело представить для себя механизм реализации этих отношений, тем паче что неминуемы ассоциации с развращенными представлениями марксизма по этому поводу. Естественно, они не имеют никакого дела к «общему одеялу», «манне небесной», «отмене экономики» и иным больным трактовкам. Не буду приводить недвусмысленные выражения К. Маркса и Ф. Энгельса, но если капитализм вправду совершенная форма отношений, может ли кто-либо представить ее в монастыре – бесспорном аспекты духовности? Может ли кто-либо представить, что с утра послушники принимают не благословение на работу, не награждение хоть какой работой, а участвуют в поощрительном рассредотачивании более легких, прибыльных, популярных форм труда? Может ли кто-либо представить, что величавые творцы культуры ваяли, писали и придумывали не то, что переполняло их душу, иногда рискуя собственной жизнью, а то, за что больше бы заплатили?
«Счастье людей состоит в том, чтоб обожать делать то, что они должны делать». К. А. Гельвеций.
Тяжело представить для себя горизонты, которые открывает этот метод производства. Недочет у него только один – мы до него разумеется не доросли. Уже сам тот факт, что подобные идеи не витают в воздухе, гласит о том, что количество и организованность представителей высочайшего уровня сознания недостаточны, чтоб ждать их скорого и действенного воздействия на текущую политику естественным методом.
Вышеприведенная цепочка мотивации констатирует всего три вида воздействия как на раздельно взятого человека, так и на социум и обоснованы они природными началами хоть какого раздельно взятого индивидума:
1. Хоть какой человек, сначала, является физиологической системой, продуктом деятельности которой является определенный припас био энергии.
2. Данная система имеет согласующее устройство с окружающей средой. Среда повлияет на надлежащие сенсоры, и система реагирует правильно воздействию.
3. При всем совершенстве чувственной системы, она реагирует лишь на конкретные воздействия, а это воздействие возможно окажется неадекватным способностям организма. Для заслуги достаточной безопасности системы, природа (либо Бог) на одном из витков развития изобрела мозг как инструмент, который способен моделировать ситуацию и может приготовить систему к воздействию либо избежать его.
Другими словами, все обилие и неповторимость людской личности сводится всего к трем образующим: – физиология, чувственность, ум.
Апеллирование конкретно к этим трем началам и ограничивает все методы мотивации хоть какого вида деятельности людей. Все другие используемые воздействия – вещественные и нематериальные, поощрительные и принудительные – являются менее чем вариантами и производными 3-х вышеуказанных причинных величин.
Исходя из убеждений отношений, можно выделить три надлежащие формы (которые, кстати, как и формы стимулирования, никогда не появляются сами по для себя, а исключительно в пропорциональном содействии): – это насилие, контракт и желание. Хоть какое нарушение этих первичных форм, к примеру, попытка, вынудить делать деяния, не подтвержденная нужным энергетическим потенциалом, нарушение договорных обязанностей и представление, что кто-то должен желать что-либо вам сделать, – именуется претензией, которая утопична по собственной сущности, т.к. выражает только пожелания, не подтвержденное реальной возможностью его выполнения. Естественным следствием неудовлетворенности является неминуемая и, в большинстве случаев, брутальная реакция. Конкретно неспособность понять этот закон, а никак не "био расположенность" человека, определяет все имеющиеся в природе конфликты, начиная с межличностных отношений и заканчивая глобальными неуввязками людской цивилизации, основным выражением которых является – бизнес. Возможность «…ликвидировать конфликты во имя всеобщей гармонии и единообразия…» это не есть «… утопическая цель…», а условие возможности быть поочередным и разумным, беспристрастным, а, как следует, — богатым.
«Благоразумный лицезреет неудачу и укрывается, а неопытные идут вперед и наказываются» (Притч.27,12)
Мы оцениваем человека по нескончаемому числу признаков и никогда по основному – возможности быть Человеком, возможности направлять свои помыслы и деяния на благо организма, неотъемлемой частью которого мы являемся. Мы сделали целую науку, призванную сгладить всё растущее огромное количество, всё более угрожающих нам конфликтов и во всей этой науке нет ни 1-го слова о первопричинах происходящего, о нарушениях законов бытия. Мы перемыли косточки всем более либо наименее видным историческим деятелям и так и не сообразили, что не Ленин, не Сталин, не Горбачев и даже не К. Маркс устраивают исторические коллизии. Это соц атмосфера выдвигает на ведущие посты тех, кто большим образом соответствует взаимодействию имеющихся производительных сил и форме производственных отношений.
