Каждый в отдельности у нас Кулибин с Тимирязевым.Но все вкупе мы масса круглосуточных дураков.
Миша Задорнов
В Одна тыща девятьсот 50 восемь г. южноамериканский жулик Вайкари срубил $22,5 млн., придумав лохотрон под заглавием «подсознательная реклама» (он у нас почему-либо стал именоваться «25-й кадр»). Этот абсурд уже издавна опровергли 100 раз; уже издавна сам Вайкари признался в фальсификации, но… эта утка выжила, перелетев в страну «круглосуточных дураков». Тут она жиреет прямо на очах на средства, «отборные» у наших налогоплательщиков.
Газета Los Angeles Times (25 августа Две тыщи два г.) позабавила собственных читателей статьей о 25-м кадре «Злоупотребление силой суггестии в российских рекламах» (Abusing the Power of Suggestion in Russian Ads). Так как США переболели этой заболеванием еще в 1950-х годах и «в США не ведется мониторинг реклам на предмет подсознательных сообщений, потому что это не считается проблемой», газета напомнила читателям смешную историю блефа о подсознательной рекламе; историю мошенничества, филистерского легковерия и неразборчивости СМИ. Газета удивляется тому, что этот «труп» эксгумировали в Рф. Аж через полста лет!

Доктор технических наук Светлана Немцова, замдиректора Института телевидения и радиовещания (ВНИИТР), и доктор био наук Грант Демирчоглян, окулист из Института физкультуры, подняли в русской прессе потрясающую шумиху о типо присутствии в телерекламах укрытых вставок, узнаваемых у нас под непонятным заглавием «25-го кадра», а в мире, как «сублиминальная», либо подсознательная, реклама. Было торжественно заявлено, что сотворен чудо-прибор ОДСВ-1 (Опытнейший сенсор укрытых вставок) для отлова нелегальных кадров в передачах. Все трепещут!

На пресс-конференциях этот дуэт стращает легковерных простаков: «Мы находимся всего в одном шаге от сенсорного терроризма. И те случаи, которые уже известны – это только предвестники». Не больше, не меньше! Дальше: «Скрытые кадры негативно действуют на подсознание людей. Если, к примеру, в таком кадре написано «Убей соседа» – человек может ощутить не поддающуюся объяснению злость и эта установка может сработать». (Тут обычно все падают в обморок.) «Навязанная информация воспринимается кроме воли, это похоже на гипноз. Можно внушить любые поступки, идеологию».

Вот бы этим ребятам высказать такое в Одна тыща девятьсот 50 восемь году, когда южноамериканские психологи на осколки разносили «теорию» Вайкари. Глядишь – жулик слупил бы с легковерных компаний еще пару миллиончиков.

«Навязанная информация» тут, непременно, имеет место быть, но исключительно в головах наших почетаемых ученых. Грустно, что это конкретно ученые. Правда, они работают в областях, не имеющих никакого дела к экспериментальной психологии, той науки, которая изучит воздействия на сознание человека.

Но реальный ученый тем и отличается от около- и псевдо-научного верхогляда, что он никогда не оперирует данными, за ранее все конкретно не перепроверив. В особенности, когда эти данные настолько социально значимы и когда они настолько далеки от области его научных интересов.

Так как у нашего «ученого» дуэта на перепроверку времени нет – оно всецело расходуется на обличительные пресс-конференции и охоту на маркетинговых ведьм – давайте сами обратимся к первоисточникам.

На поиски и анализ содержания первоисточников у меня ушло несколько месяцев. Сильно много полезной инфы я получил от Макса Сатерланда (Max Sutherland), доктора маркетинга из австралийского института Монаш, создателя книжки «Реклама и мозг потребителя». Макс имеет степени в 2-ух областях – в маркетинге и психологии. Он серьезно изучал эту и смежные темы.

Это было «давно и неправда»

Эта история берет свое начало в Одна тыща девятьсот 50 семь году. Ее героем стал безработный исследователь рынка Джеймс М. Вайкари (James M. Vicary). Дела у него шли очень плохо. Время от времени он выдавал научные откровения вроде «психологическая весна продолжается вдвое подольше, чем психическая зима» либо «то, что испытывает дама, выпекая тортик, по силе воспоминаний может сравниться с родами». Но это только смешило экспертов; а самое главное, не давало никаких средств. Наш горе-ученый пошел ва-банк, прикинув, что лохов вокруг хватает.

Идею лохотрона ему дал подсказку не так давно придуманный тахистоскоп, устройство, дающий недлинные вспышки света до 1/60 Нуль секунды. Настолько недлинные импульсы человеческое сознание не фиксирует, другими словами они ниже порога восприятия. С помощью их компания «Кодак» получила уникальные фото пули в полете. Вайкари выдумал этим импульсам другое применение. Он заявлял о том, что он типо использовал тахистоскоп. Никакого дополнительного кадра он не использовал!

Всем большим корпорациям Нью-Йорка Вайкари заявил о разработке им новейшей блестящей псевдонауки «подсознательная реклама», а заодно и о разработке конторы Subliminal Projection Company. Он предлагал корпорациям, за не плохое вознаграждение, очевидно, свои услуги в качестве консультанта.

