Наверняка, неважно какая компания сталкивалась с неувязкой внутренних конфликтов — как меж подразделениями, так и меж отдельными сотрудниками. Время от времени эти конфликты тянутся годами и числятся неразрешимыми. Некие из их обоснованы самой деятельностью компании и даже идут на пользу делу. К таким конфликтам относится столкновение интересов меж продажами и созданием — эти подразделения всегда в той либо другой степени недовольны друг другом. Время от времени высшее управление делает и поддерживает их искусственно. К примеру, искусственно поддерживаются напряженные дела меж контрольно-ревизионным отделом и службой безопасности. И в первом, и во 2-м случае конфликты полезны, если не перерастают в откровенную вражду, где обе стороны, запамятывая о работе, стремятся «насолить» друг дружке. И тут принципиально умение управления вести правильную политику и не позволять перебегать черту.
Реальный вред делу приносят конкретно конфликты личного нрава. Если конфликт становится затяжным, сотрудники начинают делиться на приверженцев того либо другого фаворита, и возникают два агрессивных лагеря, которые повсевременно вербуют новобранцев в свои ряды. Время от времени это приводит к уходу части команды либо даже к расколу компании.
Лично меня всегда заинтересовывал вопрос, как можно помирить близких мне людей либо принципиальных для меня служащих, которые вдруг стали враждовать. В один прекрасный момент я натолкнулся на брошюру «Закон третьей стороны». Мысль ординарна: для того, чтоб конфликт меж 2-мя людьми длился в протяжении долгого времени, должна быть сокрытая от глаз 3-я сила
Я не имею в виду случаи, когда кто-то повсевременно делает мерзости. Такие ситуации – тема для отдельного разговора. Я говорю об открытой вражде меж 2-мя сторонами.
Люди по собственной природе не стальные, и для того, чтоб поругаться, им многого не нужно. Понимаете, как бывает: региональный менеджер ненамеренно выливает кофе на отчет, а офис-менеджер, которого шеф с самого утра «накрутил» из-за этого самого отчета, вспыхивает, именует регионального «придурком», тщательно объясняя, откуда у него руки вырастают. Менеджер в долгу не остался и… Слово за слово, в конечном итоге — скандал. НО! Для большинства людей противоестественно вести долгие «боевые действия». И, вероятнее всего, через некое время кто-то из участников конфликта принесет свои извинения, либо сам инцидент забудется.
Если никто не вмешивается в конфликт и не подливает масла в огнь, то даже в случае большой обиды он равномерно сойдет на нет. Может быть, дела незначительно охладеют, но даже в худшем случае люди постараются избежать конфликтов. Кто-то произнесет: «А как быть в случае ужасного предательства, в итоге которого человек растерял все — убийство близких, к примеру? Такое много раз описывалось в романах и показывалось в фильмах. Встречный вопрос: как нередко вы встречаете такое в собственной жизни? Предлагаю бросить это на совести романистов и сценаристов. Для их драматизм – залог удачных продаж.
Жизнь — это не роман и не кино – простите за избитую сентенцию. Осознаете, в реальной жизни по-настоящему злых людей с очень неплохой памятью намного меньше, чем кажется. Для того, чтоб конфликт меж 2-мя людьми стал перманентным, кто-то 3-ий должен интенсивно поддерживать вражду.
Приведу пример — последний случай из моей практики. Разгорелась серьезная вражда меж директором департамента персонала и коммерческим директором. Дошло до открытых выпадов на утренних координациях, несколько раз дело доходило до откровенно бабских склок.

Коммерческий: «Она грубая и неблаговоспитанная, я не могу работать с человеком, который не умеет себя вести, говорит на завышенных тонах, хлопает дверью, ведет себя надменно. Я ей не девченка!»
Директор департамента персонала: «Да я с ней не буду работать, я ее просто вытерпеть не могу. Вы лицезрели, в чем она прогуливается?! А ее прическа? Ужас! Она на хоть какой вопрос отвечает фырканьем. Будет мне еще всякая здесь фыркать!».
Меня всегда поражает, когда умные, удачные люди в неких актуальных ситуациях ведут себя как малыши либо дети. Данная ситуация стала откровенно мешать продвижению консалтингового проекта. Пришлось вмешаться. Начали выяснять природу конфликта. Первым был коммерческий директор;
— Ирина, в чем дело?
— А она… а я… да будет тут… да всякая… — праведный гнев в очах, подбородок высоко поднят.
Думаю, не стоит упоминать тут все, что она мне тогда произнесла. Для вас будет скучновато. Я отдал ей выговориться. Никогда не прерываю человека в таких ситуациях. Все, что человек гласит, я всегда пристально слушаю. Это принципиально.
Минут через пять-шесть Ира выдохлась и пошла на 3-ий круг — перечисление грехов оппонента , но уже без огонька. В тот момент, когда человек выговорился и запал иссяк, он осознает, что как минимум половина обвинений, мягко говоря, не соответствует правде, а продолжает он просто для того, чтоб быть правым.
— Ирина, я тебя сообразил, — приостановил я ее. — А что непосредственно она делает некорректно? Не совладевает с работой?
— Она не подходит на роль директора по персоналу!
— Это я сообразил. А что непосредственно она делает некорректно? Только давай без общих фраз. Только факты. К примеру: Она не закрывает вакансии либо еще чего-нибудть в таком духе.