Публичные дела хоть какого социума меняются ровно так, как меняется действующее значение уровня сознания, и как оно соответствует имеющимся производительным силам.
Это разъясняет причину неудач хоть какого общественного начинания, от революционных переворотов — до невинных инноваций. Отсутствие осознания механизма соц конфигураций, принципной способности и пути заслуги той либо другой цели вновь и вновь приводит к попыткам решить делему механическими перестановками соц акцентов методом конфигурации законодательной базы. Всегда и всюду этим занимаются муниципальные люди, т.е. представители полностью определенного уровня сознания, подобно хоть каким политическим и религиозным фаворитам, безизбежно несущие внутри себя сумму догматов. В отличие от ученых, вначале нацеленных на сомнения и поиск, стоящие у руля полностью убеждены в собственной правоте и не приемлют корректировки собственных указаний.
Беря во внимание, что объективность предполагает творческий потенциал и целостное миропонимание, наверное отличающееся от «властного», фактически исключается возможность «безропотного» выполнения чужой воли представителями передового уровня сознания. Таким макаром, «…интеллектуалы оказываются отстраненными от принятия решений», т. к. в очах сильных мира этого они являются непредсказуемыми и «ненадежными», что во все времена не приветствовалось в институтах власти, и употребляются только в качестве основной производительной силы. В итоге исполнителями верховной воли становятся, в наилучшем случае, бесформенные существа, всегда согласные и всегда готовые, но реализующие эту волю только потому что способны – убого и примитивно. Еще ужаснее становится, когда за дело берется антитеза. Получив в свои руки реальную, подтвержденную всей гос мощью власть, выраженную в определенных законодательных актах, она искусно и поочередно употребляет хоть какое нововведение, сначала в собственных алчных целях и в ущерб государству.
Схожим образом формируется весь управленческий персонал. Конкретно таким людям на откуп отдан колоссальный полигон соц воздействий и воспитания, начиная с детских садов – шага формирования личности, заканчивая парламентом и правительством и, естественно, делом.
Следствием таких «благих намерений» становится ухудшение социальной обстановки, зависимо от степени воздействия — замедляющей либо обращающей назад рост уровня сознания, а это безизбежно приводит к уменьшению производительности труда и прироста производительных сил, со всеми вытекающими последствиями. В итоге реализуется очень престижная сейчас формула: «хотели как лучше, а вышло как всегда».
Хоть какое спонтанное соц начинание несет внутри себя идеолого-утопическую дисфункцию, исключающую возможность конкретного улучшения соц критерий.
Зависимо от определенных критерий этот процесс либо утежеляется прямо до лавинообразного скопления либо выправляется при достаточной энергетике тезы.
«Проницательность мозга не обитает под золочеными крышами и не очень — то пользуется признанием у большинства людей». (К. А. Гельвеций)Также:
«Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»«Куды ж продаться?…»Исходить будем из последующего суждения (прошу прощения) т. К. Маркса:«Жизнь есть процесс производства, при котором все мы вступаем в какие-то дела меж собой и к средствам производства».
При всем обилии современных философских течений и их трактовок, не удалось отыскать более доказательную и стройную систему, чем марксистское представление развития цивилизации — как взаимодействие возрастающих производительных сил и совершенствующихся производственных отношений.Как понятно, производительные силы не могут тормознуть в собственном развитии. Это как езда на велике: можно ехать нескончаемо медлительно, но не медлительнее скорости, нужной для поддержания равновесия. Критически малый рост производительных сил безизбежно приводит к крушению страны и напротив.
Можно представить, что регрессивный формационный сдвиг Рф в Одна тыща девятьсот семнадцать г. имел в собственной базе конкретно экономическую причину. Максимально небольшой прирост производительных сил времен Первой Мировой войны и следующей Штатской, подобно конвульсивному вздоху задыхающегося человека, добивался резкого роста производительности труда. В критериях действующего тогда уровня сознания, конкретно рабовладельческий метод производства был более эффективен.Нельзя забывать, что конкретно этот метод производства определял развитие людской цивилизации в течение 5-ти тыщ лет. Нечто схожее происходит с нами и на данный момент – очередные революционные конфигурации социума сначала 90-х годов в очередной раз привели к резкому понижению действующего значения уровня сознания и, как следствие, уменьшению производительности труда (прироста производительных сил).