Весть о «феноменальном открытии» также получили все СМИ. Что здесь началось! Практически все кинулись публиковать россказни Вайкари – ведь такие сенсации на дороге не валяются.

О таковой бесплатной рекламе хоть какой жулик может только грезить! Искусно подогревая энтузиазм, в ноябре Одна тыща девятьсот 50 семь года Вайкари выпустил пресс-релиз, в каком заявлял, что подсознательное убеждение представляет собой «новую полосу людского восприятия, напоминающую FM в радио» – тогда эта разработка только появилась.

В конце Одна тыща девятьсот 50 семь года Вайкари пригласил в нью-йоркскую студию 50 репортеров и показал им маленький кинофильм, заявив, что он включил в него подсознательные сообщения. Он также вручил репортерам очередной профессионально составленный пресс-релиз, в каком утверждалось, что он типо провел суровые исследования, дозволяющие утверждать, что невидимое изображение может вынудить людей брать что угодно даже против их воли.

В документе говорилось, что в одном кинозале Вайкари провел шестинедельный «научный тест» на 40 5 тыщ 600 девяносто девять зрителях, которые, не зная того, были подвергнуты подсознательному воздействию 2-ух сообщений «Пей Coca-Cola» и «Голоден? Ешь попкорн». При всем этом типо фиксировались данные о росте употребления Coca-Cola и попкорна, которые составили: 18,1% для Coca-Cola, и 57,5% для попкорна. Наш исследователь не напрягал себя объяснениями суровых различий в процентах, равно как и других деталей опыта.

От всех вопросов он отбивался заявлениями о том, что приобретенная информация типо является частью патентной заявки на придуманный им проектор, а почему остается секретной. Он заверил СМИ, что опыт был проведен корректно.

Все кинулись находить этот загадочный кинозал. Газета Motion Picture Daily заявила, что он находится в городе Форт Ли, штат Нью Джерси. Позже назывались и другие места. Ошеломленные хозяева кинозалов недоуменно пожимали плечами – ни о каком Вайкари с его тестом они не слышали. Более того, кинотеатры оказались так малеханькими, что они никак не могли пропустить 50 тыщ зрителей за 6 недель.

Пресса и политики подняли вой о том, что открыто средство зомбирования, и что его нужно запретить. Но «в рукаве» у нашего фокусника был готов ответ: желающие применить этот чудодейственный способ, должны будут давать «заверения в том, что он будет верно использован». В одном из собственных бессчетных пресс-релизов он писал: «Мы признаем ответственность, с которой связано наше открытие и доработка процесса. Мы полагаем, что его коммерческое внедрение должно регулироваться надлежащими отраслями индустрии либо правительством». В этом доброхот Вайкари обещал всем свою помощь. За приличный гонорар, очевидно.

Но здесь так некстати посыпались разоблачения психологов. Подключилась FCC (Федеральная комиссия по коммуникациям). Она заслушала доклад о независящих опытах в эфире, которые не подтвердили деяния подсознательной рекламы.

FCC востребовала от Вайкари провести демонстрацию его секрета в Вашингтоне. Демонстрация свершилась в январе Одна тыща девятьсот 50 восемь года. На ней присутствовали конгрессмены, сотрудники других правительственных организаций и, очевидно, толпы журналистов. Демонстрация завершилась полным провалом.

Беда не обескуражила Вайкари. Сейчас, забыв свои прежние заявления, он гласил, что «реагировать будут только те, кто имеет потребность, связанную с содержанием укрытого сообщения». Он также заявил, что подсознательные способы не могут вынудить республиканца голосовать за демократов и напротив. (А разгоряченная фантазия г-жи Немцовой нам отрисовывают кошмары типа «убей соседа».)

Вайкари оправдывается перед сотрудниками FCC.

Вайкари продолжал пятиться вспять, уже утверждая, что подсознательная реклама является всего только «мягкой формой рекламы… очень слабеньким убеждающим воздействием», а сам способ ни при каких обстоятельствах не подменяет классическую рекламу, а немного ее увеличивает.

Когда Вайкари заявил репортерам, что подсознательная реклама отыщет свое более обширное применение на телевидении, здесь же откликнулись спецы RCA (The Radio Corporation of America) – в то время эта компания была наикрупнейшей в мире телевизионной компанией. Они заявили, что так как электрическому лучу требуется существенное время, чтоб просканировать поверхность кинескопа, и так как свечение фосфора инерционно, на телевидении технологически нереально получать изображение, которое было бы неприметно для глаза. Их мировоззрение было последующим: «Совершенно разумеется, что на современном телевидении нереально использовать тахистоскоп даже при более неспешных скоростях 1/3000 секунды, которые приводил Вайкари».

