Мы повсевременно о кое-чем думаем. Либо думаем, что думаем, принимая круговорот мысленных образов и не произнесенных вслух слов за процесс мышления. Круглые сутки, даже во сне, на дисплее нашего сознания (и вне сознания) безпрерывно проходят различные сюжеты, которые заканчиваются или опаской (нет решения), или ублажение (решение есть!). И это внутреннее отношение рождает суждения, которые мы стремимся донести до окружающих. Нам это нужно. Просто так как мы животные социальные и наша социальность реализуется через наше поведение и общение с другими. Суждения – это тоже акты поведения. Но вот те, кто нас слушает либо за нами следит, точно ли понимают нас потому что мы этого желаем? Уверен, что — нет. Ну и вы, читающие эти строчки, тоже не раз замечали, что посреди окружающих достаточно много бестолковых людей. Даже посреди тех, кто известен как умный. (Откуда, кстати, это понятно?)
Сам термин — бестолковый то же что-то значит. Если человек не ошибается, делая покупки, он толковый либо бестолковый? Не ошибается в расчете сдачи, но не может выучить самые обыкновенные логические операторы — он толковый либо бестолковый? А если с подсчетом сдачи бывают препядствия, но при всем этом умеет прекрасно и разумно гласить? Как здесь быть с толковостью. Бесплотными силлогизмами сыт не будешь.
Вот для вас задачка. Из окна видна поляна. Она покрыта снегом. Снег каждый денек стаивает наполовину. И стаял весь за две недели. Вопрос — сколько дней вспять вы лицезрели из окна поляну, наполовину покрытую снегом. Ответ должен прийти в голову за Один секунду. Не пришел? Так кто здесь бестолковый, а кто толковый. Повторите задачку знакомым, и вас станет больше. И, может быть, это событие согреет душу.
Задачка забавная и обычная, но на ней, как на рентгене проявляется внутреннее устройство нашего мышления. В процессе нашей своей жизни, которую мы лицезреем своими очами, слышим своими ушами и переживаем каждое событие сами, в нашей голове формируется универсальный решатель всех вопросов. Этот решатель управляет нашими идеями, нашими мускулами и вообщем всем нашим поведением. Он делает нас такими, какими нас лицезреют и воспринимают люди. Но этот образ в большинстве случаев не совпадает с тем, каким мы чувствуем себя сами. Почему?
А так как не только лишь у нас, да и у всех других, в голове есть свой решатель и ответчик на все вопросы, но он не таковой же, как ваш. Это подобно домам в деревне. Как бы и похожи, но каждый малость отличается снаружи. А если поглядеть изнутри, то различий будет много. Армия либо длительное совместное проживание делает снаружи людей схожими на типовые дома. Хотя любая квартира снутри такового дома отличается от примыкающей.
Наружняя одинаковость нередко вводит в заблуждение, что все равны и схожи, хотя бы в главных моментах. Но при близком детализированном рассмотрении это оказывается только частично правдой.
Общаясь с другими людьми, мы идем к ним с некий собственной конструкцией в голове, составленной из фактов, как мы их осознаем, и наших комментариев к фактам. Часть таких частей у нас совпадает, к примеру, слова языка, на котором мы говорим. У людей, говорящих на одном языке, словам соответствуют образы. Говоря — "хлеб", мы вызываем в голове другого человека образ, относящийся к понятию "хлеб". Понятия будут мало различными у различных людей. У 1-го — хлеб — это лаваш, у другого — ржаной ароматный ломоть, а кто-то помыслит о французском багете. Но это все равно хлеб, из чего можно заключить, что мы сообразили друг дружку.
Говоря о обычных всераспространенных вещах, при всех различиях деталей, мы можем придти к общему осознанию задачи. И условится о более-менее ее схожем осознании. Отсюда у нас в голове рождается иллюзия, что все произнесенные нами слова будут восприняты и, главное, поняты другими, так же и с таким же смыслом, который вкладываем в их мы. Это не просто иллюзия. Это глубочайшее заблуждение. Каждый человек, даже говоря на одном языке, осознает только часть услышанного от других с этим же смыслом, который был вложен в произнесенное.

