Одним из важных принципов в бизнесе, является определение человечьих потребностей. Но, сейчас я живу в век бреда. И я на данный момент объясню, почему.
У человека можно выработать зависимый тип нрава и поведения. Скажем прямо, это относится к патологии, с различной степенью нарушения психологической функции.
И чем все-таки нередко занят наш бизнес? Правильно. Он провоцирует неверные потребности общества. Другими словами, бизнесмен лицезреет, чего желают люди, он лицезреет также, что их желание деструктивно и нарушено. Это одна из главных предпосылок для строительства предстоящего нрава соц отношений. И каковой этот нрав? Он носит калоритные признаки садомазохистских отношений. Если фигурально обрисовать отношение предпринимателя к рынку, то можно представить это в виде системы без оборотной связи с конечным потребителем.
Что обычно гласит предприниматель? Клиент всегда прав, мы всё делаем для клиента, у нас клиентоориентированный бизнес и т.п. Но, он принимает рынок, исходя из убеждений конечной цели, другими словами прибыли.
Ну, это примерно так же, как рассматривать даму, исходя из убеждений своей сексапильной потребности. Осознаете?
По сути, почему наш бизнес утверждает, что только средства могут быть конечным полезным результатом? Всё до боли просто. Средства позволяют удовлетворять первичные потребности. Это в свою очередь значит, что психологический путь в решении соматических возбуждений закрыт, и в восприятии преобладают только те репрезентации, которые заполняют окружающий мир.
Представим, что есть знакомый нам мир с обычными понятиями и мир, требующий развития, открытий, движения, неопределённости.
Репрезентации — это система психологического возбуждения, в виде ассоциативной цепочки, возникающей в нашем психологическом аппарате при восприятии окружающего мира. Представление об объекте восприятия уже сотворено, и мы испытываем обычное и допустимое возбуждение при контакте с ним во окружающем мире. Эти конструкции статичны, и всегда стремятся к погибели и разрушению. Другими словами, мы отдаём для себя отчёт в том, что нескончаемого ничего в нашем мире нет. Мы даже знаем сейчас, что и у вселенной есть собственный конечный возраст. Мы смотрим очевидную энтропию. Вещи могут только ломаться, но не могут самовосстанавливаться.

Вторя часть системы восприятия работает, что-то наподобие сонара на подводной лодке, которая двигается в полнейшей мгле.
Соматическое возбуждение едва кажется глуповатым, но по сути, это не так. Быстрее, тупость его состоит едва в том, что от него требуют выполнение нехарактерной функции. И, как я полагаю, глуповат тот, кто этого просит.
Феномен в том, что жизнь двигается в оборотном направлении по отношению к энтропии.
Эта динамическая картина, трудно составная модель, но, я попробовал её упростить для того, чтоб в общих чертах осознать причину неких заморочек нашей ежедневной реальности.
Итак, соматическое возбуждение — это абстрактная сила. А поточнее, это как файл из другой файловой системы, который не читается в системе восприятия. Я уже много раз приводил этот пример с компьютерами и файлами dmg и exe.
Итак, соматическое возбуждение у нас будет файловой системой dmg, (язык эмоций), а перцептивное, файловой системой exe (речь).
Нам нужно преобразовать соматическое возбуждение в иную файловую систему, потом сделать эквивалентное представление (реакция) данному возбуждению во окружающем мире, и выслать его опять отправителю, которому нужно будет опять преобразовать наше послание на обычный ему язык. Принципиально отметить, что нрав поведения человека будет зависеть от того, какой опыт был получен субъектом в отношении оборотного ответа от окружающего мира. Если опыт был эквивалентным его главным своим сигналам, другими словами, у малыша была довольно не плохая мама, чтоб правильно в психологическом смысле реагировать на его потребности. Ведь он не может сказать об этом, у него ещё нет речи и сформированного психологического аппарата для речи. Естественно, также важен и тот филогенетический материал опыта, который придаёт каждой личности нечто уникально врождённое. Эквивалентный ответ наружной действительности в отношении эмоций малыша, создаёт эффект положительной оборотной связи. Другими словами, слабость и зависимость малыша, а как следует и неверное действие в обучении (ориентировочно-исследовательская реакция) будут нормально развиваться, преодолевая свою деструктивность, которая работает на базе принципа энтропии. Закон говорит — всё течёт и изменяется. Энтропия стремится к разрушению. Если зафиксировать некоторое состояние, которое мы называем привычкой, то в отношении энтропии, неважно какая привычка будет динамически деструктивной. Это, как быть одной из шестерёнок в механизме часов, и вдруг решить, что больше Вы двигаться не желаете. Встанет весь механизм. Но, часы, выражающие ход времени жизни, несколько другие, и даже если Вы встанете, будучи интегрированным в большой её механизм, Ваша функция одномоментно будет подвержена атаке сил восстановления либо удаления из системы.
