Как раз вот задумывался об этом, вдруг встретив статейку с заглавием в тему моих раздумий, «Выбирайте людей собственного уровня ценностей». С общей направленностью слов в заглавии статьи, я, вроде, как согласен, но, исходя из того, что огромную часть Я, как писал Фройд, составляет безотчетное, не совершенно ясно, что означает выбирайте, что означает собственный уровень, ну и что означает, ценностей? По сути, я как раз бы утверждал оборотное —«мы выбираем»(в кавычках, так как с точкизрения безотчетных процессов точно не раскрыто это понятие), как раз не тех, кто нашего уровня ценностей, а совершенно по иному принципу, который имеет к нашей ценностной системе очень косвенное отношение. Быстрее, она сама побочный продукт более глубочайших психологических процессов.
Неувязка эдипальной ситуации, как мне видится, достаточно плотно связана с инцестуозностью. В обиходе мы так и говорим, что, дескать, мужик лицезреет в даме свою мама, а дама лицезреет в мужчине собственного отца. Другими словами, схожесть каких-либо признаков, роднящих с ранешным актуальным опытом. Погуглите словосочетание «женщина отыскивает мужчину схожего на отца». Там Шестьдесят тыщ 600 результатов на эту тему.
Если модель поведения рассматривать исходя из убеждений трансгенерационной передачи, беря во внимание при всем этом, что формирование ценностей является вторичным её, побочным результатом, то мы получим более сложную, но более правильную модель в отношении выбора, хотя, естественно, одно только определение выбора, и осознания смысла этого понятия, может отнять время не у 1-го поколения, для приближения верного его отражения смысла в психологическом аппарате человека. Нужно также добавить, что всегда есть в природе силы, стремящиеся отклонить процесс от вначале данной цели. И если у человека нет ни какого представления о том, почему так устроена природа, почему так устроен его свой психологический аппарат, почему Эрвин Бауэр написал: — «Все и только живы системы никогда не бывают в равновесии и исполняют за счёт собственной свободной энергии повсевременно работу против равновесия, требуемого законами физики и химии при имеющихся наружных условиях», то он очень возможно рискует сделать массовую даже культуру ценностей на базе конкретно этих сил отличия, от вектора сил влечения к жизни, даже этого не замечая. И такими примерами наша история просто изобилует. Это и времена святой инквизиции и всякого вида и рода деструктивные системы, основанные на насилии, чем бы их сама не называла культура. Фашизм, чтоб было понятнее — это вид психологической архитектуры, господствующий в той либо другой культуре. Также необходимо подчеркнуть, что правящая элита общества — прямое следствие социальной среды, являющейся предпосылкой для её собственного формирования. Закон природы говорит — нет ничего, чтоб может быть было рассматривать как самостоятельное явление без среды, потому что последняя является её местом формирования. Приятный пример очень прост: мы рождаемся из материнской среды, семя того либо другого растения прорастает благодаря почве, которая является средой формирующих его конечную цель, и т.п.
Сейчас представим, что мы сделали ситуацию, в какой разорваны причинно-следственные связи, отражающие наши психологические процессы. Другими словами, мы рассогласовали первичные и вторичные процессы. Как мы это сделали? Да до боли просто. Для этого довольно нарушить связь меж реально испытываемым чувством и выражаемым его конечным результатом в форме речи. В обиходе мы называем это ложью. Но по сути, мы уже издавна подменили понятие ереси, на его обратное значение, где сейчас, конкретно чувства и стали местом для атаки. Другими словами, мы говорим в ответ на то, когда нам докладывают о чувстве, что оно неверно. Ну, к примеру, человек гласит: — как я терпеть не могу свою работу. Но что он делает в действительности? Он может быть начальником, который хоть какого «построит», кто будет отклоняться от установленного им принципа управления. Помните Стэнфордский тюремный опыт Ф. Зимбардо? С какой скоростью среда и её условия сформировывают поведение человека? К примеру, возьмём хоть какой бизнес, в каком доминирует автократический тип менеджмента. Тот перевод значения «менеджмент», который так поразил Ицхака Адизеса, а конкретно — манипулирование. Итак вот, это ни чем же не отличается от Стенфордского тюремного опыта в реальном времени той либо другой социальной культуры. Разница только в том, что мы конкретно не называем чувства от приобретенного результата своими словами, к примеру, изымательством, садизмом, а говорим — миссия компании. Вот это и будет определением реальной ереси, потому что эмоциями всех работников компании будет ненависть к их общей работе. И вскрыть эту ересь до боли просто — довольно сказать человеку, невольно сообщающему о собственных эмоциях, что эти чувства впрямую по сути связаны с его ежедневной деятельностью. Тогда в отношении его системы восприятия, заработают защитные механизмы, благодаря которым он проявит, зависимо от его общей нарушенности психологической структуры, вариант защиты. Если гласить о целой стране, как о системе, то мы увидим в ней при глубочайшем нарушении, два обратных состояния — одно из которых будет быстрым ростом патриотизма, а другим, прямо пропорционально возрастающая злость. Причём, эта злость должна быть каким-то образом быть логически объяснена. Ведь неописуемо трудно испытывать ненависть, но при всем этом не знать к чему конкретно. Подобного рода злость без объекта — тотально разрушает соматическую компанию. Другими словами, мы просто умираем. И для того, чтоб не свалиться на настолько малый уровень организации психики, система, так сказать, включает усиленные неверные объектные связи, потому что на их ещё можно сохранять относительную системную стабильность. Всегда нужен смысл для продления существования, даже если этот смысл безрассуден либо носит нрав бредового образования. Таковой симптом именуется положительной динамикой, и докладывает о том, что у системы ещё есть возможный иммунитет к выживанию.
