Увидел любопытную вещь на мой взор. Я бы это именовал автономией мозга. И приметно это только тогда, когда разумеется формируется некоторое ядро самонаблюдения. Вдруг понимаешь, что то, что поразмыслил, не имеет к для тебя ни какого непосредственного отношения, поточнее, к осмысленному действию. Если следить дыхание, то в конечном итоге понимаешь, что дышишь не ты, а оно само. Если следить стук сердца, то понимаешь, твоего роли в этом нет совсем. И вдруг то же самое происходит и с тем, что ты о чём-то помыслил. Поразмыслил не я, а оно само. Собрало информацию, с которой когда-либо сталкивалось и выдало итог — концепцию. И иногда настолько внезапную себе самого, что удивляешься. В конечном итоге понимаешь, что должен хлопотать о том, что тебя окружает, формируя этот автономный уже от тебя мозг.
Если что-то перечитать из того, что было написано мной ранее, то складывается у меня же отчётливое воспоминание, что это очевидно не я.
Каждый человек вокруг себя создаёт собственный свой культурный оазис. Это как запах в квартире. Некий особой атмосферы. Вроде составляющие все схожие, а запах полностью личный. Другой раз разрезает нос, другой раз очень приятный, а время от времени стандартный маркетинговый.
Схема пересечений связи достаточно непростая, но не на столько запутанная, что бы не разобраться в ней совсем. Всё оказывает влияние и создаёт образ индивидума через культурный слой, сталкиваясь снутри него самого через область осознанного, которое формируется под давлением культуры с общей людской памятью, которая формируется самой природой. Культура, как будто демпфер, линза, смягчающая мотивированной напор самой жизни, информационная щедрость которой беспредельна. Каждый уносит столько, сколько сумеет. Но это вопрос дела человека к своей культуре, развитие которой так же просит истинной свободы и смелости выходить за её рамки и тем развивать.
Допустим, вас безотступно требуют куда-то придти. Делают это один раз, другой, 3-ий. Но вы не идёте не так как не вожделели бы этого, а так как груз прежних ошибок столкновения с наружной культурой вас держит. Человек может своими неразумными действиями загнать себя в долгий период зависимости от взаимодействия с обязанностями, цель которых была не в том, что бы ему посодействовать развиться, а в том, что бы на нём паразитировать.
Еще проще захворать, чем быть здоровым. Но, если б человека с самого юношества учили бы быть здоровым, для него было бы естественней быть здоровым и трудно было бы захворать, так как это было бы не естественным. Кажется это кто-то называл соц иммунитетом. Потому что во взрослой жизни нет пап и мам, а культура не в особенности акцентирует своё внимание на взаимовыручке, то соответственно индивидуму приходится тащить самого себя за волосы из болота, в которое он попадает просто автоматом. Не зная правил игры самой жизни, напичканный культурным перегноем общества, открывая рот, индивидум выдаёт только мёртвые социальные формулы и паттерны, даже не замечая того, что с ним по сути происходит. Барахтается в этом болоте, утопая всё поглубже и поглубже. И он от всей души не соображает, что с ним не так, делая коронный заключительный вывод о жизни, что она дерьмо и что он обязан иметь к ней соответственное отношение. При всем этом человек полностью подавляет внутри себя механизм интуитивного восприятия, который был связан с целью самой жизни и был ориентирован лишь на одно — культуры выживания. Происходит перенос интуитивного восприятия с цели жизни на цель самой культуры, которая противопоставлена цели жизни. В конечном итоге начинается жесточайшая внутривидовая конкурентность за выживание, где сама цель выживания развращена до неузнаваемости и до оборотных значений — не рвение к связи объекта с объектом, а напротив. В конечном итоге система распадается в автоматическом режиме в то время, когда разум человеку внушает, что его устремления ориентированы в обратную сторону.
Драматичность?
Я радуюсь как малыш, когда обнаруживаю, что мой разум повсевременно что-то связывает вместе. И разумеется, этого уже не отнять. Это стало происходить само собой без всякого моего собственного роли.