Каждое слово, каждое понятие, каждый факт был когда-то нами принят, обработан нашими эвристиками и в отношении его выработалось наше суждение, не подлежащее предстоящему подтверждению — так называемое предубеждение. И в последующий раз, когда мы слышим упоминание того либо другого слова, факта либо понятия, то мы уже не изучаем и не анализируем их с пристрастием, а ставим им в соответствие наше готовое предубеждение и далее обсуждаем конкретно его, а не то, что нам произнес кто-то. Кстати, этот кто-то сказал нам не о факте, событии либо понятии, а о собственном предубеждении, выработанном в связи с ними. Вот и выходит, что, даже говоря на одном языке, мы все осознаем свое, несколько отличающееся от чужого.
Чтоб не растрачивать энергию напрасно, природа выработала два режима работы нашего ума. Один режим резвый и экономный. Другой – неспешный и энергозатратный. Когда необходимо — ум врубается на полную мощность, работает медлительно, растрачивает много энергии, но производит новые смыслы, не достижимые в резвом режиме. Резвый и экономный режим работы — ограниченный по собственной сущности. Неспешный режим работы — поисковый (на что, фактически, и тратится дополнительная энергия).
Напомню, что эти режимы именуются Чувственный Ум (ЭИ) и Оптимальный Ум (РИ). Для справки — эмоция (не зависимо от интенсивности и формы проявления) – индикатор работы ума в резвом режиме, т.е. в режиме ЭИ. Эмоция сотворена природой конкретно как индикатор свойства решений, принимаемых в резвом режиме. Так мы и будем в предстоящем трактовать эмоции, не оспаривая другие взоры на терминологию.
В этом смысле нужно рассматривать эмоцию в 2-ух качествах. Собственная эмоция, генерируемая ЭИ в качестве сигнала на свою рефлекторную деятельность. Как итог сканирования работающего мозга. И наружняя эмоции, сгенерированные чужим мозгом и поступившая как информация к нам. Эмоции у различных людей в ответ на идентичные происшествия однообразные. Потому эмоции выступают в качестве протоязыка для общения различных особей и синхронизации их поведения. В этом смысле можно сказать, что синхронно передвигающиеся рыбы в косяке, маневрирующем, как единое целое, и птицы в стае, испытывают эмоции и обмениваются ими, как мы обмениваемся словами.
К примеру, эвристики, управляющие нашими реакциями на нашего кота, содержат набор предубеждений, подтверждающих, что кот в порядке и с котом все в порядке. Мы лицезреем кота, он нахально лезет под одеяло, но наши эмоции положительные, так как это наш кот, он теплый и мягенький, и лохматый, и он не небезопасен, его поведение прогнозируемо. И даже не видя его, мы испытываем положительные эмоции, просто ощущая кота рядом (кота можно поменять другим субъектом). Представим сейчас, что заместо кота для вас под одеяло, неприметно от вас, положили крысу. Набор чувств сначала, остался тот же — теплое, мягкое пушистое тельце у нас под одеялом. Но равномерно начинают скапливаться отличия в чувствах, поведении "кота" и в некий момент вы осознаете, что это не ваш кот. И пусть даже не крыса, а просто чужой кот. Каковы будут ваши эмоции? А что, фактически поменялось, не считая бредовых догадок о намерениях непривычного субъекта, "данного нам в чувства".
Похожим образом формируются наши реакции (о которых мы узнаем сами и о которых сообщаем остальным через эмоции) на всякую информацию снаружи. И если осознавать структуру чувств, то генерируя, даже искусственно, подобные эмоции у себя, можно рассчитывать на желательное поведение окружающих. Нужно различать эмоции искренние от чувств искусственных. Российских, к примеру, обрисовывают, как сумрачных людей, которые изредка улыбаются. А частью ежедневной американской культуры является ухмылка, адресованная всем. Но это не означает, что российские всех не обожают, а америкосы всех обожают. Нет.
Просто у российских ухмылка искренняя и адресуется знакомым, как демонстрация хороших целей. А южноамериканская ухмылка адресуется всем, и является не индикатором целей, а демонстраций своей удачливости. На самом деле, это ухмылка себе. Что оказывается очень продуктивным в жизни. Человек, улыбающийся для себя, безизбежно становится и поболее удачным. Хотя бы так как не растрачивает время на доказывание собственной неопасности для окружающих и создавая вокруг себя благожелательную атмосферу.