Но, я далековато достаточно ушел от темы бизнеса, и сейчас есть смысл возвратиться к вначале поставленной дилемме.
Современный предприниматель, видя неверные потребности клиента, торопится их удовлетворить. Более того, нередко он даже создаёт интенсивно ситуацию, в какой ярко могут расцветать неверные потребности.
К примеру: все желают быть в достатке. Это чувство основано на первичных потребностях малыша, и очень искажено холдингом мамы и культурой воспитания. Мама, потому что она сама является жертвой культуры, заместо эмоций к малышу, использовала веб, где находила миллион подсказок, что верно, а что нет для её малыша. Но, на минуточку — Ваш ребёнок уникален на столько, что ни до него, не после него, больше второго такового человека не будет. Нет ни 1-го верного совета для данной уникальной ситуации, не считая той, что исходит из филогенетического опыта Вашего тела. Оно ощущает, знает без слов, что желает Ваш ребёнок в ту либо иную минутку, что ему нужно. Эта система активна и агрессивна.

Точно также, как мама, потерявшая способность правильно реагировать на потребности малыша, предприниматель уверяет себя в том, что он творит добро, удовлетворяя, как ему кажется правильным, «истинные» требования рынка. К примеру, ребёнок рыдает. Он не может именовать предпосылки, он ещё не гласит. Проницательная мама знает, в чём причина и поступит эквивалентно среагировав. Наименее проницательная, поступит правильно, делая выводы на основании искусственно приобретённых убеждений, которые не отзываются эквивалентно и в её своей системе обмена меж dmg и exe. Она выработает неверную связь по цели. К примеру, ребёнок рыдает, так как у него болит живот, а мама не в состоянии выдержать его эмоциональное состояние, и возвращает ему в виде собственной своей реакции отсутствие этой возможности во фрустрации. К примеру, она засовывает ему соску в рот.
Это искажение уже является макетом формирования зависимого типа личности, где заместо нахождения настоящей предпосылки эмоций, мы формируем метод решения и поведения, дозволяющие запамятовать об изначальной причине. К примеру, он производит технику, так именуемого, положительного мышления. Психика человека отталкивает хоть какое явление, которое кажется ему не положительным. Но, к слову сказать, сама по для себя жизнь, также состоит и из погибели. И это позитивистское мышление приводит к полному отрицанию факта погибели.
Итак, каждый человек желает жить в достатке. Что делает предприниматель? Он берёт эту массовую потребность человека за базу собственного бизнеса. Потом он создаёт продукт, который обещает удовлетворить эту потребность, и начинает его массово распространять.
Цинизм этого предприятия естественно в том, что бизнесмен не посиживает на жопе и что-то делает в отличии от тех, для кого он продаёт собственный продукт. Другими словами, вначале он делает средства на потребителях, которых считает быдлом, рынком, дойной коровой. Короче, мягко говоря, он собственного конечного потребителя не уважает, считая его кое-чем вроде говна. Некоторым побочным продуктом его собственных желаний. Но, сверх ценным в том плане, что данным ресурсом можно управлять. Желаю придержу потребность, желаю удовлетворю. Препядствия нарциссизма.
Другими словами, главные потребности человека, исказившись при восприятии, объединились с неадекватными методами попыток их ублажения. Это, как море тушить пирогами и утюгами.