Так как паника длилась, в январе Одна тыща девятьсот 50 восемь года Вайкари согласился на публике провести опыт на всех телестанциях Canadian Broadcasting Company. В протяжении получасового шоу Триста 50 дважды вставлялось сообщение «позвони сейчас». Но никакого приметного роста количества телефонных звонков, как в процессе, так и после передачи зафиксировано не было. Заместо этого CBC получила тыщи писем, сообщающих о не поддающихся объяснению позывах взять банку пива, сходить в туалет, поменять канал и т.д. Ни один из написавших не отгадал реального сообщения!!!

Исследования длилось. Практически все результаты, размещенные с Одна тыща девятьсот 50 семь года, подтверждали издавна узнаваемый психологам факт – нулевое восприятие значит нулевой отклик. В июне Одна тыща девятьсот 50 восемь года American Psychological Association официально опровергла все псевдонаучные утверждения Вайкари.

Психолог Стюарт Роджерс, который много лет предназначил доскональному исследованию подсознательной рекламы и истории Вайкари, резонно замечает: «Подумать только-только можно было бы сделать, если б подсознательная реклама вправду могла вынудить людей без их ведома совершать поступки, которые они совершать не желают. Представьте для себя, как просто было бы вынудить людей не делать принимать наркотики, угонять авто, грубо обходиться с детками, водить машину в опьяненном виде и уклоняться от уплаты налогов. Мы могли бы на наших упражнениях со студентами вставлять в видео подсознательные сообщения, чтоб вынудить их упрямо работать, не ходить на вечеринки и засиживаться допоздна, не курить, быть обходительными и внимательными, и любить собственных педагогов. Ах, если б все было так просто». (Я отыскал сведения о провалившихся попытках биться с курением при помощи подсознательных вставок.)

Но вернемся к нашему герою. Он крутился, как уж под сапогом, продолжая рассылать пресс-релизы и проводить пресс-конференции. Его утверждения становились все слабее и слабее. Весной он заявил, что подсознательная реклама может работать только как напоминающая реклама, и ее «уровень воздействия сходен с тем, который делает маркетинговый щит, который мы лицезреем краем глаза, проезжая мимо на большой скорости». Помыслить только, а еще восемь месяцев тому вспять он приписывал подсознательной рекламе гипнотическую силу! Ну, прямо как наша г-жа Немцова. (Может быть, г-же Немцовой пора начать кампанию за запрет подсознательного воздействия придорожных щитов?)

И в конце концов мыльный пузырь разорвался: в июне Одна тыща девятьсот 50 восемь года наш г-н Вайкари… пропал в наилучшем стиле всех величавых жуликов: закрыв все банковские счета и не оставив никаких следов. По оценкам сведущих людей он прихватил с собой кругленькую сумму, $22,5 миллиона в сегодняшних ценах. Компании, которые настолько щедро оплачивали «услуги» Вайкари, сообразили, что их надули, и предпочли не подымать шума.

Наведенные в патентном ведомстве справки дали прогнозируемый итог – там слыхом не слыхивали ни о патентной заявке Вайкари, ни о приборе для проецирования подсознательной рекламы. Приехали! В Одна тыща девятьсот шестьдесят два году Вайкари все таки нашли, и в интервью газете Advertising Age он признался, что он все это сфабриковал с тем, чтоб привлечь к для себя внимание.

К данной теме проф печать ворачивалась в Одна тыща девятьсот восемьдесят четыре году (W. Weir, “Another look at subliminal ‘facts’”, Advertising Age, Пятнадцать October 1984, p. 201); и в Одна тыща девятьсот девяносто один году, когда Прэтканис и Аронсон, кропотливо исследовав более Двести научных трудов, посвященных подсознательной рекламе, пришли к окончательному заключению, что «ни одно исследование не показало мотивационных и поведенческих эффектов, напоминающих те, о которых утверждают приверженцы теории подсознательного искушения». (A. Pratkanis and E. Aronson, Age of Propaganda, W.H. Freeman, NY, 1991, p. 201).

Прэтканис пишет: «Интересен не столько вопрос «Работают ли сублиминальная реклама либо сублиминальные аудиокассеты?», сколько вопрос «Как этим неописуемым идеям вообщем удалось приобрести таковой незаслуженный нимб научной респектабельности?» И сам же разъясняет: «Наука пользуется почтением. Как следует, если какие-либо заявления облачены в наукообразную мантию, то одурачить людей очень легко». (На данный момент вот дурачат нас, россиян!)

Почему псевдоученые неистребимы, как сорняки? Южноамериканский астролог Карл Саган считает, что одна из обстоятельств в том, что реальная наука смущяется возражать против псевдонауки в полный глас.

«Сыновья лейтенанта Шмидта»

Но жуликам различных мастей чувство стеснения не знакомо. Временами возникают «сыновья лейтенанта Шмидта» с очередной сублиминальной мыслью. Чего стоит один доктор Ки, который встряхнул всю Америку! Ах так обрисовывают его «озарение» в одной статье:

«В Одна тыща девятьсот 70 году Вильсон Брайант Ки (Wilson Bryant Key), педагог журналистики в Институте Западного Онтарио, случаем воспылал энтузиазмом к подсознательной рекламе. Это вышло во время лекции, когда его взор свалился на висячую ввысь ногами рекламу. Ему причудилось, что в нее вставлено изображение причинного места. Дальше все было просто. Делая упор на «исследования» Вайкари, он начал убеждать миллионы янки, что их окружает огромное количество специально подстроенных реклам сексапильного нрава. Он написал четыре книжки и длительно объезжал со своими лекциями институты по всей стране».