Образно экономику можно сопоставить с башенным краном, стоящим на 2-ух колесах и сохраняющим равновесие только за счет манипуляций стрелой. Нельзя поворачивать стрелу произвольно в хотимом направлении. Нельзя получить экономическое приемущество на пустом месте.
Все Восемьдесят лет русской власти, как и последние десятилетия «революционной капитализации», рост производительных сил не только лишь не прекращался, но достигал иногда рекордных величин, беря во внимание, что из земельной страны мы перевоплотился в сильную галлактическую державу. При всем этом уровень жизни не один раз изменялся: от фактически полной социальной обеспеченности — до полуголодного существования. Как следует, вся неувязка в коэффициенте их использования – производственных отношениях, что очень может быть, так как этот вопрос не рассматривается вообщем. Формы стимулирования труда, еще не так давно обеспечивавшие могущество Русского Союза, устарели невозвратно, научиться капиталистическому методу производства за считанные годы, все этим же законодательно–указательным методом еще никому не удавалось, а более совершенные формы отношений еще пока числятся нонсенсом.
Очередной раз, утверждая возможность и необходимость скорых соц конфигураций, приходится уточнять, что идет речь не о «манне небесной», не о «чудесном спасении», а о разумном понимании обстоятельств протекающих процессов.Упростив до максимума задачку, можно сказать, что началом всего являются людские побуждения, а конечной целью – активная деятельность на благо развития социума.
Безупречное, исходя из убеждений действенного развития общества, соотношение базовых величин — это форма рассредотачивания, активизирующая очень доступное действующее значение уровня сознания, определяющее очень доступную скорость прироста производительных сил.
Никто не может запретить представителю высочайшего уровня сознания подобрать общество для себя схожих и таким макаром сделать сильную психическую атмосферу, способную оградить себя снаружи и изнутри. Если мысль верна, снутри этого сделанного социума сама организуется, уже упоминавшаяся система отношений, при которой человек будет получать положительные эмоции конкретно от процесса труда, при всем этом, производительность труда должна добиться величин, не доступных всем остальным. Это автоматом снимет вопрос о хлебе насущном и вынудит скептиков подражать, но не вести войну. Другими словами, нужно искусственно моделировать процессы, которые произойдут, независимо от нашего к тому дела и которые уже не один раз повторялись в естественном развитии исторического процесса. Так, в итоге 100 лет «буржуазных революций» выигравшим оказался Г. Форд, который «изобрел» новейшую систему отношений и получил огромное экономическое приемущество, примеру которого все и последовали.
Природа мудра и совершенна. Формы этого совершенствования оттачивались тысячелетиями. Даже сам механизм физиологического старения ориентирован конкретно на эволюционное улучшение вида, т. к. ослабевая на физическом уровне, возможность выживания выше у тех, кто лучше способен противостоять нехорошим воздействиям, тех, кто умнее.
В бизнесе механизм таковой же. Тот, кто окажется умнее других, кто сумеет разобраться во всех этих хитросплетениях, которые не так хитры, когда в их разберешься, тот и поведет за собой бизнес, оказавшись на самом верху.
Отличительным признаком бизнеса, основанного на этих принципах, является невозможность его отнять. Т.е. захватить-то его можно, но в тот же момент он закончит приносить прибыль, исходя из условия. Если б захватчик обладал подабающим уровнем сознания, он не стал бы заниматься схожим промыслом, а при отсутствии оного, он не в состоянии поддержать нужную психическую атмосферу.РезультатНет человека, который сознательно вожделел бы для себя безнадежные ситуации, трудности, угрозы, одним словом – негативные эмоции. При всем этом можно по пальцам пересчитать тех, у кого уровень негативных эмоций носит приемлемый нрав, и кто может считать себя довольным. Разница меж первыми и вторыми, это беспристрастный аспект нашей глупости.