К примеру, я желаю пить. Жажда — естественная потребность. Пиво — искаженное её ублажение, проявляющее несоответствие начальной потребности с конечной её реализацией. К примеру, у человека есть природная потребность и механизм исследования неведомого, ощущаемого нами, как загадка, вера, магическое. Мы подставили систему ответов под потребность, которая лишила нас способности использовать исследовательско-ориентировочную реакцию, которая в отношении системы познаний, выступает, как колебание в утверждённых уже ранее познаниях. Этот психологический механизм позволят обновлять систему, не давая ей окаменеть в неподвижности. Конкретно так и преодолевается энтропия.
Бизнес-модель отражает ту первичную ситуацию, которая разыгралась в психологическом смысле меж малышом и его мамой. Субъект всегда относится к группе, как к эквиваленту опыта взаимодействия с его родительскими объектами. Другими словами, он сейчас кормит общество тем, что не соответствует первичным естественным целям этого общества, как и на его собственные потребности не правильно реагировала мама. Таким макаром психологический аппарат человека проигрывает травматический опыт малыша в новейшей ситуации жизни, и в других её формах, стремясь возвратить эквивалентную связь меж системой, представляющей разные системные языки.
Вот к чему приводит ситуация, когда мы рожаем малышей себе, для некоторого собственного общественного рейтинга. Мы курим, чтоб быть как взрослые, мы рожаем деток, чтоб быть как взрослые. Мы становимся садистами, чтоб быть как взрослые. Мы становимся мазохистами, чтоб быть как взрослые. Мы становимся нечуткими, как взрослые. Мы становимся оптимальными, как взрослые. Но кто этот образ взрослых? Это всегда макет наших воспитателей, наших родителей.
Итак, предприниматель рубит бабки на дурачинах, о которых он далековато не наилучшего представления. Он делит мир на тех кто достигнул фуррора и лузеров, на которых он сам зарабатывает. Обратите на это внимание. Желаете стать как я? —говорит он на собственных вебинарах, толкая в массы продукт, обещающий стремительно и просто разбогатеть. Ну, кто же этого не желает? Непременно он лжет, потому что знает, что для того, чтоб заработать, нужны огромные усилия и длинный путь. Сам он этот путь несколько срезал. И для этого, всего-то было надо поверить в истинность собственных собственных слов. Просто нужно было уверить себя правильно, что его продукт вправду имеет ценность.
Это неувязка, формирующаяся в психике ребёнка на шаге воплощения самостоятельной дефекации. Сфинктерный контроль. Так именуемый период заднепроходной фазы развития, когда нечто, что на самом деле является побочным продуктом собственного тела, разыгрывается в отношениях меж ребёнком и его родителями, как предмет манипуляций и сверх ценного инструмента. Ребёнок стремительно осознаёт, что его дефекация может быть инвентарем манипулирования материнских ожиданий, над которыми он получил контроль. А соответственно, дерьмо — стоимость и конечный продукт этой способности контроля над другими. Вот почему наш бизнес не может осознать идею о том, что что-то может быть ещё более принципиальным, чем средства. Ведь конкретно средства позволяют держать под контролем общество так же отлично, как это было и в опыте ранешнего юношества. И предпринимателю просто нереально разъяснить, что средства — это просто побочный продукт его социальной деятельности. Для того, чтоб он это воспринял, ему нужно окончить не пройденную в детстве травматическую ситуацию, которая застряла на заднепроходной фазе, и сейчас проигрывается всю жизнь, как заигранная пластинка, как нескончаемая модель травматического действия, где на самом деле, бизнес стал выражать форму симптомообразования, проявляющую в ней начальный внутренний конфликт. Как длительно может продолжаться данная ситуация? Беря во внимание, что она передаётся с поколениями, мы можем нести её очень длительно, пока сила энтропии не достигнет очень огромного разрыва меж животрепещущей психологической ситуацией, представленной, как культура, и самой энтропией. Другими словами, в нашу действительность, о которой мы, обычно, и так знаем, что она на сто процентов прогнила, врывается непредсказуемое событие, крушащее всё на своём пути, всю прогнившую конструкцию и её устойчивость. Вот почему всегда есть те, кто готов навести силу её разрушения на военный бизнес. Что может быть лучше этого? Продавать курсы о том, как стать богатым? Да предприниматель сначала не заинтересован в соперниках. Он сначала не заинтересован в смене миссии собственного бизнеса, где акцент бы был смещён на действительные социальные нужды, а не его собственные. У него не хватает просто психологического ресурса это понять. Он вправду не может осознать секрет роста свойства социальной жизни, где его собственная модель бизнеса нацелена не на прибыль, а на социальную потребность. О какой таковой социальной потребности Вы мне гласите? — обычно гласит предприниматель. Вы утопист. Дай Для вас компанию, и Вы разрушите её. Поглядите вокруг, на реалии жизни.