Работая, не покладая рук, наш «гуру» отыскал слово С-Е-К-С в бороде Линкольна, оральный половой акт в Первородном грехе Микеланджело, оргию на столовых салфетках Ховарда Джонсона, половой орган в «Спящей женщине» Пикассо, и огромный череп в «Послах» Холбейна.

Пример изображения, возмутившего д-ра Ки

Джон О’Тул (John O’Toole) президент Американской ассоциации маркетинговых агентств (АААА) сокрушался: «И почему все есть еще рынок для параноидальных кошмаров этого озабоченного человека». Как досадно бы это не звучало, рынок есть, да еще какой! Своими книжками и выступлениями этот малограмотный юноша заработал несколько миллионов. Жалко, что он не доехал до Рф, ведь тут некие «ологи» его о-о-очень уважают!

Нужно дать подабающее южноамериканским рекламистам. Они до поры до времени отмахивались от глупостей Ки, как от раздражающей мухи. Но, когда в агентства стали поступать выпускники институтов, наслушавшиеся бредней Ки, АААА провела блестящее расследование и отдала лучшую отповедь этому охотнику на маркетинговых ведьм в статье «Не можем вытерпеть обвинения в использовании подсознательной рекламы: мастера смеются, но студенты слушают» (Can’t Ignore Subliminal Ad Charges). Вот если б и наши маркетинговые ассоциации работали так же споро!

Можно уже гласить о процветающем бизнесе, сделанном «внуками лейтенанта Шмидта». Это производители дисков и кассет с «подсознательными» вставками – в США многие такие наставления идут по $400! И все это, невзирая на то, что проведены 10-ки исследовательских работ, опровергающих их действие, и посреди профессионалов есть «единое мировоззрение, что сублиминальные кассеты – это полный обман и мошенничество» (Фил Мерикле). Но с этим навряд ли согласятся русские конторы, бойко торгующие дисками, которые обещают научить вас зарубежным языкам при помощи чудодейственного 25-го кадра.

Особенное возмущение у американских докторов вызывают бессовестные шарлатаны, обещающие вылечить простаков при помощи подсознательных вставок от наркомании, курения и иных недугов. Но южноамериканские шарлатаны не одиноки.

По ТВ идет реклама некоторого «врача А. Крыласова,
создателя 25-го кадра в наркологии» (так он себя именует).
За Восемь получасовых сеансов видеотерапии с какими-то
вставками этот отпрыск лейтенанта Шмидта гарантирует
100%-излечение. За какие-то ничтожные 40 тыщ рублей!

Молвят в этом лохотроне нет отбою от желающих.
В последних рекламах появилось заявление о том
что способ типо одобрен Минздравом.
Бедная Наша родина!

На данный момент А. Крыласов пропагандирует уже
другой чудо-метод – пипл хавает!

На РЕН-ТВ в передаче с интригующим заглавием «Фантастика под грифом секретно» (Штурм подсознания) с набором подсознательных психо-страшилок появилась некоторая Лена Русалкина,
супруга Игоря Смирнова, основоположника
НИИ компьютерных психотехнологий РАН
(в РАН таковой институт отсутствует).
После передачи многие наверное
воспринимали валидол.

Уж вот страна непуганых кретинов!

Истории с Вайкари и Ки могли бы лечь в базу хорошего сценария кинофильма о жуликах. Все это было бы занимательно, если б выпущенная полста лет тому вспять утка не оказалась настолько жизнестойкой. В Рф она скоро достигнет размеров слона.

За кадром «25-го кадра»

Подсознательная реклама, точнее то, что под нею понимается, не может работать в принципе. Давайте разглядим почему.

Каждый денек наши органы эмоций регистрируют млрд листочков, травинок, бликов, комаров, птиц, туч, снежинок, человечьих лиц, автомобилей, домов, слов, реклам и бог известие еще чего. И все это двигается и издает звуки и запахи. Это колоссальный объем инфы! Как наш мозг со всем этим совладевает? Почему он не отключается от перегрузок?

Перегрузки время от времени вправду происходят, к примеру, когда мы попадаем в совсем незнакомую среду. Если Дерсу Узала, таежного охотника из романа Арсеньева, привезти в Москву и бросить его на часок на Тверской, то от богатства незнакомых зрительных и звуковых раздражителей ему, наверняка, стало бы плохо. Как стало плохо мне после 3-х месяцев сиденья с табунами под Эльбрусом, когда на последующий денек после приезда я вышел на «Пушкинской».

Создается воспоминание, что дискуссии об информационной перегруженности современного человека основаны на модели Дерсу Узала на Тверской. Эта модель совсем неприменима для описания горожанина – он так приспособлен, что ему в этом океане инфы может быть даже скучновато от отсутствия увлекательной инфы. Почему?