«Свобода личности – есть возможность выбирать уровень и вид положительных чувств. Уровень выбора – есть аспект культуры, что в свою очередь есть итог воспитания». (Истмат, с. 244, 245) (!). Существует бесспорная связь меж развитием личности, количеством получаемых положительных чувств и его физическим состоянием, определяющим интенсивность и продуктивность его публичной деятельности, в конечном счете – производительности труда.Все социальные трудности, возникающие в людском обществе и именуемые конфликтами — это препядствия Авеля и Каина, это трудности взаимодействия тех, кто желает прожить за чужой счет и тех, кто этого очень не желает. Никаких других соц заморочек не существует. Все законы, написанные человеком, это законы иерархии, определяющие, кто — за чей счёт может жить и — на каких критериях.Как бы ни были важны и определяющи законы выживания в природе, общее для всех бедствие — засуха либо пожар — отменяют их и объединяют всех, и конкурентов и врагов. Человек, разумеется, очень далековато ушёл от природы. Способность к абстрактному мышлению, определяющая его исключительное положение, абстрагировала его даже от чувства самосохранения. Уже нет неуверенных в пагубности людской деятельности вообщем, в любом из её проявлений. Но нигде и никогда вы не услышите пробы обсуждения принципного решения этой, непременно, наизловещей тенденции в пределе имеющей единственный результат – прекращение жизни на Земле. В любом из вероятных вариантов дискуссируются квоты членовредительства, будь то истощение природных ресурсов, совершенствования форм насилия либо физического поражения для себя схожих, способные только продлить агонию, но не вылечить смертельно нездоровой организм.
Разум человека всегда ограничен, тупость его непомерна. Все законы, выдуманные человеком, ориентированы не против тех, кто разрушает этот мир, а тех, кто мешает это делать. На всех уровнях от простого чиновника до президентов огромнейших стран, ВСЕ участники процесса общения задумываются одно, молвят другое, делают третье, разделяя личный энтузиазм, посильный анализ происходящего и попытку “сделать неплохую мину при нехороший игре”.
Явное либо разумеется — тогда и должны быть люди, видящие то же самое и конкретно с помощью их можно что-либо поменять, либо еще не настало время все это узреть, но об этом лучше не думать. «Наблюдение открывает какой-либо новый факт, делающий неосуществимым прежний метод разъяснения фактов, относящихся к той же самой группе. Отныне появляется потребность в новых методах разъяснения, опирающаяся сначала лишь на ограниченное количество фактов и наблюдений. Предстоящий опытнейший материал приводит к очищению этих гипотез, избавляет одни из их, исправляет другие. Пока, в конце концов, не будет установлен в чистом виде закон. Если б мы захотели ожидать, пока материал будет готов в чистом виде для закона, то это бы значило остановить до того времени мыслящее исследование, и уже по одному этому мы никогда не получили бы закона» К. М., Ф. Э., т. 20, с. 555.
Вроде бы ни казалась неописуемой мысль реализации справедливого общественного общества, где все его участники Желают РАБОТАТЬ – это не идеалистическая фантазия, а логический результат целого ряда доказательных взаимосвязанных предпосылок. Нельзя не попробовать воплотить эту возможность, тем паче, что это единственная кандидатура еще более противным последствиям нашей жизнедеятельности.
Все, что нужно для реализации этой модели – это отобрать несколько 10-ов, непременно имеющихся в нашем обществе — по другому мы издавна бы уже вымерли — представителей, совершенно точно преодолевших свое ЭГО, предоставить им возможность самоорганизации и, не мешая, следить, как происходит формирование социума, какова эффективность действующей снутри мотивации, происходит ли облегчение межличностных отношений и повышение производительности труда и вообщем, стоит эта игра свеч. В любом случае результаты схожих тестов будут иметь исключительное значение исходя из убеждений ориентации в пространстве развития, не говоря уже об удачной модели, открывающей двери из всех нынешних тупиков.
Прислушайтесь к мудрости веков:
«В мире нет ничего абсолютного не считая существования и несуществования. Всё остальное поддаётся вычислению и является относительным.
Человечий мозг так ограничен, что ему нужна привычка даже для того, чтоб приучить себя принимать доказанные правды и веровать в их.
Человек может оградить себя от приближения пропасти, но не может тормознуть, когда падает в пропасть.
Всякий ясно лицезреет то, что он лицезреет. Но мы не сознаём дефицитности собственного познания и верим очень просто; то, что мы лицезреем в предмете, есть всё, что в нём вообщем можно созидать.
На какие только беспощадности не толкает нас варварская и фанатическая привязанность к своим взорам! Сколько зла посеяла на Земле эта привязанность! И как было бы справедливо полезно и просто от неё избавиться. … Нужно почаще повторять слова Фонтенеля: «Никто не избегает заблуждений, неуж-то я один непогрешим? Может быть, я ошибаюсь конкретно в тех вещах, в каких я упорствую с большим фанатизмом?». … И вообщем самая не излечимая тупость людей заключается в том, что они считают себя умными». К.А. Гельвеций., “Мысль”. Москва, Одна тыща девятьсот 70 четыре г., Том 1, стр. 104, 109, 137, 160, 300.