Бывают руководители, от которых охото убежать, в особенности, если управляющий — дама.
Как нередко в жизни вы сталкивались с осознанием трагической различия меж мужиком и дамой? Наверное не раз и не два. И вероятнее всего, задавали для себя вопрос: Как вообщем можно так по-разному реагировать на полностью тривиальные вещи?
Чем ранее мы примем и признаем факт наших различий, тем резвее сможем этой ситуацией управлять, а поточнее, сможем стать создателями отношений — как в жизни, так и в контексте бизнеса либо работы.
И там и там важны верно простроенные дела. Я к чему это? А к тому, что не строятся дела сами по для себя. Их нужно строить. Хоть какой проект начинается с понимания точки А — с признания, заметьте, не с сопротивления и войны, а с признания того, что мы имеем. А на исходном шаге мы, обычно, имеем полностью различные подходы, взоры и реакции. И 1-ое, с чем нужно смириться и что нужно сказать для себя: да, они другие, эти люди обратного пола.
Мой путь осознания базисных истин резвым не был. Более 10 годов назад я стала управляющим в юбке, причём достаточно молодым. Уж не знаю, сознательно либо неосознанно, но я набрала в свою команду 100% парней различного возраста. Может быть, я находила поддержки, и она для меня ассоциировалась с мужиками. Только я не учла, что стану для их управляющим. С первых минут я принялась конвульсивно пробовать заработать авторитет и сделать так, чтоб мои мужчины были эффективны и при всем этом довольны. Пустила в дело всю теорию о менеджменте и управлении, которым когда-то длительно и упрямо обучалась. В целом выходило хорошо, но время от времени за спиной я слышала: "Ну хорошо, она же девчонка, чего с неё возьмёшь?" В эти моменты хотелось провалиться через землю. А в в особенности тяжёлых случаях, когда дыроколы летели в закрытую за мной дверь, на последующей денек на работу идти не хотелось, было жутко.
1-ое, что я сообразила:
Необходимо в конце концов принять, что я и управляющий, и дама. Я возвратила юбки, начала отращивать волосы и пошла ужасу навстречу, стараясь управлять, не капризничая и не манипулируя.
Через какое-то время я закончила носить юбки, остриглась кратко, не стала обнаруживать любые эмоции публично, а природную склонность к осознанию упрятала в длинный ящик, что скоро привело к тому, что я вообщем утратила контроль над ситуацией. Существовали раздельно — я, раздельно — моя команда. Управляющий обслуживанием как будто сорвался с цепи: на прямые указания он реагировал указаниями в ответ, на предъявленные ему стратегические планы развития докладывал, что у него есть дела и планы поважнее, более земные. У продавцов-консультантов через 1-го потухли глаза, пропало желание стремиться к первым местам в рейтингах по продажам, управляющий отдела запасных частей вообщем решил уехать в длинный отпуск и бросить вещественно ответственный отдел обезглавленным.

Дела мои были плохи. Наступил миг, когда все захотелось кинуть и убежать. Я фактически так и поступила, но, убегая, по дороге встретила собственного управляющего, владельца бизнеса. Он не раз давал мне в жизни опытные советы, и сей раз не стал исключением. "Ты чего раскисла? — приступил он. — Чего мужчин собственных распустила? Где твоя женская мудрость?" Я понятия не имела, куда делась моя женская мудрость, но решила её выискать. Где только не находила! В психических книгах, в советах старших взрослых товарищей. И 1-ое, что сообразила, — необходимо в конце концов принять, что я управляющий и дама. Это не означает что можно привередничать и давить на жалость, а означает, что нельзя манипулировать. Необходимо быть добросовестной и открытой. Я возвратила юбки, начала отращивать волосы и пошла ужасу навстречу.
Вывод №1 и моя точка А выглядели так: я дама и я это принимаю, а не сопротивляюсь и не пробую быть кем-то другим.
Ранее мне всегда было грустно, что мужчины никак не могут додуматься, что мне необходимо как руководителю. И я решила не намекать. Просто начала им докладывать, что непосредственно нам необходимо и что пошагово для этого нужно сделать.
Вывод №2: я не надеюсь, что они догадаются сами, а вслух произношу, чего от их жду.
Поделившись с ними какими-то переживаниями, я до этого всякий раз удивлялась: почему они делают то, о чем я их не просила? А позже удивлялась снова: почему у их нет полностью никакой инициативы, почему все, что необходимо сделать, непременно должно исходить от меня?!
Вывод №3 (напросился сам собой): я не жалуюсь и не делюсь своими эмоциями, я прошу о определенной помощи, явственно показывая, что не могу совладать с кое-чем сама.
Ещё одно из самых основных моих открытий заключалось в том, что нет ничего отвратительного в поощрении инициативы, в словах поддержки либо похвале. И что колебаться в собственных подчинённых и мыслить, что лучше сделаешь сама, в корне некорректно. Однажды я решила, что просто поверю в моих мужчин — почестному.
Вывод №4 и главный: я их хвалю, поддерживаю всякую инициативу, восхищаюсь плодами и честно верю в их способность сделать многие ответственные вещи без помощи других.
Другими словами, тихо и уверенно делегирую им свои возможности, ухожу в сторону там, где они могут совладать лучше, чем я. Через какое-то время все стабилизировалось, и я совершенно забросила мыслить о том, что я дама, а в моем коллективе одни мужчины. Кстати, позднее я взяла ещё девчонок в свою команду. И она стала одной из самых крепких и сплочённых. Ребята были со мной в протяжении Четырнадцать лет, и во времена кризиса, и во времена подъёмов, прошли через огнь, воду и медные трубы. Мы до сего времени очень дружны и общаемся, хотя все работаем уже в различных местах. Они очень выросли, и я ими всеми горжусь. А тот управляющий обслуживанием, который давал мне указания в ответ, через несколько лет стал моим супругом, внезапно у него мне удалось заслужить особый авторитет.