Так как нас защищает мудрейшая природа. Она выработала в нас массу страховочных устройств. Какой-то из них касается инфы о окружающем мире. Когда эта информация через наши органы эмоций поступает в наш мозг, она сначала проходит «неглубокую обработку» (shallow processing) на уровне подсознания. Если за очень куцее время наше сознание ее не потребует, она пропадает. Такую информацию именуют подсознательной, подпороговой либо «сублиминальной» («суб» – под, «лимен» – порог) – она не смогла превысить порог значимости для наших рефлексов и сознания. Таким макаром, мы утром до вечера купаемся в подсознательном океане, сами того не замечая.

Если в этом океане наш мозг выделяет нечто, представляющее для нас энтузиазм, к примеру знакомое лицо в массе либо несущийся на нас автомобиль, то подключается наше сознание, и глубина обработки возрастает.

Будет ли информация выделена нашим мозгом либо нет, находится в зависимости от 2-ух характеристик – от энтузиазма, который она для нас представляет и от времени воздействия. Так, вид и звук несущейся на нас машины принудит нас среагировать за сотую долю секунды. Но мы не вспомним лиц пассажиров в метро, напротив которых мы посиживали целых полчаса. Это именуют «умственной слепотой» (mental blindness).

Конкретно интеллектуальной слепотой разъясняется то, что, даже глядя на экран, мы не запоминаем большой процент телереклам. Пролистывая журнальчик в поиске увлекательной статьи, мы пробегаем незаинтересованным взором 10-ки реклам, ничего не запоминая; в потоке машин либо в массе спешащих людей мы не лицезреем очень многого, в особенности аляповатые пятна, которые кому-то кажутся рекламой.

Итак, если наш мозг нередко совсем не заинтересовывают даже большие объемы инфы, на которые он может переключиться полностью осознанно в всякую секунду, то как же нужно быть доверчивым либо несведущим, чтоб считать, что его может заинтриговать информационная пылинка, о существовании которой он даже не подозревает.

Интеллектуальная слепота поражает. На память приходит описанный академиком Ландау эпизод. В юности он мучился от застенчивости. Пытаясь вылечить себя от этого недочета, он дефилировал по Невскому проспекту с привязанным к уху воздушным шариком, но…. на его шарик практически никто не направлял внимания. Создателям придорожной рекламы будет увлекателен таковой опыт: на обочине оживленной дороги поставили совсем оголенную даму. Дама была разочарована практически полным отсутствием мужского внимания.

Практически всегда на мозг действуют сразу несколько раздражителей, и наше внимание делится. Если один раздражитель очевидно доминирует, то мозг настраивается «на его волну». Чем увлекательнее этот раздражитель, тем меньше шансов у других раздражителей. Это, а именно, разъясняет низкую эффективность усвоения маркетинговых блоков в захватывающих фильмах и передачах – мозг продолжает работать на основной волне и не желает переключаться.

Вспомним тесты «подсознательной рекламы» в Канаде и Конгрессе. Тут телезрители ЗНАЛИ о присутствии вставок и были на их зациклены, другими словами они практически не наблюдали за содержанием кинофильма. Но даже в этих искусственных критериях были получены нулевые результаты. А что все-таки тогда гласить об обыденных критериях показа, когда мозг зрителя всецело поглощен массивным раздражителем – содержанием кинофильма.

Те, кто стращают легковерных простаков, увязывают сверхъестественные способности вставок с их краткосрочностью. Но чем это воздействие отличается от воздействия мелькнувшего в массе лица либо надписи на чьей-то майке? Не напрасно, когда Вайкари приперли к стене, он стал ассоциировать подсознательную рекламу с придорожным щитом, который глаз выхватывает на мгновение боковым зрением.

Когда Вайкари предлагал собственный способ рекламодателям, он делал упор не на краткость деяния рекламы, хотя и это он приводил как продающий момент – придется меньше платить за более маленькую рекламу. Его основной привлекалкой было то, что зритель не замечает воздействия и не испытывает раздражения. Но конкретно это и пугало людей: кто-то будет оказывать на их воздействие без их ведома. Но общественности никто не разъяснил, что без их ведома каждый денек на их действуют миллионы раздражителей. При всем этом никакого зомбирования не происходит!

У бойцов с подсознательной рекламой еще есть один аргумент – многократность повторений вставок. Проверим. Вставки в передаче обычно повторяются несколько 10-ов раз. Вы же сможете тыщи раз иметь дело с теми либо другими вещами, но… Сколько ступенек на вашем крыльце, ламп в коридоре и пуговиц на вашей возлюбленной рубахе? Какого цвета обложка вашей возлюбленной книжки, стенки на лестнице, глаза у вашего начальника? С какой стороны навешана дверь у холодильника? Где размещены выключатели? Есть ли столб у вашего подъезда?

