Издавна желал «наехать» на лидерство. Есть такая неудача: с неких пор считается, что менеджер должен быть фаворитом. И нужно бы спросить, для чего и заместо чего?
Поначалу, распустив волосы и курнув травы, южноамериканские хиппи из юных ученых обнаруживают посреди кумарных миражей заманчивые контуры свободы. Сейчас не ввиде известной скульптуры, а в виде менеджера нового типа — фаворита.
Наслушавшись и начитавшись, молодежь, которой характерна революционность, с легкостью взялась за воплощение в жизнь идеи лидерства, и став менеджерами, они правили заного трудовыми коллективами и работниками. В их воображении точно рисовались картины Цезаря в колеснице либо Чингизхана на коротконогом жеребце либо современного Че Гевары.
С течением времени лидерство стало парадигмой и практикой менеджмента, неприметно заполнило собой обычный менеджерский труд и… послужило началом следующей деградации менеджмента. В текущее время все так запущено, что фармакологией не обойтись. Только резать!
Все плохо! Пешка-менеджер низового звена отливает бронзой Наполеона. Заматеревший менеджер среднего звена — вождь народов. Топ-менеджеры толпятся на новеньком Олимпе. Образование, в особенности сурогатной природы МВА, узаконило новейшую религию и пополнилио иконостас новыми святыми теории лидерства. Лидерство стало нормой менеджмента. Наработанная веками практика организации, управления и управления стала анахронизмом и была растоптана ногами менджеров-лидеров.
А в это время бизнесы, предприятия, компании и компании, продолжая оставаться социально-техническими системами, добивались, как голодные галчата в гнезде, неплохого менеджмента, а не лидерства. Если кинуть возжи и исполнить перед лошадью ритуальный танец фаворита, то она даже не улыбнется, а продолжит чего-нибудь жевать, переминаться с ноги на ногу либо побредет по своим лошадиным делам.
Лидерство стало ложкой дегтя в бочке меда менеджмента либо долькой лимона в банке с молоком — все скисается.
Пришло время разобраться с лидерством. Нечего скрывать, что лидерство — старый парадокс, еще дочеловеческий. В обществе всех животных, живущих сворами, стадами, семьями, всегда был фаворит — доминант. Самый-самый из всех. В список его задач входило оплодотворение самок наибольшего гарема, угнетение самцов, проявляющих лидерские свойства, и брести на новое пастбище, чтоб другие последовали за ним. И хотя сам он совсем не морщил лоб в поисках тучных пастбищ, а просто брел, в следующем конкретно это событие легло в базу гордого термина «лидер», в смысле, «ведущий за собой».

Позиция лидера-доминанта была желанной целью хоть какого, кто ниже его рангом. Мечты о лидерстве заряжали жителей стада высочайшего градуса энергетикой мечты — занять место фаворита и насладиться полной жизнью. Большой гарем и наилучшая пища. И все это одному единственному, а означает, эгоизма, единоличности, отдельности было всегда через край, и подобные настроения всегда шли вразрез с духом стада. Эти два происшествия — энергетика и эгоизм — положены в базу призрачных надежд менеджмента на лидерство.
Следует признать, что быть во главе, хотя бы малеханького, бизнеса — нелегкий труд. Но здесь уж сам затеял, сам и расхлебывай. Другое дело небольшой манагер в большой компании. Хлебнув менеджерского труда, таковой стремительно утомляется, энергетически иссякает. Вот тут-то и приходят на помощь лидерские заклинания, пробуждающие генную память мечты о преобладании, гареме и смачной еде. Вспомнит, возбудится и ринется в бой, как с подзаряженными батарейками. Лидерство дает энергию.
2-ое событие аппелирует к индивидуализму, со смыслом «эгоизм», что всегда окликается в менеджерах ввиду неотклонимого дискомфорта от пребывания в стаде.
Беспристрастно эгоизм вредоносен социальной системе. При достижении некого порогового значения количества носителей эгоизма в группе группа распадается. Эгоизм ослабляет и разрушает социальные системы. Более того, будучи неприкрепленными к системе, они просто от нее отрываются, уходят, предают.
На что питает надежды менеджмент в данном случае?… Нет полезности от эгоизма! Только вред!
Но есть и беспристрастно нужный нюанс лидерства. Управление людьми подразумевает угнетение их сопротивления, а это старая генная программка. Обыденный член коллектива испытывает неловкость от необходимости давить на близкого, настаивать на собственном, добиваться повиновения, увеличивать глас и прикладывать руку. Но стоит только включить «тумблер лидерства», как все встает на свои места: подавляй во имя лидерской мечты влезть наверх. А здесь и эгоизму находится место: не жалей людей, твоя жизнь главнее всего.
Современные теории лидерства, только немного заретушировав сущность, включают в свои опусы конкретно эти основания. Лидерство — это власть, и оно нужно для усиления власти.
Ужаснее обстоит дело в теории лидерства с концепцией «вести за собой», «указывать путь», «вести к общей цели». Разберемся.
Верховная всеобщая цель каждой отдельной группы — выживание индивидума в группе при условии соблюдения общих правил и соблюдения действий, поддерживающих существование самой группы, как системы. Выживание человека находится в зависимости от выживания группы.
Не посреди животных, но посреди людей группу возглавляет тот, кто обладает способностью делать стратегический выбор. Это редчайшая способность, которая высоко ценится, и этой ценности довольно, чтоб возвести ее носителя на пьедестал, обеспечивая безоговорочное подчинение вождю.

