Действия жизни в очередной раз обосновывают, что управление системами, кажущееся, потому что цель всегда сталкивается с неопределённостью в лице "случайности", варианта, который не является случайностью, но такой воспринимается, потому что не принадлежит целостной картине. А по этой причине, нрав власти и последней степени убеждённости, всегда носит нрав параноидальный и болезненно разрушительный. И поэтому носит на для себя печать взрывного развития, потому что волей и рационализмом опровергает возможность неопределённого финала событий, которыми безизбежно всякий раз завершается. Мы всегда в конечном итоге говорим: Ну кто мог знать?! Так случилось! Потом проходит время, изменяются формы и очертания системных отношений, которые опять не узнаются новыми поколениями, хотя принцип остаётся всё этим же. И опять кризис и взрыв. И так до того времени, пока не допрёт в одном из поколений вся сущность происходящего.
Всю жизнь люди удивляются тому, как кто-то может ощущать то, что ощущает другой. И задают они такие вопросы так как не ощущают сами, что ощущают в реальности, а задумываются чужими идеями о том, что ощущать должны. Другими словами не подлинно ощущают, а только задумываются то, что ощущают.
В первый раз в собственной жизни сталкиваясь с самим собой и своими реальными эмоциями, уже в 25-30 лет так этому пугаются, что не подходят к своим эмоциям и на пушечный выстрел, не то что подпускают других. Так и проживают жизнь вне её самой, пытаясь отыскать смысл в том, что остаётся. Но отыскать смысл в том, что по собственной сущности оторвано от смысла совсем, нереально, по этой причине каждый находит собственный смысл жизни, хотя жизнь и её смысл один. И каждый смысл, который найден, не является смыслом жизни как такой. Потому правд огромное количество, а правда одна. И принадлежит она не тому, кто о ней вызнал и не его личному, а всем. Поэтому и делятся люди открытиями о жизни и её смысле с другими, потому что не в их воле удержать это открытие внутри себя. И идут на костёр и в кутузки и погибают, пытаясь спасти жизнь и её смысл, а означает и всё, что в себя эта жизнь включает.
Вот люди и работают много, так как жизнь без занятия становится нестерпимой. Они мучают себя заботами и неуввязками, только бы не начать что-то ощущать. Они обожают так, что бы можно было в этом хоть на время избежать действительности. Но как друг дружку принуждают хоть что-то ощутить, разбегаются в различные стороны. Поэтому и финансовая парадигма выражена нескончаемым ростом, что бы лучшим образом избегать действительности и её эмоций. Но потому что чувства снутри человека, то ни что не может ему посодействовать убежать от самого себя.
Как много занятий для себя выдумал человек, только бы не столкнуться с реальностью! Он выдумал такое обилие форм отчуждения от собственных эмоций, что мог бы даже соревноваться с самим Богом. Конкретно этим от и занят на самом деле дела.
База формирования всех типов зависимости порождена слабостью, которая выражает себя через ужас перед своими эмоциями. Отсутствие возможности выносить самих себя!!! И это поражает всякое воображение. Мы живём совсем не эгоистами, где бы эгоизм был выражен здоровым нарциссизмом, любовью и энтузиазмом к для себя, а тем, что подменили понятие эгоизма на неверное утверждение, как будто мы сами для себя увлекательны и только. По сути мы совершенно не стали заинтересовывать себя самих, как объект подлинных эмоций, заменив это рационализациями и вариантами этих рационализаций.
Но из чего состоит иммунитет жизни человека в отношении к её цели? Из силы сопротивления, которая бы помогала выдерживать собственное давление среды, другими словами развивала бы, как ответную реакцию адаптационные возможности.
Представим, что информационное давление среды громадно, а как следует просит и механизма адаптации. Представим, что информационная среда давления агрессивна, другими словами всегда имеет целью передать это свойство всему, что находится в её целостности. Тогда злость не разрушительна, а служит устойчивой тенденции развития всего, что бы ни стало её частью. Злость, которая будит, одивляет всё, что находилось в абсолютном информационном покое, другими словами в состоянии мёртвого.

Как следует, мы можем гласить об злости, как среде информационного конфликта и механизме, который дозволил выживать в конфликтной среде информационного давления. Этим механизмом является центральная нервная система человека и её функциональность выражена целостностью и зрелостью психологического аппарата человека, который формируется после рождения, в социальной среде, начиная с первых важных объектов для выживания и заканчивая соц институтами.
И если с первых дней мы сталкиваемся с отчуждённостью "Я" от "Это" (Оно) в целостности собственного психологического аппарата, то как могли бы передать эту целостность нашим детям? Мы можем передать только то, чем обладаем сами. Если человек употребляет систему мышления, которая собственной целью всегда имеет желание, выражающееся бегством от подлинного — своей самости, то о каком многообразии воззрений мы можем гласить на институциональном уровне страны, которое собственной целью лицезреет напротив — единообразие мысли и поведения всех и каждого?
