В согласовании с Трудовым кодексом заключить соглашение о коллективной вещественной ответственности может быть подписать меж работодателем и всеми членами коллектива (бригады) (ст.245 ТК РФ).
Если один из работников не согласен подписывать соглашение, то в данном случае по смыслу статьи Двести 40 5 ТК РФ соглашение о коллективной вещественной ответственности заключить нельзя.
Постановлением Минтруда Рф от дата N Восемьдесят 5 утверждена типовая форма контракта о коллективной (бригадной) вещественной ответственности.
В согласовании с пт Три Типовой формы контракта о полной коллективной (бригадной) вещественной ответственности, утвержденной Постановлением Минтруда Рф N Восемьдесят 5 управление коллективом (бригадой) возлагается на управляющего коллектива (бригадира).
На работодателе лежит обязанность по обеспечению соответствующих критерий для хранения имущества, вверенного работнику, также по установлению размера причиненного ему вреда и причину его появления (статья Двести 40 семь ТК РФ).
В силу ст. Двести 40 семь Трудового кодекса РФ до принятия решения о возмещении вреда определенными работниками работодатель должен провести проверку для установления размера причиненного вреда и обстоятельств его появления.
Из содержания статей 244, Двести 40 5 ТК РФ, также из типовой формы контракта о коллективной (бригадной) вещественной ответственности, утвержденной Постановлением Минтруда Рф от 30 один декабря Две тыщи два N 85, следует, что для установления полной вещественной ответственности работодателю нужно заключить с членами коллектива (бригады) единый контракт.
Если работник отрешается подписывать соглашение о коллективной вещественной ответственности, то в данном случае соглашение о коллективной вещественной ответственности будет признано незаключенным.

В Апелляционном определении Ярославского областного суда от 28 Сентября 2012 по делу N 33-5164/2012 трибунал установил, что контракт о коллективной вещественной ответственности подписан со стороны коллектива только ответчиком, подписи других членов коллектива в договоре отсутствуют. Судебная коллегия не согласилась с резоном жалобы представителей истца о том, что лист ознакомления других членов коллектива с контрактом о полной коллективной вещественной ответственности значит факт подписания членами коллектива самого контракта. Обозначенный резон жалобы противоречит положениям ст. Двести 40 5 ТК РФ. В итоге трибунал отказал в иске о возмещении вреда.
В добровольческом порядке с сотрудника можно взыскать вред, который не превосходит его среднемесячного заработка. Для этого работодателю необходимо издать распоряжение (приказ) не позже 1-го месяца со денька, когда был установлен размер вреда, а не со денька, когда он был причинен (ч. 1-ая ст. Двести 40 восемь ТК РФ).
В согласовании со статьей 100 30 восемь Трудового кодекса РФ общий размер всех удержаний, производимых из зарплаты работников, не может превосходить 20%, а в случаях, предусмотренных федеральными законами, — 50% зарплаты, причитающейся работнику. При удержании из зарплаты по нескольким исполнительным документам за работником во всяком случае должно быть сохранено 50% зарплаты.
Если работник отрешается компенсировать вред, его можно взыскать в судебном порядке. Но практика в отношении взыскания вреда противоречива.
К примеру, в Апелляционном определении Оренбургского областного суда от 10 Января 2013 по делу N 33-83/2013(33-8177/2012) трибунал отказал в ублажении исковых требований о взыскании недостачи. По воззрению арбитров, сам по для себя факт недостачи не является основанием для возложения на ответчиков вещественной ответственности, так как вещественная ответственность наступает только за виноватые деяния. Доказательств наличия виноватых действий представлено не было, таким макаром истец не обосновал персональную вину ответчиков в образовании недостачи, также наличие определенной недостачи у каждого из ответчиков.
В Апелляционном определении от 11 Мая 2012 N 33-3962/12 трибунал также не усмотрел безусловных доказательств, отвечающих требованиям относимости и допустимости, подтверждающих причиненный вред в заявленном размере в итоге действий ответчиков. Трибунал установил, что из представленных в материалы дела актов принятия и списания продуктов, инвентаризационных описей ТМЦ, нереально разграничить ответственность каждого работника в причинении вреда.
Но имеется и обратная практика в пользу работодателя. Так, в Определении Столичного городского суда от 2 Апреля 2012 по делу N 11-2095 трибунал указал в решении, что работник в согласовании с действующим трудовым законодательством РФ должен компенсировать работодателю причиненный вред.
Аналогичный вывод изготовлен в Определении Столичного городского суда от 22 Ноября 2010 по делу N 33-36258. Трибунал удовлетворил иск о возмещении вреда по договору о полной вещественной ответственности, потому что ответчиком в судебном заседании не представлено доказательств, свидетельствующих об отсутствии его вины в недостаче вверенного имущества.
Так как на основании ст. Двести 40 три ТК РФ вещественная ответственность в полном размере причиненного вреда возлагается на работника в последующих случаях:

  1. когда в согласовании с ТК РФ либо другими федеральными законами на работника возложена вещественная ответственность в полном размере за вред, причиненный работодателю при выполнении работником трудовых обязательств;
  2. недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного контракта либо приобретенных им по разовому документу;
  3. предумышленного причинения вреда;

В других случаях, установленных законодательством, то в суде работодатель должен обосновать ответственность работника в причинении предумышленного вреда.