Представим на секундочку, что масс культурой стало что-то такое, что считается философски заумным. Ну, типа сейчас в кино идёт кинофильм "Правительство" по сценарию Платона.
Идея моя состоит в том, что даже кассовые киноленты, типа "Титаник" либо "Аватар" либо "Матрица", не имеют совсем конкретного результата для восприятия всех. Сейчас поделим это на "заумность" философии либо глубину психологии и получим итог, в каком, не очевидно естественно, но достаточно чётко умозрительно видно будет, какой малозначительный процент людей вообщем примут схожую информацию, да ещё при всем этом будут иметь не единое мировоззрение меж собой, умноженное с другой стороны на их исключительное желание осознавать относительно собственных скопленных познаний и опыта.
Если в масс культуре межличностная цензура восприятия будет в той либо другой степени сглажена и в целом схожа меж всеми, то в случае восприятия более сложной инфы такая цензура будет много жестче и непримиримее.
Я желал этим сказать, что воздействие на массовую культуру сложных форм людской мысли, дозволили бы эту непримиримость сгладить в элитарном мышлении на системном уровне. Другими словами, культура может значительно понижать либо увеличивать внутривидовую злость, тренируя "мышцу" людского восприятия, нагружая её весом познаний либо напротив, разгружая. Чем более натренировано восприятие по собственному глубинному качеству, тем злость меньше. Чем меньше происходит нагрузка на восприятие, тем огромную роль в группе имеет статус познаний, но не их сущность. Конкретно это в свою очередь и порождает непримиримость оценочного мышления в элитах, которое всегда в итоге ведёт к конкурентноспособной борьбе за управление.
Если у убеждённого в чём-то человека спросить: — А почему конкретно так, а не как-то по другому? То его реакция будет отрицательной, другими словами заполненной возбуждением и энергией злости, потому что его убеждение строится на самоощущении, которое подвергается через понимание наружной атаки, от которой он будет защищать своё сросшееся "я" с концепцией либо убеждением, начало которых он не знает сам. А меж тем вся его концепция взглядов является только следствием той среды, которую он поглотил безотчетно через культуру. Таким макаром выходит, что межличностные дела являются представителями либо репрезентативными отражениями общей людской, популяционной среды, где сам индивидум этого не осознаёт. Проще говоря, мы вроде бы на межличностном уровне воюем вместе в собственных убеждениях, когда в реальности являемся на коллективном уровне отражением конкретно той среды, что и позволяет нам вообщем сформировать чувство существования и жизни, как общего для всех понятия. Соответственно, мы безотчетно разрушаем и подрываем базу того, что в свою очередь является базой формирования для индивидума его "собственного" чувства "я существую", "я живу".
Модель восприятия в целом такая: получая новейшую информацию, новый опыт, человек одномоментно и автоматом подвергает его цензуре сознания, считая это актом некий своей свободы выбора и воли, что сходу искажает воспринимаемую информацию и не позволяет установить прямую связь с объектом а только интерпретированное о нем представление. Степень преломления находится в зависимости от степени чувства противопоставленности воспринимаемой инфы, осознаваемой нами, как шкала страхов, где на одном её конце размещено понятие "погибель" а на другом обыденный осознаваемый либо не осознаваемый ужас — объект "другой". Либо шкала — "любовь-ненависть".
Переносом как раз и именуется сближение информационных объектов прямо до их полного слияния. А степень отрицания показывает на отдаление информационных объектов друг от друга. И мы говорим: — Меж нами пропасть, стенка. Сознание — это условные границы психологического, информационного объекта, который мы осознаём как "я". Если сдвинуть центр внимания с наружного самоощущения на внутреннее психическое место, то может быть сделать ещё одно "ядро" самоощущения основанное на психологических, информационных законах существования. То, что мы называем душа. Но в силу того, что 2-ая сигнальная система может передавать только репрезентации психологических объектов, то у нас появляются огромные препядствия организационного системного толка, потому что фокус нашего внимания сосредоточен или на сознании, или на психологических процессах оторванных от ограничений сознания.