70 четыре года целенаправленного строительства единомыслия по абстрактному эталону. Степень отчуждения современного человека нашего общества от собственных подлинных эмоций страшенна! Массовость этого явления поражает всякое воображение и гласит об обществе, которое сформировывает болезнь на институциональном уровне. Заместо контраста, которое мы лицезреем в природе, как если б представления были хорошими друг от друга, мы лицезреем достаточно круглые числа статистики, которые добиваются практически абсолютных значений! Как если б мир состоял из одних берёз. Как если б печень разрослась, выдавив все другие органы из вашего тела, включая мозг. Как если б единственным композитором в мире был бы кто-то из союза композиторов, которой бы то же был бы единственным и из 1-го человека его представляющего, печень которого бы выжала и его мозг.
Всякое разрушение проявляет болезнь населения земли, а всякое созидание творческого акта — его здоровье. Другими словами здоровье — это процесс, который может начаться в стадии, когда разрушение достигнуло глубочайших результатов. И напротив — болезнь, это когда разрушаются верхушки, которых достигнуло творческое созидающее начало. И вопрос на самом деле в том, не больны вы либо здоровы, а в каком направлении двигаетесь на этот момент времени, потому что безизбежно к этому времени привязаны.
Итак, человек сейчас является на удивление не адаптированным к брутальной информационной среде в его сознательной части, которая не вожделеет включать в свою свою действительность и целостность ту её часть, что представлена безотчетным. Конкретно это и приводит к той картине действительности, что мы смотрим, потому что всякая психика имеет соматическое продолжение и как следует работает физически, создавая результаты, которые отражают психологическую картину. В конечном итоге мы лицезреем расслоение общества на всех его уровнях. Рвение к обезличиванию и отчуждённости от других, потому что начало этого положено в стремлении отчуждения от себя самого, как целостного объекта. Поэтому другие это ад, потому что хоть какой другой объект — выражает тот свой внутренний конфликт, который представлен разделённым психизмом, дихотомией и его предстоящей проекцией во окружающий мир.
Человек сейчас всю свою жизнь отыскивает метод, который бы ему дозволил полностью держать под контролем свои собственные чувства, не понимая того, что их корень выходит из более высочайшего системного порядка. И что ему безизбежно придётся с этим считаться либо погибнуть.
Гармонию Жизни человек пробует поверить алгеброй, безизбежно приходя к решению, которое его толкает к убийству её Отца.*
И потому что Жизнь и есть сам по для себя объект, лежащий вне логики объектов времени и места, то Жизнь и её источник на самом деле одно и тоже. Но человек разрушил эту связь в себе самого и не лицезреет, как связан с тем, что стремится убить рационализмом. И каждый раз удивляется тем случайностям, которые ни как не вписываются в цели его рационализма. И здесь его обхватывает ужас и паника. Кошмар!
* Кстати, это как вариант трактовки в отношении первопричины разрешения Эдипа и первородного греха — убийство отца племени.
Сущность целостности в том, что сознание является вроде бы представителем дамского начала, а безотчетное, представитель мужского. Но, части со зависимы и делают при содействии целостность и её собственные цели, цели жизни. Отсюда и рождение и уверенность современной дамы в том, что она еще более адаптирована к действительности, чем более слабенький мужик. Она более рациональна.

Другими словами, я желаю сказать, что мифология отражает историю развития внутренней системы восприятия человека, отраженной в его своей истории развития форм. И я думаю, что современная дама путает свою внутреннюю силу (характеристики силы) с силой наружной, оставаясь, как следствие тотально неудовлетворённой. Путает сознательное с безотчетным. Точно так же это происходит и с мужиком. Всё это выражается как соц неувязка в определении психосексуального определения и модели поведения. В отношении полов. Дама может бравировать независимостью и свободными отношениями, сразу выдавая ложность этих убеждений тем, что грезит о детях. Мужик может бредить властью, которая в конечном итоге разрушает его самого и всё, что он выстроил.
В нашем мире и истории ничего нет такового, что бы не было представлено психологическим. И пробовать решить задачки наружной части жизни, другими словами решить делему на уровни наружных событий нереально, потому что они являются следствием психологических процессов, оторванных логически от наружных наблюдений.
Вся соц жизнь представлена различной степенью этой оторванности от первопричины всякого наблюдаемого явления.
Ничего и никогда не поменяется до того времени, пока не поменяется осознание и понимание человека в этом вопросе связи предпосылки и следствия. Так и проживём во тьме и ереси ещё не одно поколение, перегрызая в спорах глотки, борьбы несходства собственных заблуждений.