Последний абзац вызвал праведный гнев психологини Анастасии Михайличенко:

«Предположим, в Вашей ванне Ваше полотенце ВСЕГДА висит слева от двери, но вот сейчас Ваша супруга забыла его туда повесить. Если я спрошу Вас, где оно висит обычно, Вы, пожалуй и не вспомните. Но, умывшись, Ваша рука автоматом, обычным жестом попробует его взять конкретно так, где оно обычно висит (хотя сейчас его там нет). Если столб у Вашего подъезда все же есть, но Вы этого не помните, то стоит его убрать, и, выйдя на крыльцо, Вы почувствуете — что то не так. Вы длительно будете страдать, пока НЕ ВСПОМНИТЕ — пропал столб. – Неужто не только лишь увидят, да и будут страдать, при этом длительно!?»).

Относительно полотенца Анастасия права, но она гласит совсем об ином – о мышечной памяти. На этом очень полезном явлении держатся спорт, ремесла и пр. занятия, где важен автоматизм движений. С пуговицами, столбами и пр. просто наблюдаемыми вещами никакого мышечного автоматизма не связано. Что до «столбовых» мучений, то у Анастасии очевидно богатая фантазия.

Дальше:

«Вы не понимаете, сколько ступенек в Вашей парадной, но, если одна куда то пропадет, вы, вероятнее всего, если будете спускаться "на автомате" упадете — Ваши ноги помнят, сколько раз им ступать. – (Ой ли!)».

Хотелось бы ознакомиться с плодами тестов.

Но не в этом сущность. Сущность претензий приверженцев «сублиминальной рекламы» в том, что они говорят, что подсознательные ИНФОРМАЦИОННЫЕ (а не мышечные!)воздействия преобразуются в программируемые осмысленные поступки.

Думайте, господа психологи, думайте.

Ох уж эти журналисты!

История с «подсознательной рекламой» служит иллюстрацией некомпетентности и беспринципности неких журналистов. Вышеупомянутый Стюарт Роджерс написал серьезную статью «Как поднятая прессой шумиха сделала миф подсознательной рекламы». (How a Publicity Blitz Created the Myth of Subliminal Advertising). Конкретно СМИ несут ответственность за то, что в течение нескольких месяцев США раздирали истошные клики – нас зомбируют!

Правда, посильную помощь им в этом оказывали и законодатели. Газеты публиковали разгневанные статьи, а разгневанные конгрессмены влево и вправо раздавали интервью и строчили проекты законов. А здесь еще подоспела книжка Вэнса Пэккарда «Скрытые увещеватели» (The Hidden Persuaders), и нагретая публика готова была поверить в всякую чушь о сокрытой силе рекламы.

Когда потом потоком пошли научные опровержения, пресса их игнорировала – это не любопытно, в этом нет сенсационности. Так что благодаря одностороннему свету вопроса в СМИ, не очень информированный мещанин до сего времени убежден в дьявольских способностях рекламы, а тем паче подсознательной.

Даже многие рекламодатели не знакомы с плодами опровергающих исследовательских работ, и как и раньше наивно веруют в какие-то сверхъестественные силы подсознательной рекламы, пытаясь что-то там всунуть в свои ролики. Этим объясняются скандалы, которые время от времени появляются на этой почве. Даже в США.

Существует мировоззрение, что в США подсознательная реклама была запрещена законом. Ничего подобного! Подобные законы никогда не принимались ни на федеральном, ни на ином уровне. Это блеф любителей поразглагольствовать об страхах подсознательной рекламы. Южноамериканские законодатели дважды, в Одна тыща девятьсот 50 восемь и Одна тыща девятьсот 50 девять годах, отклоняли законопроекты о «подсознательной рекламе» – подействовали опровергающие научные данные, которые к тому времени стали поступать со всех боков.

Правда, южноамериканская FCC (Федеральная комиссии по коммуникациям) с перепугу, на всякий случай, воспретила внедрение «подсознательной рекламы» на радио и телевидении. С еще большего перепугу запреты на подсознательную рекламу приняли Канада, Англия и Австралия, уже на уровне законов. Но их можно осознать – у их не было опровергающих данных, которые были у янки.

«Российская паранойя»

Работая над статьей, я серьезно полазил по Вебу. Комментируя описываемый эпизод и ряд других эскапад нашенских «психов», америкосы употребляют ласкающие российское ухо выражения “Russian paranoia” и “crazy Ivan”. По поводу нашей шумихи с 25-м кадром америкосы пишут: «Не в 1-ый и не в последний раз, много времени, средств и сил было потрачено на «защиту» населения от того, что не представляет для их опасности».

Но время и средства принято считать исключительно в «бедной» Америке, а «богатой» Рф это как-то ни к чему. Наша родина не привыкла принимать решения, все 100 раз отмерив; зато она привыкла веровать хоть каким крикливым кликушам. Мы можем гордиться тем, что этой отсутствующей в природе теме у нас посвящены аж два законодательных положения – статья Четыре закона о СМИ и статья 10 закона о рекламе. Поздравим себя, господа!

Кстати, а кто создатели этих статей? Уж не наш ли ученый дуэт? (Сейчас они угрожают представить свои разоблачения в прокуратуру. А ей, как мы знаем, у нас нечем себя занять.)