Но, я очень очень отклонился от данной темы, к которой спешу вернуться. Но всё вышеупомянутое, является, так сказать, компонентами осознания того, что наш психологический аппарат не на столько прост, что для его правильного использования довольно легко родится с его наличием.
В том-то и неувязка, что если в самые ранешние годы жизни, при передаче психологического опыта, мама сразу передаст ребёнку искаженное системное представление собственного психологического аппарата, который является вначале формирующей средой для самой психики ребёнка, то у такового ребёнка будет достаточно не много шансов это поправить во всей собственной жизни, если муниципальная система не развила нужных институтов, связанных с решением конкретно этой задачки. Непременно, что данная неувязка носит с одной стороны, ярко личный нрав, а с другой стороны, общий культурный признак, сначала основанный на языке и речи.
Из этого будет следовать, что нарушение связи меж системой эмоций и речи по цели, стремясь к восстановлению, будет использовать механизмы, проявляющие дельту самого отличия. И если речь штурмует чувства, другими словами стремится к абсолютной замене первого процесса вторым, даже лучше сказать, первичных процессов вторичными, хотя, это условная очерёдность, потому что важны и равнозначны они оба, то наш выбор будет идиетичен данной динамической архитектуре психологического аппарата. Другими словами, мы будем находить партнёра, схожего на наше инцестуозное инфантисльно-сексуальное желание в психологическом аппарате.
Но что при всем этом произойдёт? Само слово «инцест» одномоментно активизирует в нас совсем определённое чувство глубочайшего омерзения. Как следует, находить партнёра похожего с родительской установкой, приведёт к той либо другой степени чрезмерности возбуждения и злости, которая проявится в разрушающей динамике партнёрских отношений. Даже, если Вы прекрасно назовёте это партнёрство «единым уровнем ценностей», уже находясь снутри системного отличия, то вероятнее всего, это и будет означать на языке вытесненного, как — я ищу человека схожего на отца либо мама, чтоб нарушить закон об инцесте.

Словом, безупречным партнёрством было бы напротив, находить человека, полностью не схожего на образ Ваших родителей. И выполнение данного требования природы при естественном отборе, может быть только при наличии эквивалентной связи меж эмоциями и речью. Если этого нет, либо, если эта психосоматическая система нарушена, искажена, недоразвита, то выбор всегда будет обоснован только направленностью на её восстановление. А это значит, что разрыв меж первичными процессами и вторичными, будет только возрастать, создавая ситуации для реализации роста психологической боли. Конкретно она служит индикатором отличия связи в психосоматической системе, также выражающий общий системный принцип в природе.
К примеру: человек попадает в ситуацию, которую чувствует, как «замкнутый круг». Но, он не просто замкнут, а наращивается, чувством некоторой психологической боли. Ну, хотя бы так как идут года, и время. Другими словами, человек, к примеру, будет повсевременно отыскивать партнёра, так сказать, «единого уровня ценностей» на сознательном уровне, а расставаться с ним будет, как с личным противником.
Этот механизм психологического расщепления призван сделать ситуацию во наружной действительности, указывающую на место патологии, на место задачи, которое находится меж чувством и речью, меж телом и психологическим аппаратом. Ситуация влюблённости, когда нам всегда новый партнёр в жизни кажется безупречным, а в последствии страшным, докладывает нам о нарушении психологической структуры, и на историческое место образования данного нарушения, а конкретно, на трансгенерационный момент в передаче психологической инфы, которая может привести к тому, что вся жизнь человека станет некоторым симптомом, кричащем всё громче о дилемме и о месте её локации. Выскажемся так, что природа просит от человека не только лишь формально физического преодоления инцестуозной связи, но также и преодоления этой связи психически. И если мы врём своим эмоциям, то можем и лишиться этой системы совсем. Тогда и это будет означать необратимый конец нашей цивилизации, потому что мы просто потеряем ориентиры в пространственно временном континууме.
Вы понимаете, наверное, как люди от голода ели землю, что-то такое, отчего мучительно погибали. Вы наверное смотрели новый кинофильм «Эверест», где описано и наглядно показано, как тело человека, защищаясь от замерзания, докладывает человеку оборотное, и он начинает раздеваться, испытывая неверный жар. Точно также работает и эта система. Она принудит нас делать вещи, возвращающие к равновесию, через полное отрицание действительности. Это значит в самом конструктивном значении, реализацию безумия, как принципа социальной нормы, целью чего является только боль, указывающая на её настоящее местопребывание.И это место находится в нашем психологическом аппарате. Орган, образующий системные конструкции, стремящиеся отразить весь опыт предшествующей жизни, который мы чувствуем на языке эмоций.
Вот, что такое — двигаться вперёд с течением времени и развиваться.