Вот и выходит, что единственный язык, который усвоют окружающие, в особенности если у их нет времени, целей, а иногда и готовности осознавать ваши аргументы, это язык чувств. Да и то только искренних чувств. Искусственные эмоции имеют порог не осознания. Этим порогом является распознание фальши (теплый и лохматый, но не мой, — кот). Умение распознавать, где фальшь, а где искренность — итог или тренировки, или скопленного опыта. Люди очень стремительно обучаются отличать искренность от игры. Люди с молодым чувственным умом, что не всегда коррелируется с годами, почти все из приобретенной инфы принимают на веру. Но только если это подкреплено чувствами. Я вижу эмоцию, я знаю, что непосредственно у меня вызывает схожую. И если наружные признаки соответствуют моим ожиданиям, то я верю, совсем не задумываясь о содержательной стороне дела.
Если же мне молвят слова, при этом не те и не в том порядке, в каком их обычно употребляю я сам, то для осмысления нужно включить РИ. А это как минимум, не очень отрадно. И еще вопрос, как я поступлю с услышанными словами, без острой необходимости детально в их разобраться? Я начну прогонять их по банку собственных предубеждений, относящихся к теме. Если я найду много совпадений, то соглашусь. А если совпадений будет незначительно, то не соглашусь. А если учитывать, что из услышанного набора слов просто составить обычные для меня фразы, то станет понятно, почему утверждение — "единственное, в чем можно быть уверенным точно — это то, что вас усвоют некорректно" вынесено в заголовок.
Все снимали видео. Когда делаешь это в первый раз, охото, в особенности если происходит что-то увлекательное, успеть захватить в кадр и то, и то, и то, — камера при всем этом летает. Но когда смотришь снятый материал на телеке, мелькание кадров очень раздражает. Но когда мы просто смотрим очами, мы успеваем узреть все без мелькания, даже если это очень оживленная сцена. А когда мы смотрим через камеру, выходит мельтешение. Почему?Люди, побывавшие в космосе достаточно длительное время, говорят, что в невесомости возникает странноватое явление. Если стремительно повернуть голову, то глаза продолжают вроде бы созидать еще 1,5 секунды то, на что смотрели до поворота головы. Ответ, фактически, очевиден — глаза глядят, а лицезреет наш мозг. И такая связь органов эмоций с реакциями мозга существует во всем, включая наши ответы на вопросы собеседников, и внутреннее убеждение в том, как следует поступать, после просмотра новостей по тв. В этом, фактически, и кроется смысл толковости и бестолковости. По сути, кроме клинических случаев, не бывает бестолковых людей. Есть развитый либо не развитый Чувственный Ум. ЭИ – это, конкретно то, что мы осознаем под словом личность. И при встрече 2-ух личностей разговаривают два ЭИ. Итог общения находится в зависимости от того, как в структурах 2-ух различных ЭИ совпадают их эвристики и предубеждения, произведённые этими эвристиками ранее. Когда ЭИ конгруэнтны, то осознание приходит сходу. Но что происходит, когда структуры эвристик не совпадают? Ваши слова и аргументы будут восприниматься вашим визави подобно мелькающим кадрам из неискусно снятого видео. Только очень высочайший уровень эмпатии у собеседника поможет для вас донести до него свое видение предмета. Может быть.А в большинстве случаев из приобретенной от вас инфы собеседник сконструирует при помощи собственных эвристик свою картину мира. И не факт, что она будет совпадать с вашей. Вероятнее всего – нет. Более того, нередко бывает и так, что из ваших заблуждений относительно реальных событий, человек, слушающий вас, составит собственное суждение, которое может стать более адекватным действительности, ежели ваше. Тогда и вы, полностью незаслуженно, получите репутацию умного и даже провидца. Будьте внимательны, когда в последующий раз решите поделиться своим видением новейшей ситуации. Репутация провидца может пострадать.Всегда исходите из того, что вас сообразили не верно. Ведите беседу либо переговоры так, чтоб выяснить суждения собеседника, сформированные из вашей инфы. И пытайтесь разумным повторением доносить ошибочно воспринятые моменты в новейшей интерпретации, новыми словами, с новыми акцентами в надежде, что некий вариант отыщет посреди эвристик собеседника подходящий для вас отклик и подвинет чужую картину мира в сторону вашей.