Меня очень расстраивает, когда я вижу, что у человека в голове автомат, который работает по оборотному принципу — он всё отделяет друг от друга. Рушится логическая цепь целого. Человек не осознает, как одно связано с другим. Он слепнет, начиная всё делать против самого себя, потому что сам по для себя вначале целостная система. Человек точно сходит сума и начинает долбить по для себя самому в исступлении. ну чем же не сумасшествие? И если спросить его — всё ли нормально? Он произнесет в наилучшем случае, что нет, не всё. Но что не так ему не ясно. В худшем случае он уже будет настаивать на том, что у него всё отлично, делая упор на ценности культуры. А они всем известны — средства, власть. Получив результаты этих ценностей больше чем другие, он начинает неверно чувствовать себя достигающим либо стремящимся к цели, которая но от него повсевременно будет как будто ускользать всякий раз, когда ему будет казаться, что вот вот и всё получится.
На самом деле дела культура научилась убивать людские чувства, которые являются большим препятствием в её системе ценностей. Нет эмоций — нет боли.
Стоит заговорить с человеком о чём-то что рушит его иллюзии, как попадаешь под огнь обвинений и критики. Об этом писал ещё Фрейд в описании психологической самозащиты невротиков.
Психология на самом деле дела как то, что повсевременно норовит вскрыть нарыв. Человек же делает всё, что бы это относительное спокойствие его внутреннего тления не обнаруживалось за наружным слоем видимого благополучия.
На сколько вы сможете доверять?
Я не знаю, почему в одних природа настолько сильна, что доведя себя до исступления, до сумасшествия, заболеваний, они всё же покорливо вдруг начинают идти за здоровым, беспощадно разоблачая сами внутри себя иллюзии. Не без помощи естественно людей, которые вдруг почему-либо появляются в их судьбе. Некие не ожидают, когда достигнут дна — пограничного состояния. Другой раз человек чем ниже свалился, тем посильнее в нём сила выживания, как будто ему нужен был неплохой разгон для большого прыжка.
Неопределённость совсем не неопределённость. Может быть — отсутствие опыта личного, но не общего актуального. И вот здесь нужна интуиция, основанная на развитом чувственном аппарате человека. Разум всегда будет противостоять неопределённости и будет её страшиться. Он приложит все силы, что бы убить мост меж неопределённостью и реальностью — чувства, которые работают по принципу ужаса, внушающего опасность жизни.

— Вы не сможете получить эту бумажку, пока не сделаете форму 2025.
— Почему, ведь вы сможете мне её выписать?

— Нет не могу, таковы правила. Сначала вы получаете форму 2025, а позже я выписываю на её основании и этот документ.
— Так это так просто, возьмите и выпишите мне документ без формы 2025.
( На завышенных тонах) — Вы отнимаете у меня время, для вас же ясно растолковали всё по человечески, не мешайте работать!
Откуда злость? Что на самом деле дела человеку до этой бумажки без формы 2025?
Институциональные правила делают формальные условия для развития систем. Но каких систем? Бюрократических? Нет, это механистические и рационально-математические модели.
Матрица управления основанная на компьютерных расчётах!!! Мы думаем, раз он превосходит уровень мышления человека, так он годиться для того, что бы переформатировать человечий мозг под его среду?
И что мы получили? Людей-роботов, где сознание решает деяния против целостности своей органической системы. Человек наносит для себя удары наотмашь, при всем этом делает серьёзнейшее лицо и вдруг выпаливает: — Не мешайте мне своими глупостями, я здесь делом в отличии от вас занимаюсь. Это вы всё одной болтовнёй занимаетесь демагогической. И опять себя, кааак хрясь! А позже разбег и головой в забор! И позже очень любит хвастаться своими достижениями: — Взгляни сколько я всего сделал в жизни: семья, малыши, дом, огород, дача, работа и рабочие места. Я производитель!!! А ты кто?!
Так слушать — это Рай. Но вот странноватое дело, этот "рай" если его чуть-чуть копнуть, исходит некий чёрной ненавистью, как будто липким салом. Но я же ничего не сделал в отличии от вас, я только слово произнес и оно произвело столько отрицательной энергии?
— Я счастлив! — лихорадочно и однообразно холодно выговаривал по слогам человек. — У меня всё есть. Его желваки игрались при всем этом и казалось, он зубы сотрёт в пыль. И его лицо от всей души радовалось в моменты, когда он ясно лицезрел зависимость другого человека от самого себя. Садистское наслаждение от ограничений актуального места другого человека под его своим воздействием, вызывало у него широкую ухмылку, которую он не в состоянии был держать под контролем.
И вот в семье он гласит своей супруге: — Вот открой собственный счёт в банке и покупай для себя, что захочешь. На работе своим сотрудникам он гласит: — Нужно сильно много и длительно работать, что бы зарабатывать. Но, вроде бы они не старались, всё равно не могут добиться той абстрактной планки, которая беспрерывно растёт с аппетитами владельца и его алчностью. Чем больше предприятие и его доходы, тем труднее внутрисистемная атмосфера предприятия и возможность заработка для его служащих.

Уже издавна ясно, что сетевые предприятия и массовый спрос удешевляют в разы создание, делая их гигантами. Но, это ни каким образом не сказывается на доходах служащих. Растёт индекс рабочих мест, растёт норма часов работы, повсевременно увеличиваясь. Но только не растёт быстро уровень благосостояния людей. И не умопомрачительно, если в человека издавна вставлена культурой математическая матрица Джона Нэша.
Не так давно был опрос по "Эху" Нужно ли заниматься политикой Ходорковскому после того, как он отсидит собственный срок? Я думаю, что Платон бы произнес по другому: — Каково будет наказание Ходорковскому, если он не займётся политикой?
Разумеется мечте философов о том, что управлять должны люди совсем не стремящиеся к власти, а знатоки и мудрецы имеющие ответственность, реализоваться не судьба. А ведь прошло уже более Четыре тыщи лет.текст для редактирования…