Если и Думе нечем себя занять, то я желал бы предложить ей тему еще одного закона. Ее определил один наш «ученый» по имени Александр Котлячков. На шибко научном веб-сайте «Психология и Бизнес Online» он расположил статью под заглавием «Научное наведение порчи с внедрением техник эриксоновского гипноза и суггестивной лингвистики». В высшую науку тут окунаешься прямо с эпиграфа: «Лучший гипноз – это каратэ, а наилучшее каратэ – это оглоблей по башке» (свой афоризм создателя). Все другое на таком же высочайшем научном уровне. Очень рекомендую почитать.

Игорь Ниесов, наш главный НЛП-сающей человек, предназначил этому опусу проникновенное «примечание редакции». Вот выдержка из него: «С одной стороны она (статья), непременно, полезна – как описание орудия, которое могут использовать против вас. И это здорово, потому что познание – сила. С другой стороны, в ее оригинале содержится существенное количество слов и фраз, способных плохо повлиять на читателя». Так что нашим медикам технико-биологических наук уже пора переключаться на разработку ОДСП-1 (Опытнейший сенсор укрытых ПОРЧ). А то, неровен час, нас здесь всех перепортят!

И не только лишь перепортят, а тривиально поубивают, ибо (тут я цитирую уже С. Горина, нашего «главного по гипнозу»): «В статье очевидно предлагается разновидность психического оружия». Черт возьми, и куда только глядит наша ФСБа!

Несложно додуматься, ЧТО вся эта загипнотизированная публика задумывается о 25-м кадре. Тот же Горин пишет: «Одной из самых ярчайших страничек в истории техники рассеивания стало открытие в 60-х (?) годах явления, получившего заглавие «феномен 25-го кадра»… Никто из зрителей не знает, что по ходу кинофильма на дисплее пролетят пару раз на 1/25 долю секунды (?) два кадра – страдающий от жажды человек в пустыне и изображение некоего напитка. Никто из их не усвоит, почему после кинофильма так охото промочить гортань конкретно этим напитком. И торговец в киоске с напитками только изумится тому, что спрос на этот напиток вырастет после кинофильма втрое!»

Все переврано так вдохновенно, что остается пожалеть, что теряется таковой талант фантаста! Плохо только то, что создатель путает науку с фантастикой.

Почему схожая псевдонаучная паранойя вероятна в стране с высоким научным потенциалом в мире? Почему псевдонаука стала для Рф так суровой неувязкой, что Академия объявила собственной первоочередной задачей конкретно борьбу с псевдонаукой? Но, может быть, наши академики неправы и отстали от жизни? Ведь наших законодателей и общественность все псевдонаучное тревожит больше, чем наука. Не верите? Как издавна на телевизионном экране вы лицезрели астролога? А астронома Глобу? Ну, так что для нас важнее: астрономическая наука либо астрологический абсурд?

Я думаю, что если б для разрешения вопроса о 25-м кадре мы последовали бы примеру США и завлекли проф психологов-экспериментаторов, а не инженеров, биологов и журналистов, все прояснилось бы очень стремительно. Но, к огорчению, нормой жизни у нас стало воинствующее невежество и проф дилетантство. В особенности в рекламе.

Как в Рф пошли дискуссии о рекламе, этом сложнейшем многодисциплинарном ремесле, так из кустов одномоментно повылазили языковеды, психолингвисты, парапсихологи, семиотики, психосемантики, культурологи и НЛП-шаманы. Молвят скоро присоединятся и астрономы.

Все эти «исты» и «ологи» стремительно и забавно растащили рекламу по своим цеховым квартирам. При всем этом любая «квартира» убеждена в том, что реклама – это на 99% ее вотчина. Сейчас вот подключились инженеры и биологи. Кто последующий? Может быть, управдомы и милиционеры? А вот психиатров в этой компании очевидно не хватает!

Их отсутствие ощущалось на конференции по «психотехнологиям» в одной из престижнейших академий. Я никогда не задумывался, что в одном зале могут собраться 10-ки людей внушительного вида и два денька нести с трибуны такую чушь, что невольно появлялись сомнения в их психологическом здоровье.

Госпожа Немцова и государь Демирчоглян типо хлопочут о нашем с вами телевизионном здоровье. Что ж хвалебно. Но телевизионного «слона-то» на дисплее они так и не приметили. Наше «одноклеточное» (М. Жванецкий) телевидение так забито насилием, сексом, дебильной музыкой, что впору не только лишь гласить, да и орать о моральном здоровье цивилизации, которое это телевидение удачно губит при попустительстве такого же Института телевидения и радиовещания. Общество было бы благодарно этому институту, если б он занялся мониторингом сцен насилия и секса на наших экранах, представляя общественности ужасающую статистику. Ну, хотя бы, сколько останков в денек указывает наше Останкино.

Осознает ли это мадам Немцова? Я полагаю, что да. Почему же она этим не занимается? Я думаю, что чуткий читатель додумывается о причинах – и не нужно лохматить бабушку! Куда как больше политических и денежных очков можно собрать, распространяя несведущую байку, пугающую мещанина, привлекающую столько журналистского внимания и внушающую рекламистам бредовую идею об эффективности подсознательной рекламы.