Стратегическое мышление. Обычной пример. Племя. С одной стороны, соплеменников необходимо подкармливать, и поэтому отправлять парней на сельхозработы. С другой стороны, соплеменников необходимо защищать, тогда и требуются вояки. Сколько парней поставить под ружье, а скольких выслать в поле — это пример стратегического решения. За ошибку — погибель. И племени, и вождя. Ответственность колоссальная. Для такового стратегического решения необходимы и опыт, и чутье, и недюжинный мозг. Все это есть не у каждого.
Концепция лидерства разрешает принимать стратегические решения хоть какому менеджеру от мала до велика, другими словами, статистически большенному числу неспособных стратегически мыслить. В особенности забавно смотрится стратегический нюанс лидерства в самом низу иерархии большой компании. Никаких возможностей, никакого чутья, никакого разума и никакой ответственности. Приверженцы лидерства, вопреки здравому смыслу, призывают низы менеджмента к «видению»…
Более того, передача права на стратегический выбор на базе видения в самый низ, ну и на средний уровень, приводит к ожесточенному конфликту. Стратегии высшего управляющего подразумевают, что там понизу все будут исполнять его стратегическую волю, а там понизу каждый сам для себя вождь и стратег. Вот и приходится высокому руководителю подавлять стратегические вольницы низов. Это реально суровая неувязка!
Для чего? Для чего отпускать, чтоб позже ловить? Один из Законов Мэрфи остроумно говорит: «Если уж вы открыли банку с червями, то единственный метод опять запечатать их — это пользоваться банкой большего размера!».
Чем вы там думаете, насаждая лидерство в менеджменте? Фаворитом в полном и полноправном смысле может быть только один человек в каждой отдельной самостоятельной группе — хоть в малой, хоть в большой. Фаворитов в подгруппах этих групп быть не должно! Это некорректно! Это тупо! Это вредоносно! Это нехороший менеджмент, если в нем поселилось лидерство на каждом этаже, не считая одной единственной комнаты на самом верху, в какой живет один единственный фаворит. Один. Не пара. Не тандем.
Из 2-ух полушарий мозга лидирует одно. Другое положение дел — область психиатрии.
Унылая картина. Картина заболевания менеджмента. Болезнь прогрессирует, и чтоб не вылечивать симптомы, а вылечивать причину, необходимо искоренить саму идею повального лидерства в менеджменте, лишить лидерство нимба головного условия фуррора.
Нужно бы запретить книжки, пропагандирующие лидерство, а профессоров, несущих эту ложь в студенческие массы, дисквалифицировать — пусть лучше займутся обычным общественно полезным физическим трудом на свежайшем воздухе. Тренинги, декларирующие развитие лидерских свойств, следует признать социально-опасными оккультными сборищами, а самих тренеров, жечь, как чернокнижников, на кострах святой инквизиции во имя очищения менеджмента от гнусны, ратуя за незапятнанный, настоящий менеджмент.
Лидерство в менеджменте заслуживает анафемы.
И в этой шуточке только толика шуточки…

Фаворитов, как и богов, не может быть много. Так что… «Если встретишь Будду, убей его!».