Если за норму взять такую модель, где человеческое самоощущение базируется сразу на "ядрах" психологического и физического самоощущения, другими словами тело и дух сразу, где они меж собой уравновешены, то хоть какое отклонение от этого равновесия будет соответственно не нормой и искажением при информационной передаче.

Представим, что для радиоприёмника источник передаёт информационный поток. Для того, что бы этот информационный поток без преломления воспринять, нужно настроить получающую систему конкретно на этот поток. А вот далее самое увлекательное. Сама по для себя воспринимаемая информация, сформировывает восприятие того, кто её принимает. Как следует, если искажать информационный поток, то он будет искаженно отражаться и на восприятии воспринимающего самого себя информационного объекта. Проще говоря — наружняя культура сформировывает только своё собственное продолжение. Если я родился в Рф и посреди российско говорящих, то я автоматом буду гласить на российском. Если являюсь человечьим ребёнком-маугли, то человеком я уже никогда не стану.
И вот здесь выходит любознательное — принимать информацию без оценки либо деяния разума, значит попытку получить её как новый опыт жизни, формирующий меня самого для меня же. Но это нереально, если не сформировано ядро самоощущения, основанное на психологическом процессе. Только сфокусировав внимание на психологическом ядре, притупляется оценочная деятельность, другими словами останавливается критика мозга. Умный не может выучиться — просто не во что. А при неизменной "пустоте в корзине", туда всегда есть что положить.
Из этого размышления следует один очень увлекательный вывод — всем управлением занимается информационная целостность, частью которой является и человек.И вопрос управления и счастья не в том, "как" управлять, а в том "куда". Без выяснения цели, к которой движется информационная целостность, а мы её знаем, это гомеостаз, все наши цели с ней не синхронизированные, всегда будут иметь промежуточное свойство, другими словами всегда будут конечными.
Можно ли передавать информацию так, что бы мы имели дело не с репрезентацией объекта, а с самим объектом без преломления?
Как мы лицезреем модель рождения желания? Позыв (намерение) — безотчетное, знак (предсознание) и желание (сознание). Если у человека нет связи меж внутренним и наружным самоощущением, то каждый позыв проходит деградацию к неверно осознаваемому желанию через трансформацию в речь, убеждение, концепцию. Сначала внутреннюю, а потом внешнюю. Так подавляются инстинкты и человек от их отрывается. Мы это осознаём, как — желаем лучше, но выходит всё ужаснее.
На самом деле дела при исправной связи меж внутренним и наружным "я", хоть какой человек способен принимать что-то новое себе с наименьшим искажением. Достаточным для чувства счастья, а не напротив. Ведь всякий раз синхрон либо сближение информационных объектов в психологическом акте, осознаётся как любовь, привязанность, тождественность, взаимопонимание, симпатия, и т.п. То же происходит и на локальном уровне личности меж 2-мя его составляющими — сознательными действиями и безотчетными.
Понятно, что если затронуть фундаментальные принципы мышления, то произойдут перемены на всех уровнях информационной целостности. Так климат либо неуправляемый демографический процесс будут понятными. Уж не говоря про денежный мир либо мир управления и политики.
Для того, что бы держать под контролем процессы высшего порядка, и самим нужно быть на одном с ним уровне. А это просит совершенной системы при передаче инфы от объекта к объекту. В нашем мире довольно легко реализуемой правды, что бы перевоплотить жизнь человека в достойное существование вида.Сейчас даже просто трудно разъяснить людям, какую выгоду от этого они получают на системном уровне. Оторванные друг от друга, каждый держит фокус на своем "кармашке", независимо от того, понимают ли они, что произойдёт с системой в целом в дальнейшем либо нет. И естественно все, как система, всегда проигрывают жизни. Вот почему Джобс осознавал, что быть самым богатым на кладбище покойником он не желает. Но это совсем не отменяет те виды ресурсов, которыми мы пользуемся в нашем мире для движения физических преобразований. Соответственно достояние не противоречит концепции целостности, потому что никогда не является для человека самоцелью.