Некое представление о вероятных мотивах поведения наших «ученых» может дать одно из значений схожего слова «сублимация»: «Психологический процесс переключения энергии аффективных влечений на цели социальной деятельности. Понятие введено З. Фрейдом, рассматривающим сублимацию, как один из видов трансформации влечений (либидо)» (Энциклопедический словарь).

Также приходят на разум слова Вершинина из «Трех сестер» А.П. Чехова – «Что ж? Если не дают чаю, то давайте хоть пофилософствуем». Наверняка, в Рф всегда были трудности с чаем, а то как еще разъяснить патологическую любовь нашенской интеллигенции к бесплодному философствованию. А когда для тебя гарантирован свет рамп бессчетных пресс-конференций, то фантазия русского интеллигента для вас нарисует страхи почище поголовного зомбирования и «убей соседа»! Даже безвозмездно.

Промывание русских мозгов идет очень удачно, при этом на всех уровнях. Так, Сергей Худяков, директор по продаже рекламы на «НТВ Медиа» с полной уверенностью утверждает: «Известно, что внедрение укрытых вставок отлично. Неважно какая обычная компания станет это делать». Извиним г-на Худякова – уж если «наука» убеждена в «эффективности», то что вы желаете от неспециалиста.

А что тогда гласить о сидячем перед телевизионным экраном мещанине! Он может от всей души поверить, что вред от нашего ТВ – это не оболванивание его, мещанина, всеми телеканалами, а никчемные и безобидные маркетинговые вставки.

Так как рассчитывать на благоразумие наших охотников на маркетинговых ведьм не приходится, то нас, вероятнее всего, ожидает последующий сценарий.

Средства налогоплательщиков будут тратиться на различные недешевые приборы и на содержание групп, которые денно и нощно будут «бдеть». По всей Руси величавой будут введены высокооплачиваемые должности надзирателей. Поднаторевшие в искусстве обхождения законодательных рогаток русские рекламодатели и рекламисты, свято уверовавшие в колдовские чары 25-го кадра, будут изыскивать еще больше утонченные технологические методы и впихивать в свои ролики совсем никчемные вставки. Их будут ловить и штрафовать. Все будет повторяться опять и опять. И все будут при деле. И за весь это дурдом будем платить мы!

Мучения по всему подсознательному окутали не только лишь маркетинговое общество. Желающим позабавиться я предлагаю выискать в Сети на «25-й кадр» либо «подсознательная реклама». На вас обвалится поток домыслов, кликушеств и глупости. Кликушествуют все кому не лень, от одноклеточных сектантов и сумасшедших провидцев до полностью респектабельных создателей. С первых какой спрос, а вот от вторых хотелось бы более сурового подхода.

Все пишущие на данную тему напоминают участников игры в «испорченный телефон», стоящих в конце длиннющей цепочки – до их все доходит в таком искаженном виде, что рыдать охото. А забежать в начало цепочки и выяснить правду – этого мы «не могём». Заместо этого многие подключают свою фантазию.

Одним из последних в этой цепочке оказался С. Кара-Мурза со собственной книжкой «Манипуляция сознанием». У создателя богатое воображение: «Важное направление в использовании психоанализа открыл Джеймс Вайкари – он изучал подсознательный фактор в семантике, другими словами воздействие слова на подсознание». При чем тут семантика? Ну и сомневаюсь я, что наш жулик знал значение этого слова. И психоанализом он никогда не занимался.

А вот тут затаите дыхание: «Вскоре после опытов Вайкари исследования в этом направлении практически пропали из открытой печати». Наш человек, воспитанный на русских недоговорках, без усилий додумывается, ЧТО стоит за этими наизловещими словами – будут мочить в «подсознательном» сортире!

Сейчас, дорогой читатель, вы осознаете, почему у «них» никогда не будет заморочек с темами для глумливых статей о нашей паранойе?

Заместо заключения

За прошедшие полста лет цивилизованное мировое общество издавна переболело заболеванием «25-го кадра» и получило исчерпающие, неоднократно подтвержденные и повсевременно подтверждаемые ответы на четыре вопроса:

  • Работает ли т.н. подсознательная реклама? – НЕТ
  • Вредоносна ли она? – НЕТ
  • Стоит ее использовать? – НЕТ
  • Стоит ее воспрещать? – НЕТ

Но нам цивилизованное мировое общество не указ! Обучаться на чужих ошибках и глупостях мы не любим и на все грабли предпочитаем наступать сами.

Сколько же времени и средств необходимо издержать Рф, чтоб дойти, в конце концов, до того, что ясно с Одна тыща девятьсот 50 семь года?

Когда же мы усвоим, что нашему задавленному невзгодами обществу не необходимы высосанные из пальца задачи?

А самое главное – когда только мы перестанем быть «толпой круглосуточных дураков» и посмешищем для всего мира?

За державу грустно, но!