— Ну да, не закрывает!
— А какие?
— Ээ… Дело не в этом. Я не желала гласить, э-э-э… Помните, мы поздравляли парней на 23-е? Вечерком она, в мое отсутствие, опьяненная зашла в мой департамент и начала критиковать меня перед моими менеджерами. Какое она имела на это право? Дрянь такая!
— Ты сама это слышала?
—Нет.
— А кто для тебя это произнес?
— Э…. Не принципиально. Дело не в этом, а в том, что она подрывает мой авторитет перед подчиненными!
— Ирина! — Добавил я жесткости. – Дело конкретно в этом! Ты обвиняешь человека в должностном проступке и делаешь это с чужих слов. Обвиняешь, не давая способности оправдаться!
Я сказал ей о законе третьей стороны. После этого снова спросил, кто ей произнес о случившемся.
— Ну, главный бухгалтер. А ей поведала Берестова Настя. (Берестова Анастасия работала начальником отдела кадров в департаменте персонала). Она была вкупе с Натальей и все слышала. Она поведала главбуху, а та мне.

Я набрал внутренний номер департамента персонала:
— Наталья Александровна, зайдите ко мне, пожалуйста, очень нужно. И Берестову захвати.
— Да Вы что?! — Вскочила Ира Александровна. — Для чего?!!! Да как?!.. Я меж нами… А вы..! Я пошла!…
— Ирина, сядь. Пожалуйста. Я могу и в кабинете генерального встречу организовать. С такими вещами нужно разбираться раз и навечно. Мыслить головой в последующий раз с Натальей будете!
В кабинет зашли Наталья Александровна и Берестова.
Лицезрев в кабинете коммерческого, Наталья Александровна приметно напряглась. Пропустила вперед Берестову и встала в дверях сложив руки на груди. С нее в этот момент можно было ваять скульптуру «Непримиримая».
— Наталья Александровна, присядьте, пожалуйста. Здесь вот какое дело. Вы в конце рабочего денька 23-го февраля заходили в отдел продаж?
— Да, входила. Я всегда в конце рабочего денька кабинет обхожу. Мы с Настей были. Зашла, спросила, когда они кончают, напомнила, чтоб окна не запамятовали закрыть. А что?
— Вы критиковали перед менеджерами Иру Александровну?
Краем глаза я следил за Берестовой. Ее шейка и декольте пошли пятнами. Она поджала губки, глаза стали колющимися.
— Делать мне больше нечего! У меня, естественно, есть мировоззрение о профессионализме Иры Александровны, как коммерческого директора, но не с ее же менеджерами это дискуссировать!
— Ира Александровна! Вы успеете высказаться, — приостановил я коммерческого, чуть та приоткрыла рот.
— Да пусть гласит, что она…
— Наталья Александровна! Хватит! Ведите себя как мастера! Настя, — оборотился я к Берестовой, — Вы, слышали, как Наталья Александровна критиковала Иру Александровну? Расскажите, пожалуйста, что конкретно она при всем этом гласила.
Берестова молчала, прикусив нижнюю губу.
— Поведайте нам то, что вы гласили главному бухгалтеру. Либо вы ничего не гласили Ольге Васильевне, и нам нужно спрашивать менеджеров по продажам?
Берестова резко встала, бросила на меня свирепый взор. Ее рот исказила злая гримаса.
— Я не должна перед вами отчитываться! Я что, плохо работаю?! Я наилучший спец! Я не должна посиживать здесь и слушать всякую чушь! Ваша идиотическая система управления никому тут не нужна! Люди уже увольняться собираются! Скоро некоторому будет работать! Меня всюду с руками оторвут! Она стремительно развернулась и выскочила из кабинета.
У обеих оставшихся дам были круглые глаза и немного отвисшие челюсти.
Наталья Александровна оборотилась ко мне: – Что это было?
Я поглядел на коммерческого, у той в очах появилось осознание ситуации.
— Девицы, по-моему, для вас нужно побеседовать.
После получасового обсуждения выяснилось, что Берестова «открыла глаза» не только лишь Ире Александровне. Она также раскрыла «козни» Иры Александровны директору по персоналу. Говоря обычным языком, Берестова стравила обоих.
Я не скажу, что после разрешения конфликта меж этими дамами вспыхнула величавая дружба. Нет, уж очень различные они люди. Но конфликт завершился. И дела опять стали проф. А Берестова в тот же денек написала заявление об уходе по собственному желанию.
На последующий денек я побеседовал с Директором по персоналу:
— Наталья, это твой прокол. Ты как директор по персоналу не должна была вестись на провокации. Должна была разобраться в ситуации и побеседовать откровенно с Ирой, узнать у нее, правда ли то, что поведала для тебя Берестова. Разбираться в схожих вещах и пресекать развитие конфликтов посреди персонала — твоя ровная обязанность. Ты отвечаешь за атмосферу в коллективе. На будущее, если ты видишь, что конфликт существует без очевидных, понятных для тебя обстоятельств и, не глядя на все твои усилия, он не разрешается, ты должна знать, что за таким конфликтом стоит кто-то 3-ий. Разбирайся сходу и до конца. Не смущяйся устраивать очные ставки. Не страшись задеть чьи-то чувства. Сотрудники должны знать, что неважно какая попытка стравить кого-либо непременно станет очевидной.
— Да кто мог представить что Настя…
— Наталья…
— Да сообразила я, сообразила!
Схожим образом я разрешал конфликты не один раз. Когда вы столкнетесь с схожей ситуацией, попытайтесь применить на практике способ «Закон третьей стороны». Кстати, он работает и в домашней жизни.