И я смотрю вокруг и вижу конкретно то, что описываю, как делему, а как следует, как реальный соц запрос, запрос в здоровье, запрос в выздоровлении общества, в адекватной оборотной реакции от других. Непременно, что одним из таких методов, является психоанализ. Не единственным естественно и не самодостаточным.
Людям характерно себя накалывать, в надежде как-то обойти настоящую причину их заморочек, лежащую глубоко в их своем психологическом аппарате и его искаженном опыте, приобретенном в истории юношества. Малыши иногда желают быть взрослыми из-за того, что этих взрослых они терпеть не могут. И эта ненависть стала нестерпимой. Эту ненависть пришлось перевоплотить во что-то более удобоваримое. К примеру, в бизнес модель, либо систему муниципального управления, в системы, которые легли в основание соц институтов. Троньте эти системы, и Вы одномоментно видите всю реальную степень сокрытой и подавленной злости. Люди добрые до того времени, пока Вы на сто процентов соответствуете их представлениям о Ваших собственных потребностях. Это уже забавно естественно. Но это так. Стоит Для вас усомниться в авторитете либо его решении, как вырывается сокрытая психологическая сила. Обычно, для человека является святым и неприкосновенным то, что более травматично в его психологическом опыте, и что не стало на психическом уровне встроенным: — Моя мама святой человек! Мой отец святой человек! Память о священной войне!
Можно только догадываться о том, чем священная война сравнима с опытом взаимодействия с родителями, раз об этом не принято гласить, либо даже держать в голове.
Чрезмерность садистического нюанса поведение авторитета утверждает чертовскую модель поведения организации в управлении. Общество становится нескончаемо пассивным в отношении насилия над ним. Оно становится максимально конформным. Более того, в нём формируется неверная потребность в само-насилию. Конкретно на этом и базируется утверждение людей о том, что в Рф никогда ничего не поменяется. Оно вскрывает всю патологию природы данного бессилия, и даже садомазохистическое удовольствия от него. Мы бравируем тем, что у нас никогда ничего не поменяется. И это очень принципиальный момент. Мы говорим это не со скорбью, а с удовольствием.
Попытайтесь подойти к бизнесу либо другой модели взаимодействия с изменённой парадигмой, в какой акценты расставлены по другому, делая это взаимодействие конструктивным и социально нацеленным. Феномен в том, что реакция будет резко отрицательная, как если б на Ваш вопрос — хочешь быть здоровым? — человек бы в грубой и брутальной форме Для вас ответил — нет!!! Это феномен бомжа, которому, сколько средств не дай, он всё пропивает, сколько не вылечивай его болячки, он вновь их раздирает, как сворачивает за угол. Эта неувязка не исправляется прямо либо правильно. Её нереально просто разъяснить, и этим поменять человека.
Попытайтесь уговорить наркомана им не быть. Разумеется, это ни у кого не выходило и не получится. Процесс исправления этой неверной связи, достаточно больной и долгий. Достаточно трудно разъяснить человеку, который получает от боли наслаждение, что у него есть препядствия. Быстрее, он принудит Вас причинить ему новейшую боль, утвердив тем своё собственное убеждение в правоте. А самое ужасное в том, что по закону развития, эта боль в один прекрасный момент должна стать запредельной, смертельной. Вот почему нередко наркоманы гибнут от передозировки.
Закон природы, обоюдоострый — в одну сторону поверни, всё разрушится, в другую, всё будет связываться. Но погибель этим не избежать. Заморочек не избежать.
Я просто думаю, что социально направленная компания проявит к для себя больной энтузиазм хворого общества, спровоцировав её смерть.Нам приятнее слышать о том, что обещают золотые горы и резвые заработки, чем слышать о том, какова общая действительность хворого общества, расслоенного на тех, кто садист и тех, кто мазохист. Действительность для нас нестерпима, поэтому мы её и отрицаем.